VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Секция 29 "Российские исследователи в глобальном сообществе"

Материалы секции

Презентации:

  • Андреенкова А. (ЦЕССИ) "Межстрановые сравнительные исследования как способ интеграции российских исследователей в международное сообщество" (скачать .pdf)
  • Понарин Э. (ЛССИ НИУ ВШЭ) "Всемирное исследование ценностей: история создания и возможности для международной кооперации исследователей" (скачать .pdf)
  • Хахулина Л. (Левада-Центр) "25 лет участия России в Международной программе социальных исследований ISSP" (скачать .pdf)
  • Мансуров В. (РОС) "Участие российских ученых в работе Международной социологической ассоциации (ISA) и Европейской социологической ассоциации (ESA)" (скачать .pdf)
  • Рузанов А. (BRIF Research Group) "Участие казахстанских исследователей в зарубежных профессиональных ассоциациях: опыт и ожидания"  (скачать .pdf)

Видеоотчет:

Стенограмма:

Модератор: Данная секция посвящена российским исследователям в глобальном сообществе. Модерировать эту секцию буду я, меня зовут Эдуард Панарин, я представляю лабораторию сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики. У нас следующие выступления запланированы: Патрисия Мой, президент Всемирной ассоциации исследователей общественного мнения, она будет выступать на английском языке, я по мере сил буду переводить. Анна Андреенкова, заместитель директора Института сравнительных социальных исследований. Эдуард Панарин не только модерирует, но и выступит с небольшим докладом. Александр Шашкин, генеральный директор OMI, Людмила Александровна Хахулина, заместитель директора Аналитического центра Юлия Левада, Мансуров Валерий, руководитель Центра социологии профессий и профессиональных групп, и Александр Рузанов, президент BRIEF Research. В регламенте написано – до 10 минут на доклад, я прошу выступающих ориентироваться на 7 минут.

Патрисия Мой: Благодарю за то, что вы пришли сюда, в это послеобеденное время. Я благодарна за возможность участвовать в этом мероприятии от имени Всемирной ассоциации исследователей общественного мнения. Я поделюсь с вами своими соображениями. В таком духе журналистском я сформулировала тему своего выступления следующим образом: «WAPOR – кто, что, когда и как?»

Изначально я скажу несколько слов об ассоциации. Это профессиональная ассоциация. Наши члены серьёзно относится к своему профессиональному долгу, к профессиональной этике. Миссия заключается в том, чтобы исследовать общественное мнение для блага общества. Мы пытаемся выйти из башни слоновой кости и заниматься реальными проблемами, отвечающие общественным интересами, а не только академическим.

Одна из целей - продвигать возможности и право любой страны заниматься независимыми исследованиями общественного мнения. Мы распространяем знания по применению научных методов анализа общественного мнения. Мы также пытаемся помогать нашим членам делать свои исследования на таком уровне, чтобы они могли быть опубликованы в любом, самом хорошем журнале. WAPOR продвигает международное сотрудничество и обмены, причём не только в узкой области, а по самому широкому спектру дисциплин. В наших обменах могут участвовать политики, которые будут встречаться с другими людьми, приехавшими по обмену, которые могут оказаться, например, журналистами.

Этот год не только для ВЦИОМа или ФОМа оказывался юбилейным, он также юбилейный для WAPOR. WAPOR основан в 1947-м году, но на пенсию мы пока выходить не собираемся. Вы видите, что у нас членство не ограничивается академическими учёными и студентами-исследователями, оно включает в себя политических аналитиков, сборщиков данных и журналистов. Членство в нашей организации стоит денег, но членский взнос дифференцирован и зависит от того, из какой вы страны. Студентам мы идём навстречу. В первый год они получают членство бесплатно. Мы заинтересованы в том, чтобы молодёжь, которая является нашим будущим, включалась в эту сферу деятельности.

Вот географическое распределение членов WAPORа. У нас более 70 стран, но как вы видите, Африка представлена не очень хорошо.

Что получают члены организации за свои членские взносы? Во-первых, они получают наш журнал, образовательные возможности, помощь в исследовательских вопросах, защиту и продвижение интересов, лоббирование по мере того, как это становится необходимым той или иной стране. Очень насыщенная программа конференций, премии за исследования и общение, которое заканчивается установлением профессиональных связей, новыми возможностями исследований и финансирования.

Журнал, который мы издаем, это международный журнал изучения общественного мнения. Он выходит один раз в квартал и по своему составу авторов является абсолютно международным, почти из всех стран мира люди публикуются в журнале. Основные его направления - общественные науки, методология, в нем представлен довольно большой спектр дисциплин, включая психологию.

Касательно образовательных возможностей, мы работаем на нескольких фронтах. Публикуем руководства по проведению исследований по изучению общественного мнения. В прошлом году мы запустили международный интернет-курс для журналистов в сотрудничестве с Американской ассоциацией исследователей общественного мнения. Мы планируем ещё ряд онлайн-курсов, которые наши члены могут слушать по сниженным ценам.

Касательно защиты интересов исследователей, мы готовим доклады о свободе исследований общественного мнения в мире. Это регулярные доклады, публикуемые с 1984 года. В этом году мы готовим доклад в сотрудничестве с ESOMAR.

Наконец, мы публикуем пресс-релизы, за последние полгода их выпущено два, они посвящены отдельным случаям, когда организации сталкиваются с проблемами, в частности, Левада-центр. Также имела место странная и аномальная ситуация в Перу, где выпустили закон о том, что, когда проводишь исследования общественного мнения на политические вопросы, с интервьюером и интервьюируемым должен присутствовать третий человек, наблюдающий за процессом, что очевидным образом нарушает тайну этого процесса.

Теперь касательно конференций. Они проводятся ежегодно, раньше - раз в два года. Они готовятся в сотрудничестве с другими профессиональными ассоциациями, как правило, один год – в Северной Америке, один год - в Европе. Сейчас мы переходим на трёхлетний цикл, когда мы один год встречаемся в Северной Америке, другой - в Европе, третий год - в каком-то другом месте. Пока из этих других мест мы успели встретиться в Гонконге, Буэнос-Айресе… Следующее мероприятие будет в Марракеше.

Наша юбилейная конференция состоится в июле этого года в Лиссабоне. Там будет много технических, методологических и содержательных вопросов. Поэтому те, кто заинтересован, ещё могут запланировать участие в этом мероприятии. В следующем году мы встречаемся в Марракеше. У меня на слайде список местных организаторов не для того, чтобы вы запомнили эти имена, а чтобы показать, что когда мы встречаемся в какой-то стране, то опираемся на помощь со стороны местного исследовательского сообщества.

У нас также проходят региональные конференции. Последнее из этих событий было в ноябре прошлого года в Москве.

Премии за исследования, которые мы выдаём на наших ежегодных конференциях, вручаются по следующим номинациям: лучшая студенческая работа; лучшая работа, автор которой живет в транзитной стране. Три года существует номинация: лучшая студенческая работа в трёх M, что означает многострановая, многокультурная и многоязыковая, речь идёт про кросс-культурные исследования. У нас есть ежегодная премия за лучшую статью, опубликованную в нашем журнале. С прошлого года в память об ушедших из жизни президентах WAPOR появились гранты на поездки для студентов. И мы выдаем премии за серьезные работы, это называется lifetime achievement, то есть над какими-то очень большими проектами.

Как любая организация в XXI веке, мы должны присутствовать в Интернете и социальных сетях. Пока я говорила о WAPORе как о такой большой зонтичной организации, но последние две минуты я хочу посвятить разговору о наших региональных филиалах.

Некоторые могут задаться вопросом: зачем у вас региональные филиалы, если вы всемирная организация? Мы осознаем, что наша организация всегда будет сталкиваться с местными нюансами. Например, в США у нас университетские члены немного друг с другом общаются, и они составляют основную часть членов нашей организации в США. С другой стороны, в Латинской Америке большую часть наших членов составляют работники маркетинговых организаций или совсем молодые исследователи, студенты. Ну и кроме того мы понимаем, что не все люди в мире, которые могли быть заинтересованы, могут приехать на мероприятие WAPOR, поэтому мы хотим пойти им навстречу и сами к ним приехать.

