Событие
Фото:

Почему в Думе нет партии бизнеса?

Такая партия стала бы ценным приобретением для нашей политической системы

“Снизить инфляцию и повысить доходы!” – вот главный экономический запрос людей сегодня. За ним идёт запрос на новые (конечно, высокооплачиваемые и престижные) рабочие места. Остальные требования экономического характера высказываются на порядок реже. Снижение налогов, административных барьеров, коррупции в регулирующих и проверяющих органах и прочие лозунги, близкие бизнесменам, для обычных людей не очень актуальны. Потому что слой бизнесменов и предпринимателей в России невелик и составляет 2-3 млн. человек, то есть меньше 3% от общего числа избирателей. Получается, что «партия бизнеса», даже собрав под свои знамена всех предпринимателей, не может рассчитывать на прохождение пятипроцентного барьера.
Впрочем, устроен наш бизнес так, что собрать в одной партии его весь невозможно в принципе. Основную часть ВВП в России создают госкомпании и «пост-олигархи» - владельцы гигантских частных конгломератов, дальше идет небольшой слой средних предпринимателей, еще ниже – миллионы малых и микробизнесменов. Независимой политической активности от высшего - самого богатого и могущественного - слоя бизнеса в наших условиях ожидать не стоит: они решают свои задачи и проблемы совершенно другими инструментами и публичное политическое представительство для них избыточно. 

Идея создания бизнес-партии может родиться только в среднем слое бизнеса – тут есть энергия, соответствующий интерес, необходимые ресурсы. Эти люди еще не «забронзовели» и сосредоточены не только на защите уже нажитого, но и на развитии. Они хотят расти и расширяться, но прямых «ходов наверх», к государству, им не хватает. Однако их инициативы получат шанс на реализацию только если её поддержат мелкие предприниматели – это необходимая масса, из которой можно создать разветвленную партийную сеть, дойдя до каждого региона.

Но даже построить такую сеть и насытить её средствами (деньги – кровь политики!) недостаточно для того, чтобы преодолеть пятипроцентный барьер. Чтобы этого добиться, нужно привлечь под знамена бизнес-партии более или менее массовые группы, которые сейчас бизнесом сами не занимаются. 

Кто это может быть? 
Во-первых, молодежь, значительная часть которой сама задумывается о собственном деле и видит своей ролевой моделью успешных бизнесменов. Правда, их представления о бизнесе сильно смещены в пользу цифрового и виртуального предпринимательства.
Во-вторых, та часть активного населения среднего возраста, которая понимает и принимает ценности экономического роста. И, возможно, задумывается и о том, чтобы «перестать работать на дядю» и начать – на себя. В-третьих, так называемые «самозанятые», в основном работающие в «сером» секторе и не платящие налогов, но всеми силами подталкиваемые государством к тому, чтобы «выйти из сумрака». За этот выход на свет придется заплатить, и немало, так что у этого слоя возникает интерес поддержать партию, борющуюся против налогового пресса и за общую дебюрократизацию.

Итак, ценности экономического роста, которые поднимет на щит бизнес-партия, должны концентрироваться вокруг расширения потребительских возможностей людей, возможности быть независимым, работать на себя, жить хорошо и свободно, не зависеть от других и от государства. Это привлекательный комплекс неолиберальных идей, который может объединить значимую часть общества – до 20-25% избирателей. Правда, чтобы взять хотя бы треть от такой аудитории, партии придется определиться с позицией и по другим, не чисто бизнесовым вопросам. То есть – определиться с идеологией.

И тут возникает опасная зона, в которой обычно и гаснут попытки бизнеса организоваться политически. Выльется ли либерализм в экономике – в космополитизм и глобализм в политике? Или это будет национальный либерализм, то есть «партия отечественного товаропроизводителя»? При всей условности оппозиции национальное\глобальное в современной экономике этот вектор имеет огромное значение именно для электоральной политики. 
«Поворот не туда» на геополитическом поле похоронит любую бизнес-партию, что уже не раз происходило. На мой взгляд, даже преувеличенно ура-патриотический настрой в стиле Владимира Вольфовича сегодня даст бизнес-партии больше голосов, чем призыв вернуться в мифический «общий дом европейской цивилизации». 
Главный водораздел в российской политике еще долго будет проходить по линии «за\против Путина», и быть «над схваткой» тут не получится. Точнее, получится, но как у «Яблока», без всяких шансов на реализацию имеющегося потенциала. Успешным может быть только выбор «За, но…» - то есть такой, какой сделали КПРФ, ЛДПР и СР. Поддержка политика номер один в сочетании с критикой текущего курса по отдельным темам\вопросам – сегодня единственный выбор для партии, которая не хочет остаться за бортом Думы. 

Отвечая на вопрос ВЦИОМ о причинах величия нашей державы, россияне говорят прежде всего о её военной мощи, авторитете президента, успехах в спорте, культурном наследии… Экономические достижения появляются только на седьмом месте, а про уровень жизни не сказал никто! Между тем самой популярной из целей, к которым наша страна должна стремиться в XXI веке, является «быть одной из 10-15 экономически развитых и политически влиятельных стран мира». А признаками великой державы считаются прежде всего развитая экономика и высокий уровень жизни населения. Превратить Россию в великую экономическую державу – весьма амбициозная задача, органично соединяющая интересы предпринимателей и широких слоев общества.

Но есть ли в сегодняшней России персоны, способные такую партию возглавить? В российском бизнесе ярких лиц немало. Но проблема скорее в том, что эти люди в основном не умеют видеть в людях кого-то еще, кроме работников или покупателей. Автоматический перенос в политику бизнес-стиля – особенно нашего, отечественного, известного жесткостью и бескомпромиссностью – обычно контрпродуктивен. Но и мягкий лидер-медиатор, привыкший решать сложные вопросы кулуарными консультациями и переговорами, стать лицом бизнес-партии не может.

Есть еще две системные проблемы, нерешенность которых сильно ограничивает шансы любой бизнес-партии на успех. Первая - ограниченность полномочий Думы, её слабое влияние на принятие решений. Бизнесмены – люди прагматичные, зачем им впрягаться в воз, который не едет? Вторая - в нашей огромной и очень разной стране построить сильную партию действительно сложно по самым разным причинам. И мы совершенно неслучайно видим бизнесменов в списках ЕР, КПРФ, ЛДПР и СР…

Возможности для построения «партии бизнеса» в России существуют. Это сложное, дорогое и отчасти неблагодарное дело, но у него есть шансы на успех. Браться или нет – вопрос конкретного расчета, в котором бизнесмен по определению должен быть силен. Большинство из них, вероятно, и дальше предпочтут покупать места в списках, а не вкладываться в собственную партию. Но целостная бизнес-партия, которая открыто возьмет на себя защиту интересов отечественного предпринимательства и продвижение ценностей продуктивности и экономической эффективности, была бы ценным приобретением для нашей политической системы.

Тематический каталог

Эксперты ВЦИОМ могут оценить стоимость исследования и ответить на все ваши вопросы.

С нами можно связаться по почте или по телефону: +7 495 748-08-07