VI СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Круглый стол 5.1.
Профессиональный стандарт «Специалист в области социологических и маркетинговых исследований»: оценка со стороны представителей рынка труда и вузов

Вы можете прослушать, либо скачать аудиозапись (.mp3)

Стенограмма выступлений:

Абрамов К.:  Здравствуйте, коллеги! Рад всех вас здесь сегодня видеть. Небольшая история вопроса, контекст нашего круглого стола и к чему мы сегодня хотели бы прийти. Буквально вчера был в Министерстве труда и социального развития, там как раз перед Общественным советом один из замминистра докладывал о состоянии дел в области развития профессиональных квалификаций, Национального совета по профквалификациям, количество принятых, соответственно, профессиональных стандартов и советов по принятию этих стандартов. И там вскрылось несколько историй очень интересных, которые на самом деле я не знал. Я присоединился позже к этому процессу, буквально где-то в прошлом году, как раз перед Грушинской конференцией, когда эта тематика нам показалась достаточно актуальной, тем более, что наши коллеги 7 89 и занимались к тому времени определенное количество времени. Подняли вопрос – а кто на самом деле замутил всю эту историю, с Росстандартами и прочими моментами. И оказалось, что первая версия была РСПП, РСПП это же вы сделали, там были представители РСПП, кто входит в Генеральный совет. Значит, они говорят: «Нет, это не мы». На самом деле был запрос от вузов, но который мы поддержали. О чем идет речь? Речь идет о том, что на сегодняшний день тот перечень профессий и трудовых функций, которые, значит, были в справочнике, закреплены и описаны, несколько не соответствовал тем реалиям, которые сложились на рынке труда. Что это значит? Это значит, что специалистов образовательные учреждения готовили по тем наработкам, программам и разработкам и методикам, которые приняты были еще чуть ли ни при Советском Союзе, точно 90-ые годы. И по большому счету очень часто во многих сегментах экономики они не соответствовали сегодняшнему положению дел и сегодняшнему запросу работодателей на качество тех специалистов, тех студентов, которые становятся выпускниками. И эту решили ситуацию исправить. Последние несколько лет государство в этом направлении двигалось вместе, как раз, с представителями экономики, в первую очередь с российским союзом промышленников, предпринимателей, с крупными представителями, с крупными отраслями. Они много чего сделали  в этом направлении. Был в конце концов, была предложена такого рода система, что существует несколько уровней разработки такого рода стандартов. Это есть люди, которые инициируют; есть люди, которые их разрабатывают; есть люди, которые это принимают. Но в конце концов идея, вся идея разработки профстандартов состоит в том, чтобы сам рынок, само сообщество профессионалов выдвигало к образовательным программам, тем людям, которые выпускаются по образовательным программам, по программам повышения квалификации, соответствовали запросу данной отрасли, основных игроков данной отрасли экономики. С чем мы столкнулись? Что на самом деле, несмотря на то, что мы считаем себя отраслью, у нас даже есть отраслевые объединения, крупные (…), здесь представители и руководящие, скажем так, представители руководства этого объединения сидят, «7/89», также коллеги, которые представляют руководство и компании, куда входят. Мы считаем, что у нас отрасли есть. Мы считаем, что у нас есть даже общественное объединение, которое, скажем так, актуализирует проблематику для отрасли, занимается развитием, образованием и прочими моментами. Но де-факто эта работа никаким образом не была институализирована для всей отрасли с точки зрения подачи в том числе, системной подачи, в том числе и для образовательных учреждений. И поэтому именно образовательные учреждения стали в том числе ядром той группы, которая была сформирована на прошлой конференции. И вот Александр Юрьевич здесь присутствует с коллегами из выс. школы экономики и специалист из РГГУ. Наши коллеги приняли активное очень участие в этом по одной простой причине, что действительно, они должны понимать, кого же им выпускать, кого же им готовить. А мы с вами должны формулировать этот заказ. Вот в чем суть той работы, которой мы занимались последний год. Я очень благодарен членам рабочей группы, которые приняли в этом участие, абсолютно бесплатно. Это действительно было за счет их собственных ресурсов временных, было сделано. Работа была проведена очень большая, Ольга об этом расскажет. И работа не началась даже год назад, она была проведена еще раньше, просто год назад мы смогли, как нам кажется, часть представителей крупных федеральных игроков объединить и вовлечь их. Представители, которые уже были вовлечены, региональных игроков, исследовательских компаний, были вовлечены, конечно же сообщество вузовское, которое будет потребителем отчасти этого стандарта и продукта этого изначально, а потом на самом деле будет готовить и формировать его. Так что мне кажется, это очень логично, очень правильно и надеюсь, что даже вот сегодняшний круглый стол (не совсем он круглый, как всегда у нас бывает), но будет как раз тем мероприятием, когда основные игроки нашей отрасли и, скажем так, смогут объединиться для того, чтобы артикулировать, сформировать некую позицию, некое видение для того, чтобы куда отрасль должна дальше развиваться и каких специалистов мы хотим получать в конце концов от в том числе профессионального образовательного сообщества. Итак, Ольга Рыбакова, «7/89», она расскажет о том пути, который мы прошли по разработке данного документа, профстандарта в области социологических и маркетинговых исследований.

Рыбакова О.:  Добрый день, коллеги! На самом деле, тема профессиональных стандартов нашей отрасли уже имеет свою историю, от полного неприятия до признания необходимости профессионального стандарта в нашей отрасли. История эта начинается в 2009 году. И насчитывает несколько этапов, о которых я скажу чуть позже.

Сначала о внутренних предпосылках, то есть, что происходит в самом профессиональном сообществе и способствует актуализации данной темы. За последние 25-30 лет наша отрасль прошла гигантский путь в своем развитии, и фактически мы имеем сегодня развитую отрасль исследовательскую со своей инфраструктурой, со сложившейся, правда стихийно, должностной структурой, корпоративной культурой. Сложилась и внутриотраслевая специализация. Мы можем выделить сегодня 3 сегмента – это академический сегмент, это исследовательские компании, которых по данным Ассоциации 7/89 259. Это и, безусловно, развивающийся сегодня сегмент аналитических групп в государственном и корпоративном секторе, в экономике, где на смену заводским лабораториям приходят современные аналитические группы, которые занимаются в том числе и социологическими и маркетинговыми исследованиями.

Проблема состоит в том, что сегодня нашу отрасль можно назвать обширным полем деятельности с размытыми границами, где ни само профессиональное сообщество, ни наши уважаемые заказчики и клиенты толком не могут определить, каковы квалификационные характеристики специалистов, называющих себя социологами. Какие требования  к ним должны предъявляться, чем они должны заниматься, каков функционал, то есть, нет четких ориентиров, а отрасль развивается и требует решения этого вопроса.

Очень важной предпосылкой внутреннего характера является тот факт, что за последние 20 лет количество выпускающих кафедр по социологическим специальностям увеличилось в десятки раз. Если в 90-ые годы, на рубеже 80-90 их было 6, то сегодня их 140. И все эти выпускающие кафедры, все эти департаменты штампуют специалистов, которые называют себя социологами, по стандартам, которые уже устарели. Я сама преподаватель кафедры прикладной социологии и, в общем, знаю эту проблему не понаслышке.