У нас есть только два региональных филиала. Один из них - в Латинской Америке. Я хотела бы сказать, как меня впечатлил энтузиазм молодых исследователей на мероприятиях, которые проходили в Буэнос-Айресе, а также в Уругвае. Туда пришли где-то 200-300 молодых исследователей, которым было крайне интересно участие. И было совершенно понятно, что они не могли бы поехать в таком количестве на мероприятия WAPORа.

С момента организации филиала у нас было восемь таких ротирующихся, скользящих конференции, которые происходили в восьми разных странах. Этот филиал выпускает свой собственный журнал на испанском языке. Вторая региональная организация основана в Азии в прошлом году. Если вы хотели бы задать вопрос, или хотели бы присоединиться, то, пожалуйста, свяжитесь с нами. Спасибо.

Модератор: Большое спасибо, Патрисия.

Женщина: (задала вопрос на английском)

Модератор: Перевести, наверное, для кого-то - вопрос был о том, в региональных организациях какой рабочий язык. Патриция ответила, что в Азии всё-таки основной язык - английский, но иногда с переводом, а вот в Латинской Америке по желанию участников основным языком всё-таки был испанский. На мероприятия в Латинской Америке они часто приглашают каких-то видных учёных, которые выступают всё-таки на английском языке. И непонятно, переводят их или нет.

Итак, я перехожу снова к роли модератора. Следующий доклад у нас - Анна Андреенкова. Пожалуйста.

Андреенкова: Когда задумывали эту сессию по инициативе Эдуарда и коллег из ВЦИОМА, была идея понять, какие формы сегодня существуют для интеграции российских учёных в международное сообщество. И первое, что, конечно же, приходит в голову, это профессиональные ассоциации. И Патриция нам прекрасно рассказала одну из таких возможностей, и прекрасная возможность для учёных, которые занимаются опросами общественного мнения – общаться со своими (33.09 - неразборчиво). Хотя это традиционная и прекрасная возможность для индивидуальных учёных и для организаций интегрироваться в разговор, который ведут международные учёные – она отнюдь не является единственной.

Сегодня есть такая специфическая форма активного участия учёных в совместной работе как проектная деятельность. Это могут быть просто международные проекты – я бы их предлагала разделять, - или межстрановые сравнительные проекты. Тонкая грань между ними, не буду в это углубляться, состоит в том, что может международный коллектив собираться вместе, чтобы решать какую-то конкретную проблему, а само исследование проводиться в какой-то конкретной стране или в нескольких странах. А может быть задача собрать непосредственно данные сравнительные, чтобы целью того, что происходит, являлось сравнение. Для этого существуют специальные методологии и процедуры, в рамках такой методологии участвует международный коллектив.

И вот на сегодняшний день эта тенденция развития сравнительных исследований, она довольно старая, ещё с 1960-х годов начались первые активные проекты в этой области. Но на сегодняшний день эта система стала довольно комплексной, многие учёные, работающие и в области конкретной тематики и методологи, вовлечены в какие-то из таких проектов. Я их условно разделила на три категории, потому что мы будем говорить сегодня о каждом. Я расскажу только об одном из них, чтобы вы увидели место этого проекта среди других. Мы можем говорить о сравнительных проектах общественного мнения. В частности, к таким проектам в России можно отнести Евразийский монитор, о котором Игорь Вениаминович Задорин много рассказывал, и вы об этом знаете, это исследование Гэллапа, о котором мы сегодня не будем говорить. Но тоже хорошо известное исследование, проводящееся одной конкретно организацией. Это исследование другого типа, которое изучает тренды среднего уровня, в основном, установки или какое-то поведение в разнообразных областях.

Я привела только два примера, хотя существует больше. В частности, европейское социальное исследование ESS, о котором чуть больше расскажу. И проект ISSP, о котором Людмила Александровна нам сегодня расскажет. Исследованием долговременных трендов, ценностей и верований занимается Всемирное исследование ценностей. Мы о нем сегодня тоже, наверное, услышим.

Моя задача рассказать вам о ESS. Это очень специфическая форма организации научного сотрудничества. Именно с этой точки зрения я сегодня о нем расскажу, а не столько о содержании самого этого исследования. На сегодняшний день структурированность международного сотрудничества в разных странах проекта разная. А начиналась история с очень централизованных проектов, когда одна команда задумывала проект, находила помощников в разных странах, и они выполняли задачу. Потом ситуация усложнилась, и ISSP - прекрасный пример добровольного соединения многих научных коллективов, без строгой организационной структуры, с некоторыми элементами централизации в единый научный коллектив по разработке и реализации проекта, включая гораздо более широкий спектр учёных. Это совершенно другая научная структура.

ESS начинал примерно с того же, но пошел немного дальше. Он теперь преобразован институциональным образом в международный стабильный коллектив, владельцем которого являются страны. Это совершенно новая форма международного сотрудничества, то есть это не организация как таковая, это не конкретный университет, это новая надмежстрановая организация, членство и владельцы которой - национальные команды, состоящие из большой группы учёных. Там довольно сложная система финансирования, но постепенно кристаллизуются какие-то новые более стабильные формы, чем свободная ассоциация исследователей, организующихся для решения какой-то конкретной задачи, в частности, межстрановых трендовых проектов.

ESS - это европейский проект. Идея его состоит в том, чтобы измерять установки поведения и взгляды людей, живущих в странах Европы по самым разным аспектам жизнедеятельности и сфер. Это проект основан на базе опросов. Опросы национальные, в каждой стране проводится 15 опросов каждые два года. Идея проекта заключается в существовании некоего трендового ядра. Вопросы, которые задаются всегда, каждые два года – это отличие ESS от ISSP. К этим вопросам добавляются два новых модуля.

Расскажу об этом чуть больше не с содержательной точки зрения, а с организационной. Эти новые модули – нечто новое, иначе мы бы всегда изучали одно и тоже. Временный тренды появляются. Но новые проблемы, новые задачи не изучаются. Вот это попытка скомбинировать необходимости трендов и необходимость включения нового. Новые тренды разрабатываются новыми тематическими научными коллективами, которые приглашаются на открытый конкурс. То есть объявляется конкурс, его правила вы можете увидеть на сайте ESS. И любой учёный, любая научная группа по всему миру, которая интересуется какой-то конкретной темой, может подать заявку на то, чтобы их вопросы были включены в такой огромный большой проект, и они получили бы эти данные, которые другим способом практически получить невозможно. Это очень дорогостоящая и очень сложная задача. Вот такие коллективы, их много, и уже теперь каждые два года, начиная с 2000-го года, образуются новые и новые коллективы. По правилам, они должны быть международные. Но Россия ещё ни разу не вошла ни в один из них. Тем не менее, мы сохраняем надежду, что однажды российские учёные тоже захотят в этом поучаствовать, потому что это свободное открытое пространство, возможное и для сотрудничества, и для продвижения своего имени и своих работ, и для получения информации для дальнейшей своей работы. Это великолепная, надо сказать, возможность, и редко мы ею пользуемся. Данные ESS находятся в свободном доступе для всех, также, как данные многих проектов, о которых я сейчас говорила. Это идея свободной ассоциации независимых исследователей, которые производят данные, изыскивая разными способами финансирование, но потом отдают данные в открытый доступ, стараясь привлечь к ним внимание не потому, что свою работу надо рекламировать, а потому что твоя работа должна быть использована. В такую работу вкладывается много души, средств и мыслей и, конечно, каждый исследователь, а я, в частности, работаю в проекте «Европейское социальное исследование», каждый из тех учёных, который работает, уже сам по себе получил многое: и опыт, и общение, и профессиональный рост. Но есть и продукт работы – данные не только открытые, но и опубликованные на сайте. Ещё раз повторю, заинтересованность каждого, кто имеет отношение к производству этих данных, в том, чтобы они были использованы. Было очень много публикаций по материалам исследований ESS, полученные ESS данные принимаются всеми реферируемыми журналами. То есть, если ты ссылаешься на ESS, у тебя в принципе нет необходимости дальше доказывать, что твоя эмпирическая база достойна и достоверна. Ну а дальше остается дело за вами.

