Лента экспертов

06.03.2017
Лица VII Грушинской конференции: интервью с Валерием Федоровым

"Предлагаю всем использовать по максимуму возможности Грушинской конференции – активно и открыто общаться с коллегами, даже не очень «удобными», ставить острые и актуальные вопросы, спорить и убеждать. Тем самым - работать не столько на свою компанию, но и на индустрию в целом. И в конечном счёте - на нашу большую страну. Поверьте: она в нас, в нашей работе – очень нуждается! "

Валерий Валерьевич, Вы с Грушинской конференцией с самого начала. Первая конференция прошла в 2010 г. по инициативе ВЦИОМ и при участии Московского Государственного Института Международных Отношений (МГИМО-У) и Международного исследовательского агентства «Евразийский Монитор». Сегодня на старте уже седьмая конференция. Как Вы в целом оцениваете тот путь, который уже прошла Грушинка, и какой видите ее перспективы?

Мы с самого начала её задумывали не как узко корпоративную, то есть сугубо ВЦИОМовскую, а как общеиндустриальную. Цель была объединить все российские организации - компании, университеты, академическое сообщество для обсуждения актуальных проблем исследовательской индустрии. Мне кажется, это удалось. Динамика очень впечатляющая, с каждым годом у нас больше мероприятий, сами они становятся интереснее, больше представляется новых книг, методических руководств, больше видных деятелей мировой исследовательской индустрии нас посещают.

Мне кажется, инерцию мы очень хорошую задали. Более того, с прошлого года конференция не сама по себе проходит, а является частью более крупного события - Российской исследовательской недели. И есть уверенность, что она действительно превратилась в событие №1 в индустрии. Это, что мы и планировали в далёком теперь уже 2009 году.

Тема конференции 2017 года «Навстречу будущему. Прогнозирование в социологических исследованиях». Почему Вы остановились именно на ней, почему именно сегодня?

Последние несколько лет мир находится в зоне сильной турбулентности. Позитивная инерция глобализации, стартовавшей на рубеже 80-х- 90-х годов прошлого века, очевидно, исчерпалась. Происходит поворот к чему-то новому, но к чему - ещё не понятно. Индикаторы этого поворота – события, которые в прежней парадигме казались невозможными. Скажем, к власти в Соединённых Штатах пришёл не представитель политического истеблишмента, а маргинал и популист Дональд Трамп. Великобритания – один из столпов Европейского союза – с грохотом хлопнула дверью в него. Евросоюз, который всеми считался моделью будущего мирового государства, испытывает жесточайший кризис. Постсоветское пространство лихорадит уже давно. Арабская весна взорвала Ближний и Средний Восток…

В общем, такое впечатление, что мир потерял ориентиры. Знаменитый прогноз Фукуямы, что история кончилась, и дальше наступает либерально-демократический гомеостаз, с позиций сегодняшнего дня выглядит уже просто глупо, а смешно.

Но… Что же дальше, что за поворотом? Многие пытаются на этот вопрос ответить, но пока эти попытки не слишком удовлетворяют. Спрос ведь на прогнозы и предсказания растёт именно в поворотные моменты, когда возможности верно предсказать что-то не увеличиваются, а наоборот, резко сокращаются. То есть мы видим дисбаланс между растущим спросом на прогнозы и довольно слабым предложением.

В такой ситуации исследовательская индустрия – это ровно тот источник, из которого могут исходить обоснованные прогнозы. Не просто пророчества, основанные на сверхчувственной интуиции отдельных визионеров, а прогнозы научные, сделанные на основании огромного массива данных исследований, который продуцирует наша индустрия.

Как делать эти прогнозы точнее? Где останавливаться в прогнозировании - есть ли какая-то граница, за которую переходить не стоит? Может, нужно теснее объединяться, интегрироваться с представителями других дисциплин, возможно, с заказчиками, с клиентами, возможно, со средствами массовой информации? Вопросов масса. Поэтому прогнозирование в исследовательской индустрии - тема давно назревшая, суперактуальная, интересная. VII Грушинская конференция должна дать новый толчок развитию прогнозирования в России в целом, и в индустрии исследования общественного мнения и рынка в частности.

Валерий Валерьевич, предыдущие участники проекта имели возможность задать вопрос следующему хэдлайнеру конференции. А мы решили некоторые из них задать еще и Вам – как председателю Программного комитета Грушинской конференции на протяжении уже 7-ми конференций.

Итак, вопрос от Ларисы Паутовой: «Какой вы видите Грушинскую конференцию через два года? Куда летит наш паровоз?»

Я думаю, что формат конференции уже более-менее определился, радикальных изменений ожидать не стоит, но есть важные дополнения, три акцента, на которых, мне кажется, стоило бы сосредоточиться.

