Экспертиза
Общество
Фото: из личного архива эксперта

Носители книжной культуры: от глиняной таблички до электронной книги

Повсеместно проникающая в нашу жизнь цифра не обошла стороной и книгоиздание. Все чаще бумажные книги стали уступать электронным форматам. По данным опроса ВЦИОМ, 71% россиян сегодня читают книги с экранов тех или иных гаджетов. О том, какая судьба ждет бумажную книгу, в чем принципиальное различие форматов чтения и какова краеугольная проблема современного книгоиздания — в комментарии Дмитрия Гасина, книжного обозревателя, сотрудника издательства «Время».

Итак, сегодня активно обсуждается переход с бумажного формата книги на цифровой. На мой взгляд, никакого противостояния между этими типами чтения не наблюдается: у каждого формата есть своя аудитории. Уже не первый раз в истории человечества книга переходит с одного носителя на другой. С глубокой древности люди писали на разных материалах, и книгами тогда являлись не те предметы, которые сейчас привычно стоят у нас на полках. Это были глиняные таблички, затем папирус, пергамент, первые вручную иллюстрируемые книги — «кодексы» и, наконец, современное печатное книгоиздание. Каждый раз этот переход проходил довольно мучительно, сопровождаясь многочисленными опасениями и жалобами на то, что новый носитель книжной культуры не сможет отвечать каким-то чаяниям и надеждам тех, кто читает книги и создает их. Сейчас мы наблюдаем то же самое.

Безусловно, электронная книга когда-нибудь вытеснит печатную в специфические ниши, где та, разумеется, останется навсегда как артефакт человеческой культуры. Это не только музеи и коллекционные собрания ценителей древности — это, прежде всего, эстетика. Взгляните на любой архитектурный памятник: пилястры, колонны, капители — функционально эти элементы стиля не нужны, но они несут весомую смысловую нагрузку, это часть нашей культуры. Аналогии можно провести из разных областей: например, история костюма. Мы же носим галстук: он не согревает, не является функциональным предметом одежды, однако это не просто статусная вещь — это часть гардероба, несущая эстетическую и смысловую нагрузку. Точно так же и бумажные книги станут частью эстетической культуры будущего.

Кроме того, у печатной книги есть важная специфическая роль: до сих пор никому еще не удавалось при помощи гаджетов эффективно приучить ребенка к чтению, приобщить его к книжной культуре, добиться внимания к тем художественным произведениям, которые мы считаем ценными. Наше сознание биологически устроено таким образом, что движущиеся элементы контента привлекают его с самого раннего детства, еще до обучения устной речи и, тем более, чтению. С гаджетом в руках ребенок мгновенно переключается на игровую деятельность, и текст на экране интересует его только в качестве сопровождения этой игры: например, реплики персонажей, комментарии и т.д. В этом процессе не происходит приобщения к книжной культуре как к текстовому виду искусства. Современный ребенок буквально с первых месяцев жизни приобщается к среде, которую создает визуальная культура. Мы живем в эпоху торжества визуальных видов искусства, активно вытесняющих книгу. Но не стоит забывать, что именно текст лежит в основе всей нашей цивилизации — это фундаментальное явление. Любая игра, шоу, компьютерный продукт — это в основе своей сценарий, роспись по эпизодам, синопсис, раскадровка, сопровождающаяся текстовыми комментариями. Речь и мышление неразделимы. Разумеется, у нас есть эмоциональный, образный тип мышления, но построение общества и цивилизации, создание всех технических достижений человечества — это заслуга типа мышления, связанного с речью. И до тех пор, пока мы говорим и понимаем живую речь, будет существовать литература — искусство, созданное при помощи языка, — и книга как носитель этого искусства.

Возникновение и совершенствование современной бумажной книги исторически охватывает период как минимум в несколько веков, и плавный переход от бумажного носителя к цифровому займет, вероятно, не одно десятилетие. То есть в ближайшей перспективе нас это не должно волновать. Почему же столько разговоров об этом? Безусловно, важную роль здесь играет экономический аспект происходящего. Мы привыкли к тому, что книжная культура представляет собой еще и прибыльный бизнес: книга постоянно приносила доход и расширяла свои возможности и охват аудитории. Сейчас же эта тенденция изменилась: бумажная книга находится в состоянии затяжного кризиса, ей уделяется все меньше внимания в массовой культуре, в государственной и экономической сферах. И если культура чтения будет исчезать на наших глазах, мы очень многое потеряем.