В ESS организационная структура она довольно сложная. Это псевдо-государство. То есть законодательный орган – это представители всех стран, которые собираются и принимают важные решения. Есть, так сказать, нанятый теперь уже, раньше свободный, теперь нанятый исполнительный комитет, который расположен в Лондоне. Это целая команда, но, на самом деле, это люди, которые оплачиваются этими странами и потенциально могут быть заменены (хотя я слабо вижу такую возможность). Методологический научный совет абсолютно международный, в него включены разные люди, группы по разным проблемам. Включаются также учёные самых разных стран. Я, например, состою в экспертном совете по проблемам переводов и дизайна анкет. Это моя специальность и интерес. Существуют разные люди, куда-то включенные, не обязательно даже входящие в это исследование, привлекаются самые разные специалисты. Это совершенно новая форма реализации проектов не на базе экспертизы одной организации, а на базе экспертизы всего научного сообщества междисциплинарно, межинституционально, межстранно, межкультурно и межлингвистически. Здорово я все отрекламировала?

Женщина: (Неразборчиво 43.34)

Андреенкова: В Европейском социальном исследовании Вы, наверное, не заметили, но слово Европа стоит на первом месте. Поэтому это только страны Европы. Это европейский проект. Есть другие проекты, которые являются всемирными по своему характеру. Если вы хотите знать, я вам расскажу потом почему и чем отличаются региональные от всемирных исследований.

И ещё буквально несколько слов. Странно, что я сейчас перейду к этому, но так как мне сказали, что я должна выступить в один раз, а не в два, как мне бы хотелось, я сейчас расскажу ещё о двух прекрасных профессиональных организациях, в которых я тоже состою и работаю, и которые я, на самом деле, советовала бы любому, кто интересуется проблематикой, о которой сейчас расскажу. В первую очередь, это организация узкоспециализированная, узкоспециальная ассоциация, в отличие от больших социологических ассоциаций, о которых нам Валерий Андреевич Мансуров, наверное, расскажет. Это так называемая международная группа по разработке и реализации сравнительных исследований. Известна она как CSDI-группа –группа экспертов, занимающихся сравнительными международными исследованиями. Индивидуальные, даже нет, там нет членства, это просто некая стабильная группа, куда может присоединиться любой интересующийся этой проблемой. Основана она в 2002 году. Она относительно нова, как и сама проблема методологии сравнительных исследований, хотя сами сравнительные исследования имеют гораздо более длительную историю. Методология как таковая, как специфическая отрасль, она относительно новая в отношении международных сравнительных опросов.

Индивидуальные исследования, разные страны, не ограниченные Европой. Основная цель – методы сравнительных опросов, обмен сравнительных данных, методов анализа. Группа собирается, у нее есть несколько инициатив, она разработала, например, такой новый продукт, называется «Гайдланс», это методологические стандарты и рекомендации для проведения межстрановых, межкультурных опросов. Большая, огромная работа. Том Смит из Нью-Йорка в Чикаго руководил работой. Уникальность ее состоит в том, что она не писалась одним, двумя или даже тремя людьми. Больше 70 специалистов, 35 разных организаций, моя скромная персона тоже там свою лепту внесла, как и очень многие другие ученые в своей конкретной специальности. Совместный труд, очень сложная координация, очень сложная система согласования между странами.

Тем не менее, появился документ (нравится вам вообще система стандартов или нет, я не знаю). Если они вам нравятся, вы хотели бы узнать то, что сегодня считают стандартом – документ опубликован, это относительно новая вещь и она постоянно находится в стадии разработки. Пример – проблема переводов. Все знают, что сначала анкеты просто переводили, потом переводили с обратным переводом. Теперь говорят, что это всё безобразие. С обратным переводом не годится, требуется другая, совершенно новая система. Вот так быстро и  интенсивно изменяется конкретная проблематика внутри методологии сравнительных опросов. Проводится  ежегодный семинар. Заметьте, он проходит завтра в Маннгейме, а я не поехала, потому что очень хотелось рассказать все это вам. Я с вами здесь, а не там. Хотя я оттуда вернулась вчера. Не могла остаться. Представьте, да. Вот группа – эта прекрасная группа приедет туда завтра, а я уезжаю. Практически разминулись в аэропорту. Но я не жалею не секунды. И большая конференция, не могу не рассказать, 3MC International Conference, очень известная в сообществе. Она проводилась как семинар и с какого-то времени - как конференция. Сообщество маленькое относительно, поэтому оно не может себе позволить ежегодных конференций, проводит её раз в четыре года. Пока только два раза – в Берлине и в Чикаго. И по результатам Берлина опубликована книга, которая является настольной на сегодняшний день для тех, кто работает в области сравнительной методологии и сравнительных межстрановых опросов. Конференция в Чикаго прошла в прошлом году. Теперь ждать четыре года.

И вторая организация, о которой Патриция уже упоминала. Это European Survey Research Association (ESRA). Это тоже европейская ассоциация, чуть более широкая, чем тf, о которой я сейчас рассказывала. Это как методология сравнительных опросов – это одна маленькая частичка, то методология опросов или социологических исследований, как принято говорить в российском контексте, в отличие от опросов общественного мнения, - как более широкая категория, более академически направленная. Вот о методологии социологических исследований, может быть, европейских эта другая ассоциация ESRA, с которой WAPOR, в частности, очень тесно сотрудничает и в этом году впервые будет проводить совместную конференцию летом в Лиссабоне, о чем говорила Патриция, ESRA будет проводиться в это же время в Лиссабоне. Эта конференция для тех, кто занимается любыми аспектами методологии, методологии сравнительных опросов. Очень технологичная, все очень инновационно, очень сложная, надо сказать, конференция. Те, кто занимается либо разработкой, либо анализом данных – приглашаю туда приехать. И журнал, который сейчас издается на эту тему – это онлайн-журнал «Survey research methods», очень достойный. Вот, собственно говоря, тоже свободное членство, 30 евро, или что-то в этом духе, приглашают всех, кто интересуется на свою платформу. Все.

Модератор: Большое спасибо. Прекрасное, очень живое выступление. Есть возможность задать вопросы.

Женщина: Из Вашего выступления сложилось такое впечатление, что вот это вот Европейское социальное исследование крайне позитивно повлияет на публикационную активность тех людей, которые к нему присоединятся. А есть какие-то у Вас исследования, отслеживали ли Вы или может был какой-то мониторинг, условно говоря, если человек вступает в вашу ассоциацию, насколько у него возрастает публикационная активность. Просто очень интересно, как публикации влияют именно на публикационную активность?

Андреенкова: Уточню. ESS - ассоциация не профессиональная, это проект. Он делается для того, чтобы производить данные, данные опросов и отдавать их вам. А вот две другие – это профессиональные ассоциации. Профессиональные ассоциации не требуют от вас ничего, кроме членства, кроме желания в них участвовать. Проектная работа – это включение в работу проекта. Реализация, продукт. В этом разница.

Тем не менее, если вернуться к ESS и спросить, как участие/работа на данных ESS влияет на публикационную деятельность на индивидуальном уровне, я могла бы посчитать тех, кто мне известен, посмотреть на динамику, жизненный цикл, карьерный рост, например, но трудно было бы отделить влияние ESS от профессионального роста. Тем не менее, группы, которые создавали модули, если вы посмотрите, там все люди, которые когда-либо это делали, и руководители групп известны – эти руководители групп с неизменностью сегодня являются спикерами конференции, которая является ключевой по их теме. То есть это очень серьезно, разработка модуля –серьезная научная заявка перед лицом всего международного европейского сообщества, которое будет тебя критиковать, смеяться, издеваться и задавать вопросы. Ну если ты к этому готов, то это мощнейший стимул. Сами просто пользователи, исследователи - существуют специальные исследования для ???(52.01) данных ESS, на сайте есть, потому что оно проходит оценку финансирования – это одна из частей международных стандартов оценки финансирования больших проектов. Но также есть количество пользователей, публикаций, скачанных данных и так далее. У нас на сегодняшний день 780 скачиваний, для России, участника международного межстранового проекта, это очень много. Это очень много, если вы посмотрите, сколько людей сейчас в этом зале сидит. Ну это связано с тем, что это доступные данные, это данные в форме, которые ты можешь использовать, сравнительные данные, но это и сложные для анализа данные. И, тем не менее, вы можете использовать одну страну, если не хотите пользоваться всеми достоинствами межстранового исследования.