Итак, первый акцент. Любая индустрия, чтобы непрерывно совершенствоваться, должна иметь механизмы выделения и награждения лучших передовиков, флагманов, предъявлять их сообществу, чтобы на них ориентировались другие. Поэтому, очевидно, назрела потребность в общеиндустриальной премии. Такой, какая есть у индустрии маркетинговых услуг – «Серебряный Меркурий», у индустрии связей с общественностью – «Серебряный лучник», индустрии политконсалтинга – «Гамбургский счет». Конечно, такая премия должна появиться и в исследовательской индустрии. Я буду счастлив, если площадкой для нее станет Грушинская конференция.

Второй акцент – это гораздо более глубокая интеграция между заказчиками и исследователями. С самого начала мы заявляли взаимодействие в треугольнике «общество – исследовательская индустрия – заказчики» как отличительную черту Грушинской конференции, то что выводит проект за пределы только нашего профессионального сообщества, позволяет наладить более тесное взаимодействие с другими сообществами. Очевидно здесь есть огромные резервы. Наша задача - активнее привлекать заказчиков из государственных органов, бизнеса, третьего сектора. Вместе с ними сподручнее обсуждать практические возможности, искать пути совершенствования нашей индустрии, позволить ей эффективнее решать задачи, которые перед нами ставит общество и заказчики.

И третий акцент: мы должны двигаться в сторону интернационализации конференции, превращения Грушинки из преимущественно российской - в конференцию, которая объединяет лучшие умы исследовательской Евразии, всего постсоветского пространства. Думаю, для этого у нас тоже есть все возможности.

Спасибо. Александр Шашкин спрашивает: «Какой могла бы быть тема следующей Грушинки? И кто ключевые специалисты в России (а идеально в мире) по этой теме?»

На этот вопрос у меня пока нет ответа. Как правило, тема каждой конференции формируется программным комитетом в течение примерно 5-6 месяцев после завершения предыдущей конференции, и всегда идут горячие споры. Обычно первое предложение делает наш ведущий «криэйтор» - Игорь Задорин. Оно провоцирует дискуссию, которая занимает месяцы, редко когда недели. Побеждает обычно ровно та тема, которая назрела, и отчасти, может быть даже, перезрела, а потому требует обсуждения и вызывает острый интерес у участников рынка. О теме следующей конференции, я думаю, можно будет определённо сказать уже в августе-сентябре 2017 года.

Кстати, пользуясь случаем, прошу всех читателей этого интервью написать свои предложения по теме следующей Грушинки бессменному руководителю нашего Оргкомитета – Наталье Седовой (nnsedova@wciom.com), мы с благодарностью и вниманием их рассмотрим и учтем.

Сергея Хайкина волнует представительство на конференции регионов. Как это представительство увеличить, поддержать?

Конференция носит открытый характер, у нас в числе спикеров много представителей регионов – Владимир Звоновский, Василий Токарев и другие. Есть очень сильный партнёр конференции - Ассоциация «Группа 7/89», которая состоит из региональных исследовательских центров; она собственные мероприятия проводит, её участники работают на других панелях и сессиях. Наконец, наша конференция проходит на базе РАНХиГС, которая обладает большой филиальной структурой, и социологи из сети РАНХиГС - также непременные и многочисленные участники наших мероприятий.

Кроме того, есть и ещё один интересный формат – удалённые секции конференции. Пока только одна работает, но зато уже не первый год – это конференция в Вологде, проводимая местными коллегами из академического сообщества. Я думаю, это формат, который нуждается в анализе и осмыслении, и, вполне возможно, в развитии и тиражировании в других регионах.

Еще один вопрос от Сергея Хайкина: «Мы к нынешней Грушинской конференции начали готовиться уже давно, практически сразу после окончания предыдущей. То есть Груша у нас идет в режиме non-stop. Так может и сделать ее таковой официально? Может быть, создать онлайновую Грушинскую конференцию, к которой люди могут подключиться в течение года, и на которой себя смогут проявить и начинающие исследователи и регионы?»

Мне кажется, что конференция – это всё-таки «ивент», т.е. событие, ограниченное во времени и пространстве, а не бесконечный процесс, и этим она ценна. Моё личное мнение, что Грушинская конференция должна оставаться очной. Сейчас она проходит в режиме двух дней, может быть, придется расширить её через какое-то время до трёх. Но магистральное направление развития несколько иное: постепенно формируются предпосылки для создания новой профессиональной организации. Возможно, это будет какая-то специфически российская организация. Или российский, а может, и евразийский филиал одной из мировых профессиональных организаций - пока трудно сказать. Есть, конечно, много сомнений, ограничений. Создавать ещё одну организацию просто потому, что кому-то захотелось, не стоит. Уже ведь есть в России немало организаций социологический, и каждая из них имеет свою специфику, нишу. Но шаги в этом направлении уже делаем, и, я думаю, в течение года-двух эта идея кристаллизуется. Вполне возможно, на следующей Грушинской конференции мы уже предложим создать такую организацию.

Наш молдавский коллега Ион Жигэу оценивает роль российской социологии достаточно высоко. Он много читает на русском (в том числе и переводы на русский). Его вопрос адресован непосредственно Вам: «Какие книги переводятся и будут переводиться ВЦИОМом? И что вообще нового и интересного есть в русскоязычной профессиональной литературе?»