Если говорить о внешних предпосылках. Наше профессиональное сообщество, наша отечественная социология развивается не в вакууме, она развивается в очень плотной макросреде. И существует ряд внешних предпосылок, которые также делают проблему разработки профессионального стандарта все более и более актуальной. К внешним предпосылкам можно отнести следующее: отсутствие нормативной базы для профессий «Социолог» на федеральном уровне. Ну, вот один простой пример. Сегодня в реестре профессий есть профессия «Социолог», она относится к числу общеотраслевых должностей и служащих третьего уровня. А в качестве конкретных должностей предлагается, например, начальник лаборатории социологии и труда или специалист – социолог. Но это, конечно же, не настоящая нормативная база. И кроме того, за последние годы произошли существенные изменения в российском законодательстве, которые определенным образом регулируют нашу с вами профессиональную деятельность, (я говорю прежде всего о ФЗ-152, это закон «О персональных данных», закон об информации), которые предъявляют определенные требования к нашей профессиональной деятельности и тоже заставляют нас задуматься о том, что профессиональное сообщество должно дать адекватный ответ этим вызовам в форме определения ключевых требований к работе социолога, в каком бы секторе он ни работал.

Кроме того, еще хотелось бы отметить очень интересный момент, который мы зафиксировали в ходе нашего исследования - неадекватный метаобраз профессии «Социолог», как в массовом сознании обывателей, так и у экспертов. В качестве примера я хочу привести результаты опроса, которые мы проводили в Екатеринбурге, это наш ежемесячный омнибус 600, выборка 600, поквартирный опрос, маршрутный. И мы спрашивали людей о том, кто такой социолог, чем он занимается? Так вот у населения мегаполиса образ социолога выглядит следующим образом: это человек, который ходит по квартирам, по улицам с анкетами, ко всем пристает с вопросами, как правило, бесполезный. Что касается экспертного сообщества, то достаточно посмотреть сайты выпускающих кафедр, как они определяют будущую работу специалистов, выпускников своих. Меня поразило такое продвижение профессии «Социолог»: «это хорошая база для работы маркетологом, работы в рекламной области и работы в государственных органах власти». Я думаю, здесь есть, о чем подумать нашему профессиональному сообществу.

И я думаю, не требует специальной расшифровки вопрос о том, что мы с вами, коллеги, вовлечены в силовое поле политики, идеологии; и балансирование в этом силовом поле тоже требует определенного понимания того, как мы взаимодействуем с нашими заказчиками, как мы взаимодействуем друг с другом, как мы дискутируем, как мы публикуемся, как презентуемся в средствах массовой информации.

За последние годы развития нашей профессии, нашей отрасли, вопросы качества, презентации, достоверности, взаимодействия участников исследований между собой, вышли за рамки методологического дискурса, они сегодня находятся в том числе и в нормативно-правовом дискурсе, что также требует от нас адекватных ответов.

Все эти предпосылки сыграли свою роль в том, что с 2009-2010 гг. тема профессиональных стандартов появилась в дискурсивном поле и прошла за эти 5 лет определенный путь в своем развитии. этап я бы обозначила как этап проблематизации и актуализации темы, начиная с 2009 года, когда в различных дискуссиях, конференциях, круглых столах, форумах поднимается вопрос о необходимости начала работы над стандартизацией. Первым таким событием стал III Всероссийский социологический конгресс 2009 года, где впервые прозвучала идея о необходимости стандартизации в нашей профессии. В 2009 году на факультете социологии СПбГУ состоялся круглый стол, инициированныйфакультетом и исследовательской компанией «Циркон», посвященный проблемам обеспечения качества и перспективам стандартизации в социологических исследованиях, где была сформулирована мысль о том, что профессиональные стандарты, отечественные профессиональные стандарты следует разработать по той простой причине, что работа исследовательских компаний действительно нуждается в нормативном и правовом оформлении работы специалистов – социологов, которые занимаются социологическими и маркетинговыми исследованиями. А для высшего профессионального образования необходимы четкие ориентиры по подготовке специалистов. Далее следующим событием, которое способствовало актуализации идеи профессионального стандарта, становится деятельность ассоциации «7/89», на съезде которой в 2010 году был принят известный Уральский меморандум, который был ответом профессионального сообщества на федеральный закон, ФЗ-94. И профессиональное сообщество, исследовательские компании были крайне недовольны тем, как складываются отношения между государством в роли заказчика и исследовательскими компаниями в роли исполнителей. Основная идея состояла в необходимости разработки стандартов взаимодействия исследователей и государственных заказчиков.

Наконец, ключевым событием становится форум исследовательских компаний, который был проведен в 20011 году, и на этом форуме речь шла о формировании правового поля вокруг исследовательской отрасли, была создана первая рабочая группа в рамках ассоциации, которая начала заниматься разработкой вопросов профессионального стандарта. Это первый этап. И мы так вот потихонечку двигались в условиях достаточно жесткой критики и неприятия как идеи, так и ее реализации.

Но пришел 2013 год и ситуация изменилась. Если вы помните, на прошлой Грушинской конференции тема стандартов звучала уже во весь голос. И в результате обсуждения на прошлой Грушинской конференции было принято решение о создании объединенной группы по разработке профессионального стандарта «Специалист по организации и проведению социологических и маркетинговых исследований». И вот прошел год. Какая работа была проделана за этот период и почему этот этап я условно назвала этапом действий? За год после Грушинской конференции было проведено 10-11 рабочих встреч группы. Был разработан сначала проект стандарта, который мы множество раз обсуждали на встречах рабочей группы, привлекали к обсуждению стандарта представителей Министерства труда. Для того, чтобы разработать тот вариант стандарта, который сегодня предложен вам для обсуждения, была проведена целая серия исследований, в частности мы изучили стихийно сложившуюся нормативную базу исследовательских компаний. В этом исследовании приняло участие порядка 30 исследовательских компаний, которые прислали нам свои внутренние регламенты, положения, должностные инструкции, которые никогда никто не анализировал, все это складывалось стихийно. Второе исследование тоже достаточно масштабное, проведенное нами на рубеже 2014-2015 годов. Это онлайн-опрос исследовательских компаний, в нем приняли участие 87 игроков рынка, которые охарактеризовали функционал профессий «Социолог-исследователь», свое видение квалификационных требований, свое понимание должностной структуры исследовательской компании и вот эти два исследования стали той информационной базой, которая позволила нам, в том числе информационной базой, которая позволила нам разработать вариант стандарта профессии «Специалист по социологическим и маркетинговым исследованиям».

В феврале 2016 г. вариант разработанного нами стандарта был предложен для экспертной оценки представителям отрасли, руководителям ведущих исследовательских компаний, представителям высшего социологического образования, то есть, руководителям кафедр. По итогам круглого стола было высказано несколько десятков замечаний, каждое из которых было нами очень внимательно изучено и, соответственно, были внесены корректировки в проект стандарта.

И вот сегодня мы выносим первый вариант уже полнотекстового стандарта, который соответствует требованиям Министерства труда, с одной стороны, а с другой стороны, отражает представления профессионального сообщества о должностной структуре, функциональных рамках профессии социолога и исследователя о квалификационных требованиях и, что крайне важно, об уровне подготовки и о тех знаниях и навыках, которыми должны владеть выпускники кафедр, департаментов социологии, которые получают соответствующую специальность. Вот, кратко, история стандарта.

Хотела бы в заключение сказать о том, что существует два подхода к разработке профессиональных стандартов. Это процессный подход, на котором основана большая часть американских и европейских документов. И функциональный подход. Мы пошли по второму пути. С одной стороны, потому что это отвечает запросам профессионального сообщества; с другой стороны, потому что именно в функциональной методологии разрабатываются стандарты профессий в России.