Женщина: неразборчиво(53.18)

Андреенкова: Если Вы говорите про адаптацию инструмента для опроса к социально-политическому контексту…

Женщина: Да-да.

Андреенкова: … то, несомненно, это делается. Процедуры, которые проходят, многоэтапны. В частности, когда научный коллектив только предлагает некий инструмент, он при этом его не разрабатывает, он только концептуальную схему разрабатывает. А потом приходят методологи и говорят: сейчас мы вам поможем, операциализируем понятия нужным образом и все это сделаем. А вот как только они это сделают, с этого момента начнется вот этот самый этап, социально-культурной адаптации инструмента для всех стран-участников. Это очень сложный проект. До 100% никогда никакой адаптации добиться невозможно и не удается, но приемлемый уровень будет достигнут. Когнитивные интервью в разных странах, после этого первый предварительный тест количественного характера в пяти или шести странах. В общем, я могу дальше рассказать, это очень многоэтапный процесс и, собственно, методология сравнительных опросов – это о том, как раз, как на первом этапе, дизайне проекта, изначально учитывать необходимость сравнения. Не априори, когда ты уже имеешь то, чего имеешь, а на уровне дизайна сделать так, чтобы данные, полученные тобой, были сопоставимы между собой.

Женщина: Можно еще один вопрос?

Модератор: Да, наверное, последний.

Женщина: Вот очень интересно. Меня как преподавателя интересует, правильно ли я понимаю, что если кто-то из моих студентов интересуется вопросами методологии, но (54.59 - неразборчиво) если, допустим, не предоставляется такой возможности, будет ли дана рекомендация... если европейские, а мы занимаемся Азией, туда мы сможем учиться и поддерживать международные сообщества?

Андреенкова: В ESS есть онлайн-образовательный модуль. Называется essedunet.nsd.uib.no, прямо на сайте ESS. Вы туда заходите, и там объяснено на примере, по-моему, шести конкретных больших тем, как анализировать и пользоваться этими данными. Прямо вот по шагам. Эксперты по статистическим методам писали рекомендации по использованию статанализа и для студентов объяснение, что это такое, методологи написали теоретический подход, как нужно смотреть на эти перемены, а дальше по шагам расписано, как физически сделать. Попробуйте. Это самый простой способ, ну то есть вообще ничего делать не надо. Открыть сайт essedunet.nsd.uib.no. Там внутри ESS есть такой образовательный блок, для студентов будет это первый шаг. Просто ознакомиться. Если вы хотите идти и дальше, присоединиться к ассоциации, откройте журнал, прочитайте статьи. Вы увидите, что делает ассоциация.

Женщина: Вопрос неразборчиво (56.29)

Андреенкова: Приезжайте на конференцию.

Модератор: Спасибо. Я снова меняю свое амплуа. И я выступаю с докладом по Всемирному исследованию ценностей. Я постараюсь не занять много времени. Всемирное исследование ценностей – это самый старый из международных сравнительных проектов. Оно началось в 1981 году. Это одна его особенность. А повторяются волны исследования каждые пять лет. Значит, что касается финансирования, то это такая волонтерская, на самом деле, организация с нагрузкой. То есть те люди, которые участвуют в этом деле, сами находят денег на исследования, как минимум, в своей стране. А если смогут, то еще и на исследования в каких-то других странах, потому что есть относительно бедные страны, в которых местным людям трудно поднять деньги на большое исследование.

Значит, еще одна особенность этой организации заключается в том, что она ориентирована на конкретную теорию. То есть за ней стоит теория модернизации в варианте Рональда Инглхарта, который является основателем организации Всемирного исследования ценностей. Теория у него родилась в 1970-е годы, когда он сделал первое исследование только на европейских странах и Соединенные Штаты, и там сопоставлял возрастные отличия и интерпретировал их в плане когортных отличий. Из этого родилась теория модернизации, которая впоследствии подтвердилась на большом сравнительном материале и до сих пор, в общем, как бы вот стержнем работы ученых, участвующих в этом исследовании, является теория модернизации. Однако помимо такой академической ценности, поскольку это единственное, пожалуй, большое. Ну не единственное, но, по крайней мере, самое старое и всеохватывающее такое исследование мирового масштаба, в котором участвует не только Европа, а и другие страны. Данные Всемирного исследования ценностей они тоже доступны бесплатно публично на сайте организации World values survey одним словом, точка org. Они используются в разных аналитических материалах, организациях типа Всемирного банка и ООН, и множеством других организаций.

В плане публикаций, если вы зайдете в Google Scholar и наберете «Всемирное исследование ценностей», в смысле, World values survey, то получите, по-моему, сейчас 7 миллионов ссылок. Разумеется, это не только статьи в реферируемых журналах, это какие-то статьи в сборниках, это какие-то аналитические материалы и т.д. Это на данный, может быть, самое большое, в плане публикаций исследование, отчасти, опять же, потому, что оно самое старое. То есть оно уже долго существует, во-первых, а во-вторых, тем ученым, которым интересны социальные изменения, важно, чтобы период замеров был как можно дольше. И у нас вот с 1981-го года - это, в общем, скоро уже 40 лет как имеются данные, поэтому интересно.

По странам – начиналось с 20 стран, в прошлой волне было 60 стран, в нынешней волне планируется 80 стран. Значит, существует еще одна родственная организация, которую я упомяну, это Европейское исследование ценностей, European value study. То есть наше исследование называется World values survey, а у них, значит, European value study. European value study делается раз в 10 лет, а у нас – раз в 5 лет. В этом году наши циклы совпадают, и это родственные исследования, и дружеские отношения, и, кстати, наша лаборатория является представителем обеих этих организаций в России. Анкета согласована таким образом, что 2/3 вопросов примерно одинаковые в этом году будут, по анкете World values survey, European value study – то же самое, более или менее соблюдалось и в предыдущих волнах, поэтому иногда World values survey может казаться недопредставленным в Европе. Но ученые, которые занимаются сравнительными исследованиями, часто объединяют данные Всемирного исследования ценностей и европейского исследования ценностей, чтобы дополнить информацию по европейским странам.

Ну вот, как я сказал, это исследование всемирное, и поэтому тут есть, конечно, очевидные плюсы, потому что мы выходим за рамки Европы, но есть и некоторые минусы, потому что бывает так, что, во-первых, и это не самое сложное, надо найти деньги на какие-то другие страны, а это не всегда легко, а во-вторых, там не всегда как бы методологическая работа поставлена хорошо. То есть, если вот европейское социальное исследование, о котором только что так блестяще говорила Анна Андреенкова, делается, в общем, в таком ограниченном и более или менее культурно однородном и развитом регионе мира, это, конечно, сказывается на качестве данных. То есть, если вы возьмете данные European social survey, они прекрасные, вылизанные, мало отсутствующих значений и т.д.

Всю кухню я не буду вам раскрывать, но в World values survey бывают проблемы в каких-то африканских странах. Вот недавно Индию, в Индии тоже, оказывается, трудно как-то поднимать местным ученым деньги на свое исследование, поэтому их финансируют извне… сделали очень большое исследование, потому что это очень разнообразная в культурном отношении страна, и потом, очень большая по численности – там один штат Уттар-Прадеш по населению больше, чем вся Россия. Там сделали огромную выборку по всей Индии – 6 тысяч человек, данные оказались настолько плохими, что пришлось искать снова деньги, чтобы повторить исследования, в последней волне были такие проблемы, но оборотной стороной этого является то, что, во-первых, большой промежуток во времени и большой охват стран по всему миру.