В печатной книге каждый элемент, каждая деталь вырабатывались столетиями. Со времен Гуттенберга и сам формат книги, и все ее составляющие оттачивались и доводились до совершенства. Электронная книга теряет часть этих функциональных элементов: там свободная верстка, позволяющая все подстраивать под свои нужды, совершенно другая работа с текстом — гипертекст. Необходимо учитывать, что гипертекст — это абсолютно новый тип существования информации, позволяющий колоссально ускорить работу с ней. Здесь тоже возможна историческая параллель. Когда книга от формата свитка перешла к кодексу, было сделано гениальное изобретение, отсутствовавшее в первых версиях книги в виде кодекса, — это оглавление. Раньше, чтобы найти нужное место в произведении античного автора, приходилось перематывать свиток с одного места на другое, а папирусные свитки зачастую были многометровыми, и искать приходилось очень долго. Этим занимались специальные слуги и библиотекари. Когда же в кодексе появилось оглавление, это стало революцией, поиск необходимой информации невероятно ускорился, что перевернуло всю работу с книгой. То же произошло, когда книга перешла в электронный формат. Сейчас везде есть контекстный поиск — это альфа и омега любой работы с текстом, им пользуются все без исключения. Появились поисковые системы, искусственный интеллект, который все шире заявляет о себе, — то есть цифровое будущее книги связано не только с переходом с бумаги на экран любого типа, оно содержит в себе гораздо более глубинные вещи.

Если же говорить о современном книгоиздании в России, эта сфера, как и многие другие отрасли экономики, переживает некоторый кризис. Но экономические вопросы решаемы, а вот переломить ситуацию, связанную с отношением к книге в массовой культуре и в СМИ, не удастся усилиями отдельных издателей и авторов. Дело в том, что книга не сама по себе существует, она должна быть встроена в культурную и общественно-социальную жизнь страны. А сейчас наблюдается постепенная, очень медленная и незаметная, но неуклонная изоляция книги от этого культурного поля. Ею практически не занимаются СМИ — как электронные, так и бумажные. В очень немногих изданиях есть книжные обзоры и публикации, посвященные не только юбилейным событиям, а повседневному литературному процессу. Этого явно недостаточно. Особенно ярко это заметно на телевидении, которое вообще забыло, что есть такой процесс, как чтение, за исключением разве что телеканала «Культура» и отдельных передач на кабельных и специализированных каналах.

Такого рода проблемы не решаются административными мерами, это очень сложный процесс, в который должны включиться как частные инициативы, малый бизнес, книготорговая отрасль, так и государственные структуры, которые создадут возможность для того, чтобы СМИ все-таки вспомнили о книге, чтобы появилось больше журналистов, профессионально связанных с литературной критикой, чтобы профессия книжного обозревателя перестала быть чем-то несолидным, маргинальным. Хотелось бы, чтобы современные массмедиа все-таки интересовались не только литературой, которая требует к себе внимания по идеологическим соображениям, но и вещами, казалось бы, необязательными: детской литературой, поэзией, современными переводными авторами и т.д. Без этого не может существовать нормальный «обмен веществ» в теле мировой культуры, а включенность в эту среду совершенно необходима и не должна зависеть от конъюнктуры современности.

Чтение — важнейшая деятельность любого образованного человека. Практически не существует высокооплачиваемой профессии, которая не предполагает освоения большого количества текстов — в самом ли процессе работы, в ходе ли обучения этой профессии и повышения квалификации. Чтение — это то, что развлекает нас, обучает, поддерживает на плаву каждую семью, каждый коллектив, каждого специалиста. Чтение — это то, что жизненно важно для существования страны в будущем.

 

Больше комментариев экспертов — в дискуссии «Бумага vs цифра: меняется ли культура чтения в России?».

Тематический каталог

Эксперты ВЦИОМ могут оценить стоимость исследования и ответить на все ваши вопросы.

С нами можно связаться по почте или по телефону: +7 495 748-08-07