Аналитика экспертов ВЦИОМ

28.03.2017
ФедералПресс: Валерий Федоров: «Школота – главное приобретение протестного воскресенья»

Протестные митинги, прошедшие в воскресенье в ряде городов России, вызвали много вопросов. Прояснить, на кого работает Навальный и выгодны ли какой-то из «башен Кремля» прошедшие протесты, мы попросили руководителя ВЦИОМ Валерия Федорова.

Валерий Валерьевич, 26 марта 2017 года впервые после Болотной протестное движение приобрело весьма активную форму. С чем это связано: с грядущими выборами, с активизацией Навального как возможного кандидата или «схваткой бульдогов под ковром»?

Ни первое, ни второе, ни третье. Понятно, что никакого кандидата в президенты Навального не будет, и он тоже это понял. Поэтому вчерашние лозунги к президентским выборам никакого отношения не имели. Избрана другая стратегия – не продвигать своего кандидата, у которого шансов нет, а работать на негативную повестку, проводить сценарий по проведению референдума, заставлять кандидата оправдываться. То есть вместо того, чтобы рассказывать о светлом будущем, к которому мы все идем, отвечать на жесткие вопросы о сегодняшнем дне. Это идея вполне рабочая, вчера мы увидели заявку, которая адресована не Кремлю, а западным спонсорам. Они в последние несколько лет не были готовы активно финансировать нашу внесистемную оппозицию. И теперь, после сделанной работы, та протянула сложенные ладошки в надежде на инвестиции. Полагаю, что заявка успешна и деньги теперь будут.

Что показывали замеры ВЦИОМ последнего времени: какие темы действительно чреваты протестами?

Для протестов нужен не только протестный фон, нужны лидеры, организация и особая атмосфера. Организации пока нет, но Навальный опробует новый тип сетевой организации. То, что это может работать, хорошо показали события 26 марта. Новых лидеров не прибавилось, так и остается один Навальный, который для всех непопулярен, кроме немногочисленного протестного актива. И главное приобретение протестного воскресенья, – мы будем наблюдать, окажется ли оно разовым или постоянным, – это так называемая школота. То есть молодое поколение, которое политикой никогда не занималось и не интересовалось, а сейчас его удалось вытащить на улицы.

На ваш взгляд, после 26 марта как-то изменятся рейтинги доверия и узнаваемости политиков и партий?

Не знаю, увидим примерно через неделю, когда получим новые данные. Здесь важно не то, что было, а что люди увидели и услышали. В принципе, 60 или даже 100 тысяч людей, вышедших на митинги по всей стране, – это капля в море. Важно, кто выиграет в войне интерпретаций, то есть как информация о митинге будет доведена до массового сознания. Доведение только началось, соответственно, только через несколько дней мы сможем что-то сказать. Часто бывает, что само событие состоялось, а результат нулевой или отрицательный.

Имеет ли право на жизнь версия, что активность протестников – это одна из форм борьбы «башен Кремля» между собой?

Конспирология – это болезнь современного мира, и мы ею тоже болеем в острой форме. Версия, что Трампа избрали русские хакеры, – это конспирология. В свою очередь, наша конспирология имеет две версии: первая – во всем виноват Госдеп, вторая – во всем виноват Кремль. Не могу это комментировать, потому что у меня нет информации, что какая-то «башня Кремля» причастна к митингам Навального. Но то, что эта версия будет активно циркулировать, в этом сомнения нет.

Изучал ли ВЦИОМ, как менялось общественное мнение после громких коррупционных дел, задержаний губернаторов, Захарченко, Улюкаева?

Да, разумеется. Главный результат наблюдений: хорошо, что борются с коррупцией, но плохо то, что каждое задержание открывает глаза на масштабы этой коррупции. Когда 8 млрд рублей изымают у какого-то полковника МВД, то люди, самые лояльные власти, начинают задумываться. Борьба с коррупцией есть, посадки есть, изъятия материальных ценностей есть, неприкасаемых нет. Но создать у людей представление, что власть выигрывает борьбу с коррупцией, пока не получается. И этим пользуются внесистемщики.

Может ли Навальный привлечь на свою сторону лояльных власти людей?

Навальный всегда проваливается, когда пытается продвигать себя или какую-то позитивную, по его мнению, программу. Вроде того, что он – надежда России, что он и его команда лучше справятся с проблемами России. У него это не получается, он этим занимался, и результат всегда один. Но у него хорошо получается объединять по принципу «Все против». В 2011 году он уже запускал кампанию «Голосуй за кого угодно, кроме партии жуликов и воров». Он агитировал не за себя, а против партии власти. И это оказалось достаточно эффективно. Теперь он пытается сделать «дубль два», но только не против «партии жуликов и воров», а против Путина. Но так как Путин сейчас суперпопулярен, то он выбрал более легкую и уязвимую мишень. Ею он назначил, например, Медведева. Его стратегия состоит в том, чтобы подорвать доверие к власти в целом, ударяя по ее слабым звеньям. Затем, если будет достигнут какой-то успех, перенести огонь критики лично на Путина. Удастся ее реализовать или нет, зависит от многих факторов.

Мог Навальный рассматривать митинги 26 марта как репетицию Майдана?

Майдан – это мечта для всех тех, кто хочет свалить власть в России. В сентябре 2013 года Янукович казался тоже непоколебим, и на выборах, которые должны были пройти в конце 2014 года, у него не было какого-либо сравнимого оппонента. И буквально за полгода ситуация диаметрально поменялась. Поэтому Навальный спит и видит, как бы здесь устроить Майдан. Но желания не всегда совпадают с возможностями. Если власть себя будет вести уверенно и умно, никакого Майдана не будет.

Может ли Навальный увлечь под свои знамена других участников внесистемной оппозиции?

Проблема Навального в том, что он нарцисс и он не терпит никакого соперничества и конкуренции. Его лозунг: «Объединяйтесь все вокруг меня и делайте то, что я скажу». Все его попытки с кем-то объединиться, к примеру, с Касьяновым или кем-то еще, регулярно проваливаются. Потому что он их рассматривает как пушечное мясо, каким не жалко пожертвовать. С другой стороны, другие представители внесистемной оппозиции не обладают ни известностью, ни харизмой, и по протестному потенциалу их нельзя ставить рядом. Личные амбиции никто не отменял, поэтому любой внесистемщик, кто сейчас не под Навальный, будет делать все, чтобы под ним не оказаться. Сейчас надо смотреть, будет ли подниматься волна, которую он запустил. Если пойдет, то у остальных внесистемщиков не будет выбора и им придется под него «ложиться». Здесь много факторов – кому будут давать деньги, перестанет ли он им хамить, даст ли он им какое-либо нестыдное место. Об этом не стоит говорить всерьез, так как протестного актива, который могли бы вывести на улице другие внесистемщики, у них просто нет. Актив только у Навального. Поэтому он поступает правильно, игнорируя мелкие амбиции своих друзей-врагов. Их «потенциал» показывают выборы последних лет.

Вы изучали возрастной срез участников митингов?

Досконально еще не изучали, но по видеосъемке видно, что там две компоненты. Один – тот самый актив, который участвовал во всех более ранних акциях протеста. В Москве их примерно 5000 человек. Другая, значительно превосходящая по размеру первую, – это уже упоминавшаяся «школота».

Источник: "ФедералПресс"

Тематические разделы: Политический протест; Коррупция