Структура управления у нас примерно такая же, как в Европейском социальном исследовании, о котором мы говорили. Тоже существует институт генеральной ассамблеи, где встречаются люди, которые, собственно, подняли деньги на исследования в своих странах. Они выбирают исполнительные органы, президента – вот первый президент у нас – Рональд Инглхарт, его портрет чуть выше, это основатель и нашей лаборатории, помимо всего прочего, не только World values survey.

Нынешний президент – Кристиан Херпфер, из Австрии, вице-президент – Кристиан Вельцель, из Германии, его книжка, русский перевод, будет представляться завтра. Так что, если вам интересно, пожалуйста, приходите. Алехандро Морено - вице-президент из Мексики, Би Пуранен – бессменный генеральный секретарь организации, из Швеции, и скромную должность казначея занимает всемирно известный политолог Пиппа Норрис.

Об институте – principal investigators, или PI’s я уже, в общем-то, сказал, это те люди, которые обеспечивают финансирование, сбор данных. Как правило, они аутсорсят, но иногда и сами, если они работают в организации, которая занимается сбором данных, сами этим занимаются. Но в любом случае, они как-то координируют полевые работы в этих странах. Затем осуществляют передачу данных в архив, ну и имеют привилегию, что в течение 19 месяцев, прежде чем эти данные станут доступными, они имеют исключительный доступ к ним.

О нашей лаборатории я уже сказал, она в 2010-м году была организована Р. Инглхартом, и я стал ее заведующим. Лаборатория является представителем сразу двух родственных программ международных исследований в России, а также она является партнером Евразийского монитора.

Я не хочу долго говорить, потому что, по-моему, мы вышли из графика немножко, поэтому поблагодарю вас за внимание. На этой странице мы в социальных сетях. Если интересно, можете, пожалуйста, посмотреть. Ну и, если у вас сейчас есть вопросы, я тоже буду рад на них ответить. Если же вопросов пока нет, тогда я опять превращаюсь в модератора и предоставляю слово следующему выступающему – Александру Шашкину.

Шашкин: Спасибо. Коллеги, здравствуйте. ESOMAR – это ассоциация, которая объединяет маркетинговых исследователей. Немножко она в стороне находится от той академической структуры, про которую мы услышали, но, поскольку там члены – коммерческие организации и исследователи, которые в этих коммерческих организациях работают, то, если в целом так говорить, там очень большая живость в том смысле, что там есть финансовые ресурсы, есть ESOMAR-ТВ, много проектов, для реализации которых нужны деньги. Поэтому тут большое оживление, но много всего происходит, на самом деле, большую роль ассоциация играет в том, чтобы каким-то образом отрасль развивалась и жила.

Очень важный слайд – слайды английские, ESOMAR-овские, они их прислали. Идея какая: ESOMAR сейчас реализует программу по интеграции разных смежных отраслей под свое крыло. То есть, например, этому служит, во-первых, общее название, то, что сейчас говорится, что это про данные, это про исследования и про инсайд. С одной стороны, инсайд – это консалтинг, это вот эта сторона, с другой стороны, данные – и Big Data, и все технологические компании, которые работают с большими данными. Ну и research традиционно в центре. То есть, есть попытка, поскольку вот эти новые игроки исследовательского рынка, они еще пока слабо самоорганизованы, каким-то образом их организовать внутри ESOMAR. Вот это очень важный такой тренд, который за последние годы начал активно проявляться. И в принципе, даже если мы посмотрим на Штаты, там объединились две ассоциации – это Casro и MRA, Marketing research association. Сейчас они называются Insides association. То есть это о чем говорит? О том, что вообще market research, как название, перестает существовать и заменяется, допустим, в Америке уже заменилось Insides association. То есть вот такой интересный тренд.

Здесь есть некие принципы, в основе ассоциации лежащие, это, собственно, обмен знаниями, представление интересов индустрии в большом сообществе, в основном в органах государственной власти. Ну и профессионализм, обмен мнениями между самими ресерчерами, общение, какие-то площадки для взаимодействия.

Сейчас немножко подробнее. Что такое ESOMAR? Это порядка 5 тысяч индивидуальных членов плюс 500 корпоративных членов, то есть смешанное членство. Это индивидуальные члены и корпоративные члены. Это 130 стран, 35 тысяч человек – это некая сеть взаимодействующих профессионалов. Понятно, что есть страницы в разных соцсетях. Вот тоже очень новая инициатива ESOMAR – это YES, Young ESOMAR society, молодежное общество ESOMAR, это интересный проект, поскольку он целиком предназначен для молодежи, для тех, кто учится, для студентов, и для тех, кто начинает свою карьеру.

Есть два типа членства внутри и, в принципе, это… сначала было до 30 лет, потом как-то ESOMAR решил расшириться, и до 35 лет люди считаются молодежью, могут вступать в YES. Там практически все те же бенефиты, все те же преимущества, как и для «взрослых» членов. Есть и знак, Молодежное общество ESOMAR. Но самое главное, что для студентов, для молодых профессионалов, это чуть позже я представлю, это система АНА. Тоже новый проект ESOMAR, оцифровка всех материалов за 70 лет существования. Кстати, юбилей в этом году, 70 лет, у ESOMAR. Какой-то год сплошных юбилеев. Будет конгресс в Амстердаме, одна из фишек –грандиозная юбилейная вечеринка. Так что в этом году все празднуем.

YES уже ищет амбассадоров по всему миру. В России тоже ищет амбассадора, если кто-то хочет быть лицом Young ESOMAR society в России, можно писать прямо в ESOMAR. Можно мне написать, я свяжусь с нужными людьми, то есть, в принципе, это открытая система. Если вам еще нет 35 лет, если у вас есть амбиции в области market research, как себя реализовать, то это можно устроить.

Есть два типа членства, но это совсем скромные деньги, это 50 евро для студентов и 100 евро для работающих профессионалов. Я не буду говорить про все-все ресурсы для членов, просто на каких-то ключевых, наверное, остановлюсь. Есть какие-то отличительные для больших ассоциаций вещи – это некий знак, да? То есть, если у тебя есть знак ESOMAR, ты член ESOMAR или корпоративный член ESOMAR, то это как бы сразу отличает тебя и помещает в некую зону без риска… Это очень важно, поскольку ориентация идёт на заказчиков, то есть маркетинговое использование факта членства – это не редкий случай, это принципиально важно. Если посмотрите на сайты исследовательских компаний в России – в России больше 100 членов, и корпоративных членов тоже очень много. Россия вообще в топе стран по членам ESOMAR находится. Везде вы найдете знак ESOMAR, поскольку это некий знак, что компания разделяет стандарты, этический кодекс. Кстати, в тему о том, что расширяется понятие research, это еще и новый кодекс ESOMAR, который в этом году вышел, его приняли, и он будет в этом году ратифицирован. Его должны ратифицировать две российские ассоциации – это, соответственно, ОИРОМ и 7.89. Перевод уже сделан, он сейчас находится на ратификации, там есть некоторые вопросы, как лучше перевести некоторые термины, но идея кодекса как раз – максимально популярный язык, включение более широкого сообщества, которое могло бы использовать его положение в своей работе. То есть там те, кто работает с данными, те, кто работает с первичными, вторичными данными, то есть с какими бы данными ты ни работал, у тебя есть некий гайд-лайн, некие положения, этические, в основном, с точки зрения сохранности данных, с точки зрения безопасности субъектов персональных данных. То есть такие общие принципы, которые, на самом деле, ко многим сферам деятельности, связанным с данными, имеет отношение. И это намеренно сделано, чтобы это был действительно максимально популярный документ.

Вот этот кодекс ESOMAR, о котором я как раз сказал. Очень важный ресурс, собственно, почему компании вступают и почему компании платят членские взносы и платят за дополнительные услуги, это вот, собственно, директория ESOMAR, это некая директория, организация в каждой стране, которая занимается маркетинговыми исследованиями, они там стратифицированы, по ним легко искать – кто чем, кто качественными, кто количественными, кто онлайн, легко понять, кто в каждой стране какими видами исследований занимается. Заказчики ее используют для поиска партнеров в странах. То есть это некий такой прямой бенефит для членов, потому что они могут найти заказчиков.