Чепуренко А.: Спасибо. Коллеги, у нас 4 основных вопроса, которые мы хотели бы очень кратко обсудить: Почему в этом проекте стандарта объединены социологические и маркетинговые исследования? Далее, роль в профессии (и отражение в стандарте) социологической экспертизы и консалтинга. Это второй вопрос. Третий, о чем Ольга только что говорила. Связь этого стандарта, соотношение его с требованиями ИСО. И четвертое – это роль профстандартов в формировании образовательных стандартов и подготовке кадров для рынка. По первому вопросу, о том, почему объединены социологические и маркетинговые исследования, насколько это отвечает, не отвечает представлениям коллег, представителям сообщества, у нас заявлены Нелли Романович и Марина Малыхина. Нелли я вроде вижу, Малыхина пока не доехала до нас. Тогда начнем с вопроса про социологическую экспертизу и консалтинг, их роль в профессии и отражение в стандарте, ну вот Асхат Кутлалиев здесь, совершенно точно, я его вижу. И здесь Лариса Паутова. Коллеги, кто начнет?

Паутова Л.:  Хотела бы поблагодарить замечательный коллектив разработчиков и нам действительно было интересно, хотя мы сначала не могли найти свой фокус и интегрировать себя в этот коллектив, но оказалось, что в общем-то независимо друг от друга я и Людмила Преснякова дали похожие дополнения. Вот моя логика была, человека, который проработал 15 лет в вузе, а потом перешел в исследовательский бизнес и вынужден был получать совершенно другие компетенции. Я, формулируя предложения по стандарту, исходила из того, какие компетенции я в себенакачивала по ходу работы в ФОМе. И оказалось, что основные-то как раз навыки менеджерские, навыки коммуникационные, навыки презентации, навыки, которые позволяют, как мы вчера говорили на секции, упаковывать свое знание, говорить с заказчиком, с аудиторией, говорить с разного рода там интересантами, которые возникают по ходу исследования.

И я помню, была дискуссия, когда я предложила, что обязательно должен быть навык видеть исследование с разных точек зрения, работать с представителями смежных профессий, работать с заказчиком, вступать в коллаборации. Я помню, было возражение со стороны разработчиков, что это не совсем та корневая экспертиза и компетенция, которую нужно включить в стандарт, но, тем не менее, я увидела, что ее включили. От Люды Пресняковой, которая сейчас ведет секцию, поступило предложение включить коммуникативные навыки, т.к. основная проблема тех студентов, которые приходят к нам, нового поколения – это то, что они не общаются, не общаются даже с соседом по офису. То есть, мне кажется, коммуникативные навыки для современного менеджера – это очень важно, а для социолога – это архиважно. Поэтому мы и включили умение видеть мир с разных дисциплин, не только на социологию зацикливаться или маркетинг и уметь общаться. Такова наша была основная идея, как потенциальных работодателей, всему остальному мы их научим уже на месте боевых действий, в атмосфере исследования.

Чепуренко А.: Понятно, спасибо. Вот, правильно, самый короткий путь.

Кутлалиев А.:  У меня, в отличие от Ларисы, прямо противоположный путь, я сперва попал в исследовательскую компанию, а потом в преподаватели, но это сути дела не меняет, потому что видно проблему с разных сторон. На самом деле, по вопросам экспертизы и консалтинга в разное время складывались сообществе разные мнения, на ранних стадиях многие исследовательские компании считали, что наше дело – заниматься исследованиями, а вот всякого рода там экспертизы и консалтинг –там свои специалисты, которые должны этим заниматься. Книжки выходили, которые так и назывались, там маркетинговый консалтинг, которые в основном, конечно, больше были посвящены всякого рода бизнес-процессам, чем, собственно, маркетингу и исследованиям и прочим.

Но со временем мы убедились на собственном горьком опыте, что вот эта прокладка между исследователями и бизнесом, в лице таких вот этих консультантов, она на самом деле является лишней. И навыки экспертизы именно в области доведения своих результатов надо развивать, потому что получается ситуация, я лично несколько раз с такими ситуациями сталкивался, ситуация испорченного телефона, когда ты вроде бы консультанту объясняешь одно, а потом, когда происходит какая-то совместная встреча, уже у клиента, там все это уже выглядит совершенно по-другому. И результаты просто подверстанные под какие-то хотелки данного клиента что, в общем-то, не хорошо на самом деле. Более того, исследователь по мере своего развития, накопления опыта, общения с клиентами, обязательно находится в процессе такого развития. У нас, допустим, в «ГфК» есть такая градация: ассистент, исследователь, старший исследователь, только потом уже консультант, старший консультант. То есть, до этого надо еще дожить. Не все, так сказать, доходят до этих ступеней. Потому что здесь уже надо уметь понимать бизнес, уметь понимать, как принимаются те или иные управленческие решения, куда будет встроен результат вашего исследования. И соответственно, делать анализ своих данных именно с учетом того, что клиенту требуется, а не вываливать на него сотни всякого рода слайдов, презентаций, в которые он смотрит-смотрит, а потом ставит это на полочку,  и забывает. То есть, эта компетенция, она на самом деле социологу нужна, но она возникает, скажем так, не сразу.

И если говорить о том, каким это образом вносить в профстандарт, то  там, может быть, обозначить в качестве ступени, когда человек может уже быть консультантом в вопросах именно, как применять результаты исследования в той или иной области, не важно, касается ли это области муниципального управления, государственного или же это касается бизнеса. Что он должен уже научиться понимать вот эти процессы принятия управленческих решений, что-то в этом направлении надо делать. В больших компаниях на опыте старших товарищей люди учатся - ездят, допустим, на презентации, смотрят, как все это дело происходит, начинают читать умные книжки и как-то растут. То есть, пока что этот процесс спонтанный, но это реальность жизни, от которой социолог никуда не денется, если он хочет куда-то развиваться. Поэтому в профстандарте каким-то образом такая компетенция  должна быть отражена, я считаю.

Чепуренко А.::  Спасибо. Нелли Романович. Вопрос, который стоял у нас, как первый: социологические и маркетинговые исследования, почему они объединены в этом стандарте.?

Романович Н.: Если позволите, я все-таки начну с цитаты Франца Эдмундовича Шереги, который в своей «Социологии образования» написал: «Система образования является базисным социальным институтом, определяющим уровень научно-технического прогресса». Представляете? Прогресса. Чтобы стимулировать этот прогресс, данный институт должен не только соответствовать потребностям рынка, но и обладать способностью к опережающему развитию. Так вот опережаем  ли мы развитие, если мы, то есть, по какой схеме мы сейчас действуем? Рынок формирует запрос, а система образования по этому запросу должна еще 5 лет готовить специалистов. То есть, фактически мы априори закладываем фактор отставания.

Более того, когда мы разрабатывали стандарт, возник вопрос о том, что мы должны там отражать, как есть? То, что есть, то, что существует или как нужно? И победило сущее, в противовес должному. То есть, получается, отставание мы закладываем, усугубляем процесс отставания. Это я о том, что все-таки, с моей точки зрения, стандарт должен отражать должное, а не сущее. То есть, пусть студентов учат должному, хорошему, а плохому мы уже сами потом научим.

