VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Секция 5 «Будущее уже рядом – II. Трансформация гендерных ролей: от прошлого к будущему»

Материалы секции

Презентации:

  • Савинская О. (НИУ ВШЭ) "Гендерные контракты и корпоративные политики предприятий как институциональная основа продвижения женщин в технологические отрасли" (скачать .pdf)
  • Малышева М. (ИСЭПН РАН) "Глобальные стратегические инструменты развития stem программ в целях продвижения гендерного равенства" (скачать .pdf)
  • Калабихина И. (МГУ им.Ломоносова) "Почему нельзя откладывать деятельность по вовлечению женщин в стем-отрасли в современной России" (скачать .pdf) 
  • Кочкина Е. (ИСЭПН РАН) "Гендерные исследования в россии: генезис,  достижения и перспективы 28 лет"  (скачать .pdf) 

Видеоотчет:

Стенограмма:

Модератор: У нас мало женщин, готовых защищать свои права. Вы видите, вообще, как нам тяжело живется? Вот эти все люди, они пошли заниматься своими привычными делами, а мы обеспокоены будущим. Вот наша секция – она действительно про будущее. Наша конференция сегодня, она – о прогнозировании будущего. То, что делаем мы и то, что планируется развивать – это как раз о будущем, о том, как будет жить следующее поколение. Первое слово я, наверное, предоставлю… Вступительное слово я сейчас предоставлю своему со-модератору, человеку, который очень много сделал для того, чтобы развивалось это направление, для поддержки женщин, в частности, в области высшего образования. Член правления Федерации женщин с университетским образованием, Бесолова Ольга Асланбековна.

Бесолова: Спасибо большое. Уважаемые коллеги! Меня же удивляет другое: то, что здесь совсем нет мужчин, которые хотели бы нам доказать, что только что принятая Национальная стратегия действий в интересах женщин совершенно лишняя, и вообще заявлять какую-то непонятную тему про будущее и про женщин… А что, у женщин всегда есть будущее: рожайте и вот вам будущее. Дети растут, они потом даже и внуков приносят иногда.

Это, конечно, и не шутка, но я думаю, что сегодня так мало нас здесь потому, что конференция очень интересная, конференция идет уже два дня и, наверное, просто мы попали немножко в такое время. Тема очень важная. Я представляю Федерацию женщин с университетским образованием, которая существует в нашей стране более двадцати пяти лет. И организация входит (вот уже десять лет) в международную сеть организаций женщин с университетским образованием и, конечно, и я, и мои коллеги, мы на протяжении всех этих лет участвовали в продвижении, и в продвижении лидерства женщин и в политике, и в науке, и в экономике в целом. И по-прежнему считаем, может быть, что всегда это было важно, но сейчас, может быть, особенно важно. Потому что, как известно, наша страна, как и весь мир, пришли в новую технологическую эру. И в этой новой технологической эре мир меняется так много, что нужно успевать. Не догонять, но успевать. И вот эта тема – это тема про гендерные роли в прошлом и в будущем, она еще очень важна. Я вижу здесь очень известных специалистов, которые много лет занимаются этой тематикой, и я уверена, что они сейчас тоже скажут с радостью, что эти слова «гендерные роли» снова вернулись, причем в рамках очень серьезной большой конференции, снова вернулись на подиум. И снова эта тема готова к обсуждению.

Я хочу еще только два слова сказать о том, что вот наш фокус (помимо того, что я представляю Федерацию женщин с университетским образованием, я еще член комитета проекта «STEM»). Как вы знаете, проекты, связанные с новыми технологиями, с математикой, физикой, инженерными науками, они в разных странах развиваются и мы, в рамках своей федерации, с рамках международной организации очень хорошо видим, как и страны нашего ближнего зарубежья, и страны, практически все: от Африки до Соединенных Штатов Америки, делают очень серьезные продвижения, обсуждая и делая совершенно четкие, практические шаги в части участия женщин, девочек в образовании и женщин в карьере, связанной с новыми технологиями. И я думаю, что у нас сегодня есть шанс обсудить все эти направления: и про гендерные роли, и про технологии поговорить, и про «STEM», я очень надеюсь, тоже будут выступления, и договориться о том, как же мы будем в нашем будущем еще более успешны, чем мы были в нашем прошлом.