С точки зрения взаимодействия с государством есть новый проект совместный, европейско-американский, называется US privacy shield, это проект в области защиты персональных данных, ESOMAR там очень активную роль занимает в том, чтобы участвовать в формировании этих стандартов и каким-то образом в этих рабочих группах… Прямая активность есть, целое направление внутри ESOMAR по работе с государством. Вот с госорганами, с Еврокомиссией они работают. То есть, на самом деле, очень важное направление, которое, опять же, может себе позволить не каждая ассоциация.

Мне кажется, поскольку все эти журналы, вебинары – это часть какой-то контентной стратегии, то самое важное, что сейчас случилось, это проект АНА. Это действительно 70 лет всех материалов в форме и текстовой, и вебинары, и видео, в общем, в любой форме, оцифровано, добавлена система искусственного интеллекта по поиску. Я пользовался, это выглядит так: ты вводишь какой-то научный термин или направление исследований, или методику исследований, и получаешь статьи и материалы разные, отсортированные по релевантности. То есть максимально удобно для пользования. Сейчас приведу пример. Интересует вас, например, видеоэтнография, кейсы. Вы вводите и сразу находите статьи с кейсами по использованию видеоэтнографии, там market research в каких-то странах для решения каких-то бизнес-задач клиентов. То есть вы уже сразу можете это использовать, с этим соотносить свою деятельность. Мне кажется, это ценнейший ресурс, и он бесплатен для всех членов, в том числе, для молодых членов.

Ну и, конгресс юбилейный. В общем-то, всех, кому интересно, я приглашаю, потому что это, на самом деле, будет грандиозное шоу… В Амстердам все-таки близко ехать, когда в Штатах проводятся, туда лететь сколько и дорого стоит. А в Амстердам можно доехать, и там будет не скучно. Потому что 70 лет ESOMAR, и очень жесткий отбор докладов, то есть они прямо это называют «фестиваль контента», такие очень громкие слова используются для промоушена этого события. В общем, коллеги, кто хочет, это будет такое специальное мероприятие.

Но мне все-таки хочется еще два слова сказать про организацию, вот то, что важно было. Почему это все работает? Это все-таки разделение – есть исполнительный комитет, есть… Почему российские ассоциации market research, они такие, условно говоря, безвольные? Потому что там хромает самая базовая основа – это структура. Там есть, условно говоря, члены, которые заняты и которые работают в своих компаниях, но нет организационной структуры, которая делает всю работу черновую. На самом деле, это большая работа, вот мы сейчас, когда делали Российскую исследовательскую неделю, уже два наемных сотрудника есть. Потому что – ну невозможно сделать, все заняты, хотя много компаний участвует, и оргкомитет, и т.д. Но без людей, которые каждый день занимаются, условно говоря, нанятых, этой работой, невозможно. В ESOMAR огромная команда, Допустим, СASR(?) была 15 человек команда, американцы, просто мы с ними тоже работали, сотрудничали. В ESOMAR, я думаю, минимум человек 40 – такая большая структура, которая это все обслуживает, и в это главный бич. Как бы нужна коммерциализация для того, чтобы это дело все устроить именно так. То есть поэтому директория, поэтому конференции платные, поэтому членство платное, но зато, когда ты это сделал, у тебя есть работающая машина, которая уже работает на всю индустрию. Коллеги, все, спасибо.

Модератор: Большое спасибо. У нас не очень много времени осталось, к сожалению. А у нас есть еще выступающие, поэтому я, наверное, уже сразу предоставляю слово Людмила Александровне Хахулиной, которая расскажет про ISSP.

Хахулина: Добрый вечер, я хочу рассказать вам об одной уникальной международной программе, которая объединяет исследователей более чем из 50 стран на совершенно добровольной основе, но на довольно жестких условиях. И существует она тоже уже 30 с лишним лет. Это международная программа социальных исследований, или ISSP, как ее сокращенно называют, она известна во всем мире. Может быть, вы про нее слышали, кто-то пользовался ее данными. Это ежегодная повторяющаяся программа межстрановых исследований по темам, которые и интересны, и важны для исследователей в области социальных наук. Она была организована в 1984-м году четырьмя энтузиастами, представляющими 4 организации, 4 страны – это Институт изучения общественного мнения при Чикагском университете, известный ??? 1:22:08.3, это был Джим Дэвис, это Эрвин Шойх из Кельнского архива Института социальных исследований, в то время Западная Германия, это руководитель Института социального планирования из Великобритании и Джон Келли из Национального университета Австралии. Вот они в 1984-м году встретились и договорились, что нужно бы общие вопросы задать в этих странах и получить межстрановые данные для анализа. Внизу там подробно написано, есть сайт, где можно со всем ознакомиться. И вот эти 4-основателя, представляющих 4 организации, 4 страны договорились сотрудничать на следующих условиях: совместно выбирать тему, совместно разрабатывать блок вопросов. Этот блок вопросов добавлять к Омнибусу, который проводится ежегодно в этих странах, согласовать общие социально-демографические данные, тоже их включать, готовить эти данные по всем правилам к архивированию и архивировать их в Кельнском архиве, поскольку он был один из учредителей. И каждая организация несет финансовую ответственность за проведение этой работы – никаких общих финансов программа никогда не имела и не имеет.

Вот на этих условиях они договорились сотрудничать, и сейчас уже прошло 30 лет, и эта программа существует именно на этих условиях. Уже нет в живых отцов-основателей, кроме Джонатана Келли из Австралии, остальные, к сожалению, уже из жизни ушли, а программа до сих пор существует и развивается. Первый модуль, который положил начало программе, опрос по нему был проведен в 1984-1985 годах, и с тех пор программа отсчитывает свое существование, не пропустив за эти 30 с лишним лет ни одного года, когда бы программа не проводила это исследование.

В 2015-м году было 30 лет, выпустили сборник участники этой программы, статьи подготовлены на основе данных ISSP. Мы присоединились к работе программы в 1991-м году, и в 1992-м году мы провели тоже первый модуль «Социальное неравенство», и в этом году 25 лет, когда мы участвуем от России, представляем Россию в этой программе, тоже уже, можно сказать, юбилейная дата.

Теперь, кто является членами программы ISSP? Членами являются организации и, естественно, люди, представляющие эту организацию. И одна организация от каждой страны. Обязанность этой организации состоит в том, что она обязана ежегодно проводить опрос по модулю и готовить эти полученные национальные данные к архивированию в Кельнском архиве.

Прием в члены осуществляется на общем собрании, тайным голосованием. Организация, которая хочет войти в программу, подает заявку, подает документы, связанные с описанием ее деятельности и возможностями проводить исследования, я подчеркну самое главное, по национальной репрезентативной выборке. И дальше на общем собрании эти документы рассматриваются, и организация принимается в члены.

И вот 30 лет на таких основах существует эта организация. Прежде всего, сотрудничество, участие в  этой программе основано на постоянном сотрудничестве. То есть нельзя – в этом году я член программы, на следующий год у меня нет времени или чего-то там, и я не считаю себя… Нет, оно постоянное и основано на принятых общих правилах. Поэтому, если страна не выполняет условия программы, не проводит модуль подряд два года, она просто из программы исключается. Она потом может снова войти, но уже снова подает заявку и проходит общую процедуру приема. И вот это ежегодное межстрановое исследование, оно является основой сотрудничества и условием существования программы. Если все члены принимают это, что их обязанность – проводить эти исследования; программа существует, и комбинация вот эта межстрановых данных, временных рядов, с одной стороны, а с другой - межстрановых данных создает уникальный продукт. И, собственно, это и является главной мотивацией, почему люди в этой программе постоянно работают, потому что они понимают, что они создают уникальный продукт, который нужен всем исследователям в области социальных наук. Вот у вас там, увидите, что библиография на основе использования вот этих данных уже насчитывает около 8 тысяч выходов, но это то, что мы фиксируем. Ко мне обращаются из секретариата: напишите библиографию, как у вас в России использовали данные. Ну я что-то знаю, естественно, я напишу. Что я не знаю, я не напишу. Так вот, значит, это, как говорится, только по известным выходам. Я думаю, что на самом деле их больше.