И что касается теперь стандарта, я отослала свой список, там есть и ошибки, и повторы. Я не согласна с тем, что к работе социолога допускаются специалисты по связям с общественностью, специалисты по рекламе и маркетингу. Я бы скорее включила туда политологов, потому что именно они в состоянии как-то анализировать социологические данные. По крайней мере, в социологических исследованиях. А политологов там даже и в помине нет, в этом стандарте.

Потом, стандарт охватывает, вообще, если вот так посмотреть, он получился очень обширный, то есть, он охватывает не только социологию исследователей или, допустим, полевиков, там есть и о том, какие функции и что должны знать преподаватели социологии и о тех социологах, которые работают в академических институтах, там тоже есть. То есть, в принципе, почему бы нам все-таки не назвать просто «Социолог» и объединить это все в одном стандарте. Это, значит, второе мое предложение. Третье, там затронуты этические аспекты, но написано просто: «Он должен знать основы делового этикета». Вот я с этим не согласна, с этим общим определением. Почему? Потому что для социолога этого явно не достаточно. Он взаимодействует и с респондентами, и нужно знать, как здесь выстраивать отношения. И именно есть своя специфика отношений социологических исследований с заказчиками, с прессой, с научными кругами, вообще со СМИ. И везде есть своя специфика. Кстати говоря, эти вопросы уже поднимались и на пленарном задании. Задорин говорил о том, что вот так вот публикуют, что делать. То есть, это все, всему надо обучать студентов.

И, наконец, тот самый вопрос, который непосредственно был задан мне. Вот у меня лично есть серьезные сомнения в том, что в рамках данного стандарта правомочно объединять две профессии, социолога и маркетолога. Если нужно обосновать, я обосную, если у меня есть время.

Мне кажется, мы сами себя запутываем, когда объединяем это. Почему? Потому что, во-первых, готовить нужно по разным теоретическим источникам. Социолог и маркетолог – это разные профессии просто, их нельзя смешивать в одну кучу. Их же надо будет обучать, их надо готовить. Во-вторых, там есть своя специфика, даже при составлении анкет. Потому что, допустим, если мы обращаемся к респонденту, какой чай вы любите, там черный, зеленый, то он не боится отвечать; а если спрашиваем об отношении к губернатору, президенту, то уже надо учитывать, что может бояться, что может обмануть, что может как-то уйти от ответа … То есть, надо инструментарий другой - с кучей проверок, вопросов.

Потом, взаимоотношение с респондентами, там подчеркивать надо обязательно – доверительность, безопасность, конфиденциальность и прочее, то, что в маркетинговом исследовании не всегда обязательно. То есть, другая специфика и отношения с респондентами.

Что касается ценностной нагруженности социологических исследований; маркетолог, может, очень любит Nestle и не любит что-то там другое, но это не стольотражается на его взглядах, как какие-то социологические или политические предпочтения. Вот здесь вот именно надо научить студентов, донести просто до них, этому надо с пеленок учить. То, что ценностная нейтральность – это не просто вот желательная добавка к меню, а именно фундамент науки социологии. Это далеко не всем сейчас очевидно. То есть, с моей точки зрения, мы хотели бы получить и хороших социологов, профессионалов, и хороших маркетологов. А если мы смешаем все в одном стандарте, мы не получим ни тех, ни других. Вот так вот.

Чепуренко А.::  Спасибо. К сожалению, круглый стол – не место для дискуссий, у нас плохо с регламентом. Краткую реплику, пока готовится следующий выступающий.

Первое: стандарт – это закрепленная канцелярским языком рутина отрасли, а не «музыка будущего». Почему стандарт не моджет формиулироваться в категориях «должного»? Хотя бы потому. что мы тут никогда не договоримся о том. каким это должное каждый из нас себе представляет. А о том. как описать рутинные ежедневно повтояремые операции в нашей деятелньости. Мы договориться как-то можем. Стандарт – это не о футурологии, а об азах ремесла. Теперь: мы последний год занимаемся профессиональным стандартом, а не образовательным. Эти вещи связаны, как стол и стул, но все-таки разные. Профессиональный стандарт в нашем понимании формирует некие инвариантные требования к определенным должностным позициям людей, которые приходят в отрасль прикладных социологических исследований. Что они должны уметь? Понятно, что анкеты составляются по-разному для маркетинговых исследований и для электоральных опросов. Но базовые-то вещи – они инвариантны: что за каждым вопросом должна стоять проверяемая гипотеза, что формулировки должны исключать абстрактные понятия, а носить конкретный характер, что закрытые вопросы должны оставлять возможность для выявления всего спектра основных возможных позиций и т.п. И в этом отношении все виды прикладных социологических исследований сопоставимы. Вопрос – в силе абстракции мышления тех, кто составляет стандарт и тех, кто его интерепретирует. Наконец: если мне назовут хотя бы десяток чисто «маркетинговых» и десяток чисто «социологических» компаний в стране, я буду благодарен. Но пока я таких не знаю. Ни одной. Ну, и отсюда все остальное. А все частные конкретные вопросы по формулировкам профстандарта, по его идеологии, мы с удовольствием примем. Пожалуйста, Филатов К.

Филатов К.: Мой вопрос – как профстандарт связан со стандартом ИСО. Случилось так, что я занимаюсь стандартизацией в компании «ГфК» и меня позвали, видно, чтобы я как-то свое мнение высказал по этому поводу. Вот я хочу сказать, что в целом профстандарты и ИСО – это вещи, достаточно не связанные между собой. То есть, в ИСО нет четкого требования, что должен быть разработан профстандарт. В ИСО есть требование одно, что сотрудники, кто выполняет то или иное исследование, должны иметь квалификацию. Как эту квалификацию мы будем доказывать, там не написано. Поэтому, если этот стандарт будет, то мы можем сказать, что на основании этого профстандарта, наши сотрудники имеют квалификацию. Если его нет, мы говорим, что у нас есть наши внутренние регламенты и на основании этих внутренних регламентов наши люди обучены, и мы считаем, что их квалификация достаточна для этого. Это первое. То есть, в принципе, я бы связь здесь не искал. Мне кажется, что мы ее здесь не найдем.

Но прочитав этот профстандарт, мне очень понравилось то, что там есть упоминание о требованиях ИСО, чтобы специалисты, кто будут по этому стандарту обучаться, чтобы они знали, что такое ИСО, чтобы они знали, что такое персональные данные, как с ними работать. То есть, там есть упоминание о законе, но к сожалению, там нет еще упоминания об ИСОМАРе, о кодексе ИСОМАР, мне кажется, надо добавить, потому что это важно. И этот основополагающий кодекс вообще в исследованиях.

И еще несколько слов, этот стандарт только для специалиста по организации и проведения исследования, но у нас еще есть куча людей, кто задействован в исследовании. Например, там сотрудники полевые, например, сотрудники обработки и т.д. Для них у нас пока нет профстандарта. Если мы двигаемся в том направлении, то с точки зрения ИСО, это было бы, мы могли бы легче аудиторам доказывать, любым проверяющим, заинтересованным сторонам, нашим клиентам, что действительно, те люди, которые работают с клиентами, с респондентами, имеют ту или иную квалификацию. То есть, я приветствую то, что в профстандарте есть упоминание об ИСО, о персональных данных – это важно. Но сильно искать связь между ИСО и профстандартом тоже, мне кажется, не стоит. То есть, как сейчас это есть, в принципе, этого достаточно. С точки зрения работы проверяющих и тех людей, кто организует работу по ИСО, тоже в принципе. Это будет полезная работа.