На этой конференции мы (ВЦИОМ) представим несколько переводных изданий. Например, будет книга Кристиана Вельцеля «Рождение свободы». Будет очередной перевод материалов американской ассоциации исследователей общественного мнения AAPOR – об оценке качества опросов и о социальных медиа в исследованиях общественного мнения, очень актуальный и ценный для наших социологов. Заявим и о готовящемся первом переводе на русский язык книги Джорджа Гэллапа «Пульс демократии». Будут издания Фонда «Общественное мнение», в том числе переиздание Вилларда Бринтона  «Графическое изображение фактов». В общем, это уже такая традиция, когда к очередной Груше выходят переводы ведущих зарубежных социологов.

Что касается публикации отечественных исследователей, мне говорить сложнее, потому что я сугубый эмпирик и к социологической теории, увы, имею довольно мало отношения. Но мы, например, во ВЦИОМ, готовим коллективную монографию, планируем её издать в течение этого года. Она посвящена анализу выборов в России 2016 года и обобщению практики электоральных процессов в России как центральной стране постсоветского пространства. Надеюсь, она будет полезна и интересна не только специалистам по электоральной социологии, но и более широкому кругу коллег в России и за рубежом.

В завершение серии вопросов от коллег – очень интересный и глобальный вопрос от Гузелии Имаевой: «Какие на сегодняшний день имеются угрозы социологической индустрии? Топ хотя бы из трех угроз: чего нам бояться и как это преодолеть?»

Бояться ничего не нужно. Я не рассматриваю какие-то процессы как угрозы безопасности. Это, скорее, вызовы и возможности.

Первая возможность – это интеграция традиционных методов исследования общественного мнения с Big Data, тем громадным объёмом информационных потоков, которые продуцируются новыми компаниями: сотовыми операторами, интернет провайдерами; через какое-то время интернет вещей начнёт поставлять нам терабайты информации в режиме реального времени... В общем, тема Big Data популярна уже несколько лет, но методы её анализа и комплексирования с той информацией, которую мы собираем через опросы, в большом дефиците. Соответственно, есть потребность в новом поколении специалистов, которые одинаково эффективно владели бы как традиционным социологическим инструментарием, так и компьютерными науками, статистикой, могли бы анализировать весь спектр источников информации современного века.

Вторая возможность – это работа вместе с клиентами. Сегодня на стороне заказчика работает большое количество высококвалифицированных специалистов, которые зачастую разбираются в исследуемом бизнесе не хуже, а то и лучше профессиональных социологов. Нужна интеграция наподобие модели «вращающихся дверей». Этот принцип во многом уже реализован в западной индустрии, а у нас пока в большом дефиците; пока между заказчиком и профессиональным исследовательским сообществом скорее «Великая китайская стена». Надо ее, стену эту, разрушить! Объединить компетенции заказчиков и профессиональных исследователей для создания нового качества. При решении этой задачи открывается прекрасная возможность для исследователя перейти в статус консультанта, не ограничиваясь только изучением проблем, но и активно работая над рекомендациями по их решению.

Третья возможность – это объединение усилий социологов и представителей других отраслей знания: психологов, политологов, лингвистов, экономистов и др. Междисциплинарность в науке является важнейшим принципом уже как минимум пару десятилетий, но пока она остаётся скорее лозунгом, чем реальностью. Думаю, важнейшая дорога развития нашей индустрии – это превращение междисциплинарности в обязательное условие эффективной работы исследовательских компаний. Для этого в наши коллективы должны прийти сильные психологи, экономисты, специалисты по компьютерным наукам, и они должны стать не «подручными», а одними из ключевых игроков в исследовательских компаниях.

Вот три важных вызова. На самом деле, их гораздо больше, но, думаю, усилия индустрии будут в ближайшее время сосредоточены на решении именно этих первоочередных.

Спасибо. Валерий Валерьевич, до конференции остаются считанные дни, что бы Вы хотели пожелать участникам Грушинской конференции?

Конференция проходит в год 30-летия ВЦИОМа – первой в России службы изучения общественного мнения, на регулярной основе проводящей социологические опросы, использующей весь арсенал современных исследовательских техник. Когда-то вся российская или даже советская исследовательская индустрия равнялась ВЦИОМу. Но, к счастью, давно уже нет монополии на исследования, и сегодня исследовательское сообщество нашей страны представляет собой широкую и разностороннюю сеть компаний, учреждений и индивидуальных исследователей. Они довольно интенсивно взаимодействуют, и Грушинская конференция –  важная площадка для укрепления и институциализации этого взаимодействия. Предлагаю всем использовать по максимуму возможности Грушинской конференции. Это значит – активно и открыто коммуницировать, общаться с коллегами, даже не очень «удобными».  Ставить острые и актуальные вопросы ребром, спорить и убеждать. Тем самым - работать не столько на себя, «на свой карман», на свою компанию, но и на индустрию в целом. И в конечном счёте - на нашу большую страну. Поверьте: она в нас, в нашей работе – очень нуждается!

Спасибо за интервью!

Тематические разделы: Наука. Техника. Технологии