Ну и данные, они в архиве. У нас в России они – в архиве социологических данных, которые при Высшей школе экономики, они также и в архивах Великобритании есть, но главное – любой может получить доступ к ним в архиве, раньше он назывался Кельнский архив, теперь ??? 1:29:01.8.

Теперь про модули. Что собой представляют модули? Модули – это блок вопросов. Как происходит эта работа? Прежде всего, на общем собрании выбирается тема, которая всех интересует, голосованием. После этого из членов программы выбирается группа по разработке, и это шесть примерно человек, она также выбирается общим голосованием на общем собрании. И дальше работа идет таким образом: группа в течение года, до следующего общего собрания, должна подготовить одну теоретическую концепцию этого модуля, которая выражается в том, чтобы сформулировать основные положения и тематические блоки, которые потом будут операционализированы.

Через год эта группа выносит вот этот плод своего труда на общее собрание, где все члены этой программы эту концепцию обсуждают и голосуют, какие тематические блоки будут включены в анкету. Далее второй год, эта группа уже эти тематические блоки разрабатывает в виде вопросов и проводит пилотаж в 3-4-5-6 странах. После этого уже опилотированную анкету выносят опять на общее собрание всех членов программы, и анкету повопросно на общем собрании все рассматривают и голосуют: этот вопрос включаем/не включаем, или меняем формулировку и т.д. В общем, такая вот работа.

Что тут еще интересно. При разработке вопросов основное требование - обсуждение анкеты на общем собрании. Представители разных стран смотрят и думают, насколько релевантен этот вопрос в их культуре, в их языке и т.д., и предлагают свои какие-то замечания, предложения и т.д., они обсуждаются, принимаются или не принимаются. Вот темы, которые сейчас там функционируют, и дальше уже число репликаций этих тем, то есть сколько уже временных рядов есть, вот по роли государства уже 5 временных рядов, начиная с 1985 года. Скажем, социальное неравенство – уже 4, социальные связи или социальные сети – три, но в этом году пойдет блок, уже будет четвертый.

Теперь дальше. Коротко о структуре. Тут говорили про разные, у нас структура такая: самый главный орган управляющий – это общее собрание членов программы, которое происходит ежегодно, и участие в нем для участников обязательно, не приветствуются пропуски, поскольку там обсуждается анкета, которая придет к тебе же, и в твоих интересах в этом участвовать. Между общими собраниями работает секретариат, который координирует деятельность, он избирается на общем собрании. Есть комитет по регламенту, видите, чем он занят – это прием новых членов и прочие нормы. Есть методологический комитет, ну, понятно, чем он занимается – методологией сравнительных исследований, и группа по разработке модулей, которая для каждого модуля избирается.

Вот список участников, 53 участника со всех континентов. Спасибо за внимание!

Модератор: Спасибо! И у нас следующий доклад представляет Валерий Мансуров, который расскажет о двух социологических ассоциациях –европейской и международной.

Мансуров: Уважаемые коллеги! Конечно, если говорить о возможностях, которые каждый из нас имеет для того, чтобы включиться в какую-то международную авантюру, то таких возможностей достаточно много. Как вы уже поняли, это и проекты, это и целый ряд ассоциаций. Но среди этих ассоциаций, конечно, есть такие, я бы так сказал, основные и более специализированные, если можно так выразиться. Есть International Sociologic Association, которая была создана, ну, вы все видите это, там 5000 индивидуальных членов в настоящее время, ну, не точно пять, конечно, там, что-то еще, какие-то еще есть единицы, 45 коллективных членов из 167 стран. Что интересно, существует еще, здесь сказали, что я буду говорить о двух - есть у нас еще Международный институт социологии, это организация, которая более, так скажем, древняя, чем социологическая ассоциация международная, со штаб-квартирой в Швеции, которая тоже проводит свои конгрессы каждые два года по различной проблематике. Но, что интересно, что там членство очень небольшое, в пределах 400-600 членов только, индивидуальных, организаций там вообще несколько, по-моему, которые, собственно говоря, и содержат этот Международный институт социологии. Тем не менее, программа его деятельности достаточно интересна, он проводит конгрессы в самых различных странах, охватывает практически весь мир, то есть тут тоже есть свои возможности.

Тем не менее, Международная социологическая ассоциация – наиболее популярная. В настоящее время президентом является Маргарет Абрахам из США, она была у нас в стране во время работы нашего очередного Всероссийского конгресса социологического в Екатеринбурге, выступала, встречалась с молодыми социологами, в общем, мы ее активно здесь использовали.

Структура Международной социологической ассоциации, как вы видите, это генеральная ассамблея, если можно так выразиться, которая состоит из членов двух советов – это совет национальных ассоциаций, куда входят все представители коллективных членов национальных ассоциаций, и research council – это представители комитетов, которые включены в структуру Международной социологической ассоциации. Вот они избирают executive committee каждый по своей линии: национальная ассоциация избирает президента и вице-президента, который должен работать и координировать деятельность национальных ассоциаций, а research council, соответственно, избирает вице-президента, который курирует исследовательскую работу всей ассоциации. Ну и, естественно, там у них есть подразделения, вы их видите, это комитеты, которые выполняют свою часть работы.

Поскольку у нас основная проблема – это показать, что Россия включена, наши коллеги там работают. От нас, как правило, мы имеем одного представителя, один представитель избирается от нашей страны, это очень неплохо, в качестве члена исполкома. У нас был период, когда от нас, совсем недавно, четыре года назад, было избрано два представителя, Никита Покровский шел по исследовательским комитетам и Елену Здравомыслову избрали по совету национальных ассоциаций. Это было удивительно для многих, в том числе, и для нас, потому что больше одного представителя имеют, как правило, только США. А ситуация, в общем, была для нас не очень выигрышная с точки зрения политики, она всегда такая для представителей России в международных организациях. Ну и, конечно, в комитетах у нас представлена, видите, здесь поименовано, это Светлана Шаронова из нашего РУДН, вице-президент она этого комитета, Покровский Никита Евгеньевич тоже вице-президент другого комитета, Виктория Семенова и т.д.

Интересно, что ассоциация в последние два созыва очень много внимания уделяет работе с молодежью, там даже специальную комиссию создавали, которую возглавлял Покровский, когда он был в составе исполкома, и она продолжает действовать. И у нее есть своя программа работы, и каждый год они проводят свои конкурсы, на которых имеют право участвовать все, кто хочет. Обращайтесь, пожалуйста, через Российское общество социологов, и мы вам поможем ваших молодых ребят продвинуть.

У нас была такая ситуация, например, на одном из конгрессов, когда от России было шесть молодых исследователей включены вот в эту группу молодых социологов, которые по результатам этих конкурсов международных были приглашены для участия в работе этого конгресса.

Мероприятие каждые четыре года проводится – это мировой социологический конгресс, предстоящий будет в Торонто в июле 2018 года, предыдущий был в Йокогаме, в Японии, собрал 8964 участника, это вообще у нас был рекорд, из России там было 169 человек представлено, из них 15 студентов.

Как правило, у нас сто с небольшим участников всегда бывает. Казалось бы, это немного, но если мы сравним с количеством участников из других стран, то мы увидим, что Россия всегда держится где-то в топ-5, так скажем. У нас была ситуация в 2000 году, или в 2001, сейчас не помню, Европейская ассоциация проводила свою очередную конференцию в Хельсинки, и у нас там было 200 с лишним участников, мы были на втором месте после финнов по количеству участников, так что эти формы работы у нас хорошо используются. Надо сказать, что российское общество социологов помогает в этом плане достаточно активно, к каждому вот такому мероприятию мы выпускаем специальный сборник работ всех, кто желает представить свою работу, на английском языке, мы ее туда вывозим, мы ее там раздаем, таким образом, знакомим мировую социологическую общественность с тем, что делается у нас в стране.

Что еще сказать. Ну, приводятся конференции и вот этих каунсилов, как мы говорим - советов национальных ассоциаций, очередная, четвертая, будет проходить на Тайване в мае этого года. Каким образом и что мы представляем Россию во всех этих ассоциациях в качестве коллективного члена с самого начала их работы, мы участвовали в создании Европейский социологической ассоциации, как национальная ассоциация, и с 1958 года мы являемся неизменным членом Международной социологической ассоциации.