Чепуренко А.:  Спасибо, это очень важно, потому что, одной из дилемм, когда мы начинали – было, действительно, идти по процессному подходу или по функциональному. Так, коллеги, теперь у нас еще один вопрос, который мы собирались обсудить. Это роль профстандартов в формировании как раз тех самых образовательных стандартов и подготовке кадров для рынка. Разрешите, я предоставлю слово Ирине Воробьевой, которая представляет РГГУ.

Воробьева И.:  Коллеги, добрый день. Буквально пару реплик про сам профстандарт. Я понимаю скепсис очень многих людей, и к самой идее профессионального стандарта можно, конечно, относиться очень по-разному, но идея внедрения профессиональных стандартов уже воплощена в документах, стандарты профессиональные будут, и через несколько лет буквально это станет нашей с вами жизнью. Поэтому, как в одной из поговорок, если этот вопрос нельзя приостановить, в него надо включиться, включиться максимально активно и постараться сделать этот профессиональный стандарт наиболее правильным, адекватным и рабочим, чтобы с ним можно было работать. Сегодня вам был представлен один из вариантов профессиональной деятельности социолога, один из маленьких кусков профессиональной деятельности социолога. И мы с вами понимаем, что все в этот стандарт включить было невозможно, учесть все направления профессиональной деятельности социолога невозможно. Это, скажем, такой первый этап. И я отчасти призываю вас, призываю профессиональное сообщество в первую очередь, призываю вузовское сообщество включиться в создание других стандартов, которые могли бы охватить другие сферы деятельности профессиональных социологов.

Теперь к вопросу о взаимосвязи профессионального стандарта и образовательного стандарта. Я думаю, что все вы понимаете, что это разные вещи. Что будет происходить с вузами? Конечно, мы все с вами знаем, что вроде бы как постулат такой – вузы и профессиональная сфера должны между собой взаимодействовать и каким-то образом реагировать на запросы друг друга. Что происходит сейчас? Это взаимодействие часто носит формальный характер, либо поверхностный характер, либо эпизодический характер, а образовательные программы социолога часто строятся исходя из того, какие у нас для этого есть возможности. Если будет введен профессиональный стандарт социологов, то перед вузами будут стоять очень серьезные задачи, большего соответствия. Потому что студент, если он не будет соответствовать квалификационным требованиям профстандарта, ему придется искать какие-то дополнительные возможности для повышения своей квалификации, возможно, для переобучения. И мы прекрасно понимаем, что вузы, которые не смогут создать адекватные условия, окажутся в очень неприятной такой ситуации. Поэтому я надеюсь, что вузовское сообщество готово эти вопросы решать, готово более активно взаимодействовать с практиками.

Чепуренко А.:  Спасибо. И Владимир Звоновский также имеет возможность по этому вопросу высказаться.

Звоновский В.:  Я тоже не задержу долго ваше внимание. Я не знаю, на каких стадиях разработки стандарта я принимал участие, на каких-то принимал. Но когда мне прислали вот последний вариант, я его перечитал, я был, так сказать, немало удивлен, как будто бы я в первый раз его прочитал. Да, мои замечания там. Поэтому можно сказать, что у меня такой был, вернее, сейчас свежий взгляд на этот текст. Что я хочу сказать? В общем, мне стандарт в том виде, в котором он существует, мне он нравится, я понимаю большинство из того, что там написано.

Но к сожалению, текст, скажем так, довольно неравновесный, потому что там есть некоторые моменты уж очень детальные. Написано, что должен тот или иной специалист. А некоторые очень афористические. Они требуют, некоторой расшифровки. Например, там есть про «перевод управленческой проблемы в исследовательскую». И второй вариант – «перевод исследовательской проблемы в управленческую». Что именно под этим подразумевается, каждый может понимать по-своему, все-таки хотелось бы это детализировать.

То, о чем сегодня уже говорили, по поводу социологических и маркетинговых исследований, только я чуть-чуть с другой стороны. То есть, иногда написано «социологических исследований», иногда написано «маркетинговых исследований». Наверное, просто нужно здесь как-то поработать с текстом. Затем есть использование, как мне показалось, не вполне ясных терминов, например, экспертные исследования. Тоже оно может быть двояко истолковано. То ли это исследования эксперта, которые он проводит. То ли это исследования с помощью экспертов. Наверное, вот та часть, которая понятийная, стоит ее чуть-чуть больше сделать, развернуть. И также использование близких, но не идентичных понятий.  «Методологические основы социологического исследования и методы социологических исследований». То есть, если это разное, то тоже нужно объяснить, в чем разница. Если это одно и то же, то, может быть, стоит использовать все-таки один и тот же термин. И я вот еще что подумал, насколько я помню, одним из основных элементов работы над стандартом, была оценка, так сказать, аттестация текста руководителями исследовательских компаний, но с другой стороны, я так догадываюсь, что по этому профессиональному стандарту станут работать руководители кадровых подразделений исследовательских компаний, кадровых агентств, то есть, для них это какой-то должен быть инструмент набора. Может быть, попросить, так сказать, протестировать на них? Для них там все понятно? Они как бы это использовали? Мне кажется, что тоже какие-то улучшения смысловые могут произойти. Спасибо.

Чепуренко А.:  Спасибо. Коллеги, мы сейчас переходим к 5-му вопросу нашей повестки дня о создании совета по профессиональной квалификации в области социологических и маркетинговых исследований. Я передам слово Константину Абрамову, он кратко пояснит, о чем идет речь.

Абрамов К.:  Да, спасибо. Тоже очень коротко. Итак, справочники профессии, который утвержден Минтруда, на сегодняшний день, 10 февраля, самое последнее изменение, 1620 профессий. Из них более 60% уже приняты профстандартом. Как вы понимаете, мы туда еще не входим. Но собираемся это сделать в ближайшем будущем. Очень много для этого сделано. Создано 20 советов по профессиональной квалификации, которые как раз и являются теми структурами, органами или лицами юридическими, которые как раз утверждают профстандарты, которые на самом деле должны быть образованы с помощью, организованы с помощью игроков рынка, это действительно должен быть консолидированный, максимально консолидированный рынок. То есть те люди, которые обеспечивают работой большинство специалистов рынка. В данном случае мы исходили из того, что конечно, ведущие компании находятся в двух объединениях, наших призванных объединениях, это (…), здесь присутствует в том числе руководство, не только исследовательских компаний. И «7/89». «7/89» достаточно активно в последние годы и в последний год активно очень участвовало в этом процессе. И мы представители тоже члена (…), тоже активно включились последний год и спасибо представителям «ГфК», ТНС, Маграма, ВЦИОМа, ФОМа. Александр Шашкин активно участвовал, еще другие коллеги из наших других компаний, которые активно принимали участие в доработке, в разработке этого профстандарта. На сегодняшний день мы предлагаем пойти таким путем, как это делается сегодня в России. Создается совет по профессиональной квалификации в области социологических и маркетинговых исследований, должны создавать его ведущие игроки, мы призываем создать и сегодня, заявить о том, ведущих наших коллег, о том, что они готовы присоединиться к созданию такого стандарта, совета. Значит, после этого мы готовы на этой конференции заявить о том, что предлагаем присоединиться к этому, созданию этого совета других игроков рынка, членов (…), членов «7/89» и компании, которые не входят в эти исследовательские объединения. Вот такой мы предлагаем выход. Чем будет заниматься этот совет, должен будет заниматься? У нас в меморандуме перечислены положения, направления деятельности, в чьих интересах он будет действовать, для чего он будет действовать. Он должен действовать в интересах отрасли. Для проведения анализа состояния дел в отрасли, прогноза ее развития в части потребности в умениях и квалификациях, установление требований к содержанию качества труда работников, занятых на должностях различных уровней, формирование профессиональных стандартов и утверждение, разработка отраслевых квалификаций, стратегия развития, отражающая текущие и перспективные потребности отрасли, формулирование требования для сферы профессионального образования, обучения и повышение участия работодателей в организации, реализации программ профессионального образования и обучения. И скажу тем скептикам, которые боятся активного участия государства в таком процессе нашего развития рынка труда. Я могу сказать, что этот совет должен стать тем центральным органом, консолидирующим как главных игроков рынка, консолидирующих понимание того, что должно происходить и как, и он будет утверждать, какие профессии, какие специальности, какие компетенции мы хотели бы видеть. И у нас уже сложилось, и мы хотели бы видеть в перспективе на нашем рынке. И какие образовательные учреждения, программы соответствуют тому, что мы понимаем под профстандартом в нашей области. Еще хочу сказать, что это является сертификацией процесса, о чем тоже говорится, что это может быть сертификация, да, она может быть, может и не быть. Если мы решим, что она будет, она может быть. Если захотим, что она не будет – не может. И сразу скажу, она не будет обязательна. Те компании, либо просто наши профессионалы, коллеги, которые захотят пройти сертификацию, они будут проходить сертификацию. Кто не захочет, не будет проходить эту сертификацию. Это будет решение очень свободное. Центры, которые будут иметь право проводить сертификацию, это следующий вопрос. Но сразу говорю, он будет решаться как раз вот этим советом по профессиональной квалификации. В руках этого органа будет сосредоточена, действительно, логика развития отрасли в ближайшие годы. Так что предлагаю, если есть комментарии. Александра Михайловича хотел услышать, есть в двух словах, что сказать? Александр Демидов, «ГфК», генеральный директор.

Демидов А.:  Еще один вопрос. Он наверняка обсуждался, но для меня он все-таки не до конца ясен. Значит, я хорошо понял и убедился, и проникся тем, что этот стандарт нужен для профобразования. Поскольку для профобразования, то и в этой части, и для отрасли. Но все-таки, одной фразой мы можем сказать – зачем для отрасли нужен профессиональный стандарт? Вот Константин Филатов сейчас сказал и я понял, да, я буду проходить ИСО, я могу воспользоваться профессиональным стандартом, чтобы подтвердить свою квалификацию, своих сотрудников. Вот это мне понятно. Еще какие-то есть вещи, которые нужны отрасли и лично каждому предприятию для того, чтобы принять этот стандарт?

Модератор:  Александр Михайлович, спасибо. Вопрос очень хороший. Значит, я хочу сказать, что не только предприятию нужно это, а в первую очередь людям, которые пойдут в эту отрасль. То есть тем нашим коллегам, которые работают в этой отрасли, которые могут работать как в исследовательских организациях, так и правильно очень Ольга сказала, они могут работать и в крупных компаниях, в аналитических центрах, в государственных органах – неважно. Это нужно для того, чтобы по большому счету в нашу отрасль мы могли привлекать в конкуренции между другими рынками лучших самых, интересных самых, перспективных. Должны показывать, что у них есть перспектива. И у них есть, понятно, куда расти. Вот та же самая сертификация и стандарт. Мы говорим, что ребята, есть отрасль, в которой мы ждем очень талантливых, умных, перспективных, мы хотим вас видеть на нашем рынке. И у вас в этой отрасли есть очень серьезные перспективы, это серьезная отрасль, с серьезными подходами и действительно у вас есть, куда расти. То есть, мы глобальной конкуренции на рынке труда, за современных молодых, юные дарования, мы должны какой-то аргумент выставить. Я считаю, что вот это один из сильнейших, очень интересных аргументов, с точки зрения понимания молодым, будущим студентам, а куда идти, на какую профессию, чему учиться, какие перспективы. Александр Михайлович, понимаете? То есть, не только для компании, вообще, для отрасли, для того, чтобы засасывать лучшие молодые, самые перспективные кадры. Чтобы предложить им продукт, который они поймут. И которые захотят в этом поучаствовать.

Женщина:  Можно я пару слов скажу? Вот когда мы проводили исследование, изучали должностные инструкции, положения внутренние, которые разрабатываются исследовательскими компаниями по всей стране, они это делают для того, чтобы как-то регламентировать свою собственную работу, чтобы понимать, что они делают и какие требования следует принимать, следует предъявлять к собственным работникам и к тем, кто приходит в эти компании. Вот на мой взгляд, это очень разные по качеству, по соответствию вообще, действительно, полю нашей деятельности, регламенты. И вот этот профстандарт, он будет своеобразным ориентиром и для работающих сегодня компаний, региональных компаний, которые смогут, ориентируясь на него, разрабатывать хотя бы должностные инструкции, адекватные для своих сотрудников, которых сегодня нет, очень у многих компаний, особенно небольших, молодых. Я думаю, что в этом тоже польза есть.

Цапко М., РГГУ:  Я просто в дополнение, все именно так, я именно эту и хотела фразу озвучить, просто с дополнением таким, что масса организаций, в том числе гос. служба, в которых вообще не существует профильных специалистов, исследователей, социологов в том числе. Но которые нуждаются в таких специалистах. Для того, чтобы прийти на гос. службу, например, в отдел мониторинга, социологии или еще что-то, нужно пройти кадровую комиссию, члены которой не знают, какие требования надо предъявить этому специалисту. Будет очень удобно, если будет такой профстандарт, которым они смогут воспользоваться. Равно как и на других предприятиях. На самом деле, наши выпускники являются одними из самых востребованных, действительно, я тут уже в данном случае и как преподаватель, специалистов в разных сферах, выполняющих такую, почти детективную работу по поиску информации и притаскиванию ее извне в организацию. Именно поэтому мы при создании этого профстандарта думали всегда и о той части, которую можно назвать маркетинговым исследованием условно. И которая действительно производит не специалистов в области маркетинга, подготовленных на экономических факультетах, мы осознаем, что это другой специалист. Но то, что такой документ будет удобен для просто ичар, это безусловно. Мы, стати, его показали в таком виде, полуфабрикатом он существует на сегодняшний день, специалистам в области ичар деятельности многих организаций и исследовательских, и непрофильных. Они сказали, что здорово, если бы и другие профессиональные сообщества задумались о создании нечто подобного. Спасибо.   

Волькенштейн М.:  У меня просто первый вопрос. У меня нет ясности, это просто я, наверное, не поняла, в чем конкретно функции этого совета, кроме. Единственное, что я поняла, что он должен принимать эти профстандарты. Это все? Или что-то еще он делает? Чем он еще занимается?

Абрамов К.: Момент очень простой, все в наших руках. Вот я предлагаю еще раз, вот профессиональное сообщество на сегодняшний день за этим круглым столом, он квадратный конечно очень сильно и не стол далеко, оно в определенном смысле, были и не попытки, и удачные попытки объединения, рассмотрения каких-то вопросов, медленные. Значит, «7/89» занималось 5 лет этим вопросом, (…) вообще не подходило к нему еще, но ИСО, зато занялся ИСО, тоже хорошо, я считаю, прекрасным продвижением. Мне кажется, вот этот вопрос, на котором мы можем в данном случае объединиться, крупные компании, даже объединения работодателей, крупных игроков рынка в понимании того, что это нас действительно объединяет. Действительно на этой площадке мы спокойно можем найти общий язык, действительно есть рабочие люди, головы, руки, умы, которые бесплатно в течение года пашут для того, чтобы сделать для отрасли очень правильно, очень эффективно.