Что здесь важно и какие перспективы у нас есть? Вот буквально 5-6 апреля в Санкт-Петербурге будет проходить заседание исполкома Международной социологической ассоциации, это впервые в истории она проводится в России, это первое. Второе – впервые в истории будет рассматриваться на этом заседании наша заявка на проведение всемирного социологического форума, 2020, как его называют, мы участвуем там, конкурируем с Францией, Лионом, с Бразилией, Санта-Аллегри или что-то такое, с Финляндией, Хельсинки. То есть четыре страны подали такие заявки, мы будем представлять нашу заявку 5-6 апреля в Санкт-Петербурге.

Ну и я хочу сказать, что вы видите там количественный состав, международная ассоциация – это 5 тысяч, европейская ассоциация – более 2 тысяч, Российское общество социологов как национальная ассоциация в настоящее время выдала 4581-е удостоверение индивидуальное. Ну, понятно, что у нас кто-то выбыл за это время, но, тем не менее, что ни говори, мы находимся на втором месте по количественному составу в мире среди всех национальных ассоциаций. Собственно говоря, на этом я бы и закончил. Работать надо.

Модератор: Спасибо. Это было довольно впечатляющий охват разных международных организаций, большое спасибо. И у нас последний доклад, Рузанов Александр Борисович, президент Brief Research Group из Алма-Аты об участии казахстанских исследователей в зарубежных профессиональных ассоциациях.

Рузанов: Дорогие коллеги, добрый вечер! Благодарю всех, кто досидел до победного конца. У меня презентация достаточно короткая, она основана на опросе моих же коллег, я пытался узнать у моих коллег в Казахстане, в каких профессиональных ассоциациях они состоят, какие есть барьеры по более активному участию, какие есть ожидания от участия в ассоциациях.

В основном, здесь были представлены российские коллеги-спикеры. Про Казахстан: население у нас 17 миллионов с небольшим, исследовательских компаний, которые реально работают на рынке, порядка 20 с небольшим, объем рынка - около 25 миллионов долларов США годовой оборот за прошлый год был, при этом есть профессиональные ассоциации, которые я также представляю, это Капиор, мы ее создали в 2002 году, и у нас тоже будет в этом году юбилей – 15 лет, он, конечно, не такой масштабный, как у всемирных ассоциаций. Ну и хотел бы сказать, что на нашем рынке присутствуют тоже международные крупные компании TNS, Nielsen, GFK, Ipsos, которые достаточно плотно конкурируют с нашими местными компаниями. Ну и еще у нас работает Ассоциация социологов Казахстана, которая объединяет больше академических и вузовских социологов. Поэтому, если в целом охарактеризовать, то Казахстан, в общем-то, по рынку исследований хотя и небольшой, но конкуренция достаточно плотная, насыщенная, тем не менее, мы в плане профессиональных интересов вместе как-то их пытаемся в нашей ассоциации решать.

Само наше географическое положение обязывает к тому, и мы являемся фактически хабом таким по центральной Азии для многих стран, и фактически к нам приходят исследования на организацию не только в Казахстане, но и по Центральной Азии – Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, в основном. Ну и естественно соседство Россией и Китаем, оно тоже такое, с двумя крупными соседями, но с Россией более плотно сотрудничество в плане социологических и маркетинговых исследований.

Значит, я попытался выяснить, в каких ассоциациях состоят наши компании, большинство в ESOMAR состоят, как говорил уже Александр Шашкин, есть компании, которые состоят в Гильдии маркетологов, международные ассоциации Market Research Society, международная социологическая ассоциация, есть компании, которые участвуют в проектах, например, в евразийском мониторе, о котором тоже уже говорили.

Ну и когда я спрашивал, что дает членство в ассоциациях, то прежде всего был упомянут ESOMAR, и ESOMAR реально дает конкурентные преимущества для наших компаний, потому что позволяет расширять географию заказчиков, потом попадает в директории, ESOMAR получает больше запросов, мы получаем также признание среди казахстанских заказчиков, получаем доступ к методологии стандарта и можем отслеживать тенденции и инновации, которые возникают в мире, на рынках и т.д. Сам я стал членом ESOMAR, страшно подумать, в 1996 году, и в 1997 году отмечал в Эдинбурге 50-летний юбилей ESOMAR. Сейчас в ESOMAR более 10 казахстанских компаний.

Другие ассоциации не пользуются такой популярностью, потому что они не дают таких преимуществ очевидных, как ESOMAR.

Какие активности наши казахстанские компании предпринимают в ассоциациях? Все мы понимаем, что участие могло бы быть более активным и сейчас оценивается, скорее, как пассивное, но чаще всего – это участие в конференциях, конгрессах, поездки, которые обходятся достаточно дорого, потому что Казахстан географически удален от основных центров активностей, иногда участвуем в обсуждении документов, кодексов. Кстати, наш кодекс Капиор, он согласован и гармонизирован с кодексом ESOMAR, на нем основывался, и мы с ESOMAR его тоже согласовали, он принят как кодекс, соответствующий международным стандартам. Иногда участвуем в совместных проектах, в написании статей и выступлениях на конгрессах.

Какие барьеры для большей активности существуют у нас, опять же, по результатам опроса моих коллег? Это высокая стоимость участия, ну вот, ESOMAR сама по себе недешёвая компания в коммерческом плане. Также, как я уже сказал, географически большие расстояния до центров активности, не наездишься, как говорят некоторые мои коллеги. Существует языковой барьер, потому что русский язык далеко не всегда является рабочим языком на конференциях, на конгрессах, в общении. Затем какая-то личная занятость проектами, бизнесом, которая тоже мешает более активно участвовать. Ну и также мои коллеги, так же, как и я, отмечаем, что большая разница в уровне развития индустрии. Если, скажем, ESOMAR исполняется 70 лет, а нам только 15, то понятно, что за это время мы не могли пройти тот же путь, не могли так же овладеть всеми нюансами профессии, как наши коллеги из Европы, из других стран мира. Как сказала одна коллега – наш уровень развития исследований с их монстрами несравним.

Ну и, значит, какие пути мы видим, какие ожидания у нас существуют? Конечно, мы понимаем, что нам нужно самим усиливать собственную проактивность. Ожидание каких-то ценовых льгот по членству, участию в мероприятиях. Надеемся, что русский язык будет включен в список рабочих в ключевых ассоциациях. Ну и также, конечно, многие члены прагматично ориентированы и ожидают, что ассоциация должна быть окупаемой, как сказала тоже одна моя коллега – членство в зарубежных ассоциациях должно окупаться.

Но в принципе мы удовлетворены на 100% тем, что в ассоциациях в ходе каких-то конференций, конгрессов происходит человеческое общение, обмен опытом, это тоже для нас очень много значит.

В качестве такой финальной цитаты хотел бы привести цитату одного из наших лидеров и основателей исследовательской индустрии в Казахстане, Леонид Аркадьевич Гуревич, компания Bisam, он, например, мечтает о том, что когда-то конгресс ESOMAR будет проведен в Алма-Ате, а в принципе вполне реально он считает, и я совершенно согласен, что мы можем проводить совместные мероприятия с гильдией маркетологов, либо с другими ассоциациями, создавать организации, которые объединяют исследовательские сообщества социологов-маркетологов Казахстан, Россия или вообще на пространстве ЕС.

Ну и в конце, чтобы закончить на оптимистической ноте. В нашем сообществе мы проводили студенческий конкурс на лучшую социологическую работу. Мы молодая индустрия, у нас полно энергии, мы готовы работать с Россией, с любыми другими странами как в плане осуществления проектов исследовательских, так и каких-то профессиональных проектов.

Большое спасибо за внимание!

Модератор: Спасибо. Ну вот мы исчерпали, наверное, повестку дня и время, поэтому, наверное, дискуссию мы продолжим за рамками этого мероприятия. Спасибо!

Фотоотчет:

  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