Волькенштейн М.:  Вы имеете в виду профстандарты? Это все, это то, что должно…

Абрамов К.: Значит, еще раз. Кроме профстандартов потом с точки зрения регулирования, например, сертификации, какие центры будут создаваться, если они будут создаваться, а могут и не создаваться, это мы с вами решим, нужны ли центры. В принципе, я считаю, что нужны, там в ближайшем будущем. Но сертифицировать будет именно этот совет, то есть, давать возможность заниматься сертификацией какое-либо юр. лицо. То есть, этот совет будет регулировать, кто этим может заниматься, на каких основаниях.

Волькенштейн М.:  Понятно. И еще это просто скорее моя проблема, наверное, я чего-то не понимаю, но вопрос у меня возникает. Когда я смотрю на эти профстандарты, первое, что мне, естественно, приходит в голову, что действительно кому это точно не обходимо – это образовательным учреждениям. Образовательные учреждения точно должны знать, кого они выпускать должны. Тогда это должно выглядеть, как программа обучения. То ест, я не до конца понимаю, вот я открываю и смотрю, как связано, как именно. Может быть, это не моя проблема, а проблема вузов, чтобы он сам решал, что из этого следует, какие он должен преподавать курсы. Значит, если я на это смотрю, как на штуку для вузов – это одна история. Если я на это смотрю, как на вещь про должностные инструкции не понятно для кого, для государственных учреждений, предположим или еще для кого-то – это другой разговор. У меня ощущение, что это смешивается все в одно и плохо разделяется. Это наверное, потому что я просто не поняла как.

Абрамов К.:  Значит, по поводу гос. инструкций здесь звучало, государство живет в органах гос. власти, там по своему закону, и там профстандарты, там отдельная история, как будут применяться. Это будет применяться компания, как исследовательской отрасли, так и крупные компании, которые имеют исследовательские отделы или департаменты, занимающиеся в том числе маркетинговыми, социологическими исследованиями. Это раз. Почему это важно для образовательной сферы? Я вам скажу, это важно для нас и вот для Александра Михайловича, для коллег из ФОМа.

Волькенштейн М.:  Вопрос – что надо?

Абрамов К.:  Смотрите, тут действительно есть попытка и, по-моему, она такая логичная и вот почему я предлагаю включиться вам, что действительно есть попытка несколько уровней придать, уровней людей с определенного рода компетенциями, для того, чтобы понимать, на какой уровень, когда, внутри организации, как Асхат сказал, все мы в любом случае свои придумываем инструкции. Здесь мы можем подсказать и дать определенный универсальный инструмент совместно, когда мы считаем, что да, человек, обладающий вот этим сертификатом этого уровня может претендовать в вашей компании на такую-то позицию. И вам, и кадровикам вашим будет намного легче и проще.

Демидов А.:  Один маленький вопрос. Константин Валерьевич, а как будет формироваться этот совет? Вот сейчас, я так понял, мы дадим согласие, значит, что я не возражаю или я согласен принять участие. А кто будет назначать этот совет или выбирать, как это будет, какова процедура?

Абрамов К.:  Смотрите. У меня к вам просьба, это следующий этап, я считаю, что мы очень эффективно, благодаря коллегам, проработали с профстандартом, всего за год мы почти с нуля сделали такой, мне кажется, очень достойный, качественный продукт. Это первое. Дальше, что будет дальше? Совет. Советы регламентируются определенными нормами. Мы готовы представить, то есть, каким образом должен формироваться этот совет, все это объяснить участникам рынка, которые сегодня, по нашему мнению, могли бы сказать, что да, они готовы в принципе участвовать в такого рода совете. Понятно, что мы каждому представим нормы, юридические правила формирования этого совета, что мы предлагаем туда включить и там в принципе есть типовые разработки, которые 20 советов уже принято, они в принципе типовые. Мы готовы просто будем представить, отдельно с каждым проговорить этот момент. Я считаю, это такие уже, технологические моменты, которые кто выбираться, каким образом, как голосовать, там в принципе механизм описан уже в предыдущей юридической практике. Но, это я говорю, всегда можем с вами сесть.

На мой взгляд вот эта задача вот этого документа, под названием меморандум, заключается в том, чтобы наделить какую-то инициативную группу полномочиями по разработке положения, оно будет разработано, как Константин сказал на основе типовых положений, а дальше организации, которые участвуют в меморандуме, примут для себя решение – делегируют они в такой орган своих представителей или нет. Первое. Второе. Поскольку этот документ будет размещен в публичном пространстве, очевидно – будет возможность для тех представителей отрасли, которые также посчитают для себя это интересным, заявить о своей готовности. А дальше будет сформирован некий совет, как обычно, там будут определенные права, полномочия, какие-то руководящие органы, но основные задачи, коллеги, вот сегодня это еще не звучало, то, что мы сейчас предлагаем – это рамочный профстандарт. Возможно, некоторый скепсис: того не учли, этого не учли, связанный именно с его рамочным характером. И очевидно, сегодня уже об этом говорили, что целый ряд видов деятельности, который осуществляется в рамках организаций, работающих на рынке, в нем не учтены. О чем это говорит? Это говорит о том, что как это имеет место в самом ряде других отраслей следом за этим рамочным стандартом принимаются дополнительные акты. Кто будет инициировать эту работу и оценивать ее? Вот ровно этот совет.

Малыхина М.:  Приветствую коллег. У меня краткое замечание – вопрос – предложение. Потому что группы все интересантов разные. Я думаю, что нет сомнения, что хороший пригодный к работе профессиональный стандарт нужен. Многие из нас участвовали в разработке образовательных стандартов для разных вузов по нашей профессии, мы занимались и для бакалавриата, и для магистратуры, понимаем, что это такое. Но дело в том, что разные объединения преследуют вроде как одну хорошую цель, но договориться быстро и эффективно получится ли. Поэтому у меня был вопрос, вот мы с Мирославом обсуждали сейчас, ведь Минтруда в общем-то заинтересован тоже, чтобы профстандарт пополняли. Может быть, на базе их создать какую-то, так сказать, профильную, какой-то комитет или какой-то у них там подвид существует, на котором быстро принять этот документ и всем быть довольными. Получится ли объединить всех?

Абрамов К.:  Значит, могу сказать, что Минтруд не заинтересован, чтобы на их площадке и при них создавали какие-либо отрасли свои профильные комитеты по этому вопросу. Минтруд заинтересован в том, чтобы профессиональное сообщество самоорганизовывалось, объединялось для того, чтобы принять такого рода стандарт. Это принципиальная позиция, позиция всего этого закона. Значит, и это на самом деле, Минтруд нас, господа, толкает, чтобы мы находили общие точки соприкосновения, интересы из разных областей. Я, честно говоря, год этим занимаюсь и, естественно, мы входим в (…), в «7/89» не входим, но знаем, плотно взаимодействуем. Я не увидел, вот честно, Марин, не увидел ни одного пункта, который вообще даже идеологийно какой-то, который противоречит интересам (…) или «7/89», участвовать в этой, ни одного, честно. Вот какие вопросы ни возникали, это все технические вопросы, которые надо докручивать в профстандарт. А принципиально у нас интересы одни. Не правда, что у крупных игроков одни интеерсы, у мелких – другие, да нет. В этом направлении эта база, где интересы сходятся на очень высокий процент. Не на 100, понятно, но на очень высокий. И почему мы говорим, друзья мои, мы можем сказать, предложить (…) проголосовать, предложить «7/89» проголосовать войти, но тут есть компании, не входят которые ни туда, ни туда. Это первое. Значит, второй вопрос. Понятно, что это процедура, которая требует согласования, голосования и прочее. Мы пошли по другому. Сегодня у нас круглый стол, на котором присутствуют господин Федоров, сейчас пришлось уйти, на следующее мероприятие люди подъехали как раз, наши товарищи. Значит, здесь присутствует Лариса Паутова от ФОМа, и мы знаем, что мы имеем право говорить о том, что мы поддерживаем этот меморандум, готовы подписаться под теми задачами, которые ставятся перед советом. Я предлагаю сегодняшний день не от объединения выступать, Марин, а выступать действительно от компании. Я знаю, что Маша Любимова от вас присутствовала в этой работе, участвовала, мы благодарны вам. И я знаю, что вы в курсе того, что происходит. То здесь история очень простая, крупные компании говорят о том, что мы готовы, плюс предложим присоединить к этому максимальное количество игроков. Кто-то принципиально скажет – нет, к этому стандарту никогда присоединяться не будет, потому что не так называется. Могут такие быть? Могут.

Женщина:  Но в любом случае должен быть какой-то тогда понятный алгоритм, каким образом вот такие вот группы интересантов разноплановые будут сотрудничать по такому вопросу. Это, наверное, самое важное. И второе. В любом случае здесь организации должны подсказать нам, можем ли мы в индивидуальном порядке, как члены (…), а можем ли мы и обязаны ли мы выносить это на общее голосование. Сегодня нет ответа тогда на этот вопрос.

Абрамов К.:  Нет, я не говорю, нет, понимаете, вы – руководитель компании в исследовательской структуре, который может присоединиться к этому меморандуму, неважно, членом чего вы являетесь. Мы можем являться еще членами сотен организаций, не собираюсь спрашивать у них как бы, надо нам входить в этот совет или нет, это личная воля каждого из нас. И я очень буду рад, что все единогласно члены (…) присоединятся к этому меморандуму и войдут в этот совет, как и члены «7/89». Я считаю, чем больше игроков заинтересовано в такого рода работе, тем больше шанс, что мы ее сделаем просто. Это факт. И ресурсов больше, понятно. Я говорю, эта группа работала бесплатно весь этот год, сделала огромную работу. Надо сказать, просто поклониться в пол и сказать «огромное спасибо!», поцеловать им руки и идти дальше. Учредить этот совет, взять за основу, как бы привлечь ресурсы свои интеллектуальные и другие для того, чтобы его доработать. Все, такое предложение у меня, Александр Михайлович, есть.

Мужчина:  В совет должны войти только исследователи, агентства или же компании там?

Модератор:  Предполагается, что только агентства.

Мужчина:  Только агентства. Ну, тогда действительно, очень актуально то, что коллега говорит – а каким образом дальше взаимодействовать? Вузы, гос. учреждения, конечный клиент? Все заинтересованы в едином стандарте профессиональном. 

Модератор:  Значит, по нормативам, те, которые могут участвовать в этом совете, не имеют права образовательные учреждения быть учредителем этого совета. Это уже по существующим нормативам.

Мужчина:  Понятно, спасибо.

Модератор:  Они могут быть экспертом, а учредителем – нет. Да, ну, ответил, надеюсь. Господа, значит, у меня предложение, работаем мы, я считаю, очень эффективно и 5 часов приблизилось. Значит, у меня к вам просьба – предложение. На самом деле, во-первых, поблагодарить ту группу рабочую, которая в течение этого года действительно, провело больше 10, наверное, заседаний, работала в онлайн-режиме, привлекла огромное количество экспертов и экспертных мнений, какие-то учитываю, сразу извиняюсь, господа, какие-то учитываю, какие-то нет, понятно, что мы со своей стороны считаем, что памятник этим людям не поставим, конечно, но что-нибудь придумаем, чтобы увековечить их. Кстати, у профстандартов будут уже авторы прописаны, то есть, там минимум эти люди войдут как родоначальники этих профстандартов. А предложение такое все-таки, я считаю, что главным результатом нашего круглого стола должно быть, сейчас я дам слово, должно быть все-таки формальное присоединение представителей крупнейших игроков отрасли, как федеральных, так и региональных, которые здесь присутствуют, присоединение к этому меморандуму. Если Александр Михайлович, Мария, Марина, вы со своей стороны, понятно, Лариса Паутова, если готовы, плюс наши коллеги из регионов, Владимир Звоновский, Василий Токарев здесь? Где Василий Токарев? Где он, куда он исчез? Только что был. Значит, я бы хотел предложить просто поддержать, подписаться под этим меморандумом. Так, вопросы, пожалуйста.

Женщина:  Добрый день, уважаемые коллеги, я Киселева Наталья, финансовый университет при правительстве РФ. Спасибо, что вы сказали, что нужно поклониться тем создателям этого профессионального стандарта. И поддерживаю вашу идею, что образование прежде всего заинтересовано в этом. С другой стороны, уважаемые коллеги, к той системе образования, вы знаете, что мы сейчас по новым образовательным стандартам ежегодно меняем свои учебные планы, поэтому более мобильной структуры, которая сейчас есть, я думаю, что вряд ли можно представить. Поэтому чем больше будет этих образовательных стандартов, а мы абсолютно четко в этом заинтересованы, то есть, в какую категорию образование сейчас попадает? Мы же не готовим только исследователей, верно? У нас же намного шире, поэтому, коллеги, нам нужен этот совет для того, чтобы как можно больше этих стандартов образовывать. И чем больше будет этих стандартов, тем лучше будет наша образовательная программа. Здесь сидят и наши студенты, и наши уважаемые преподаватели, кто работает в финансовом университете, и научный руководитель, только что отошел, Федоров. Поэтому безусловно, давайте присоединяться и площадка финансового университета в этом отношении предоставляется. На секундочку, РСПП – это как раз инициаторы финансового университета, наш университет был виновен инициатором как раз вот этих профессиональных стандартов. Хотя мы скептично относимся к тому, в какой степени это будет образовано. Так что спасибо всем создателям, будем корректировать, будем улучшать, но это действительно важно.

Модератор: Коллеги, я вас немножко разочарую, все-таки здесь мы говорим о профессиональном стандарте, а как заместитель председателя УМО я вам могу сказать, второй заместитель сидит – Николай Андреевич Скворцов, все-таки задача разработки образовательных стандартов – это задача УМО и ее с них никто не снимал. Поэтому давайте все-таки, давайте близкие вещи все-таки не отождествлять, они близкие, но разные.

Модератор:  Так, друзья мои, Александр Михайлович, готовы? Мария, готовы к ритуальному действию, подписать вот этот меморандум? Я прошу выйти руководителей ведущих исследовательских агентств, федеральных и региональных на эту сцену. Марина, пожалуйста, Лариса? Так, Владимир Борисович Звоновский, предлагаю присоединиться к нам тоже.

Модератор: Игорь Вениаминович, а ты не хочешь присоединиться? Сейчас скажет: «Я не знаю к чему».