Если можно, я предоставлю слово, наверное, первому выступающему, да, потом Елена, Вам передам. Как я понимаю, у нас первый выступающий – Елена Викторовна, да? Елена Викторовна Кочкина – кандидат политических наук, Институт социально-экономических проблем. Елена Викторовна, если есть такие, знаете, законодатели, как вот в моде, вот она законодатель, ну, или одна из законодательниц в развитии этой темы «гендерные роли», «гендерное равенство», «гендер». Пожалуйста, Елена.

Кочкина: Добрый день! Зал удивительный, место проведения – то же самое. Мне помнится, что в 1990-м году Галина Георгиевна проводила, может быть, этажом ниже, конференцию. Это был где-то сентябрь, может быть. Вот не могу сказать точно. А, да-да. 91-й год, поэтому для нас это очень важная, для социологов, мы фактически можем провести оценку эффективности, результативности (поправьте меня, специалисты по оценке) тех наших задумок, мыслей, фантазий, образа будущего, которое проходило именно в этих же стенах. То есть мы, фактически, можем вернуться… Ну, вот я точно могу вернуться в мои фантазии, вместе с коллегами, кто тогда же был здесь же и обсуждать, возможно, следующие наши 28 лет, становится проще.

Уже два дня ребята на разных пленарках говорят одно и то же. Доктора психологических наук и социологи, кто специализируется в неэффективных экспертных методиках прогнозирования. То есть парни говорят одно и то же: «Россия, экспертное сообщество России, укоренено в своем настоящем». Это в лучших своих проявлениях. А большая часть все еще как-то хочет вернуть прошлое, вернуться назад. Это такая ностальгия, она очень сильно тормозит возможность объективного или какого-то оптимистичного прогноза. Фиксируется еще некоторый негативизм.

Готовясь сегодня ночью, как всегда, в ночи, последняя ремарка: я старалась преодолеть свой проблемный подход. Ольга Асланбековна, мы пять лет уже работаем в жанре «от проблем к стратегии». Тут я вспомнила, что 1992 год (вот сейчас я пролистну чуть-чуть), до 89 года. Вот здесь у нас был 92 год – второй независимый женский форум, Вы удивитесь, но назывался он «От проблем к стратегиям». И я все эти 26 лет никак не могла понять, что это были за странные женщины, которые съехались в марте 1991 года (ну то есть 27 лет назад), в город Дубну, закрытый город, при поддержке женсовета ОИЯИ и обсуждали конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. А по периметру, Ольга Асланбековна, вы помните, как никогда, у нас было много мужчин. Я помню, я такая наивная была, я зашла и думаю: «Классные такие все, какие-то странные, но они какие-то странные. Как-то они себя ведут очень странно». Но потом мне позже объяснили: я еще студентка была, мне объяснили, что это парни из второго отдела, они сидели по периметру. По результатам, в середине оргкомитета ночью провели заседание, и мы создали комитет по спасению женщин с женсовета Дубны, потому что было понятно, что если… Конечно там была лесбийская тематика. И она как-то проявилась, может быть, не так явно, но была это какая-то там working group, организовалась самоорганизация. У нас же там не иерархично все было.

И еще мы создали фонд финансовой поддержки тех женщин, которые будут уволены. Потому, что мы проходили. Это мероприятие «Первый независимый женский форум» проходил еще, когда не была отменена статья в Конституции Российской Федерации (что-то у нас там у нас там было о государственной тайне и что-то там). В общем, говорить о дискриминации в отношении женщин было нельзя. Поэтому вернусь, обсуждая будущее, я, конечно, еще очень хорошо понимаю, что наше настоящее, как мы его воспринимаем, связано с тем, как мы реинтерпретируем ретроспективу. Я старалась быть позитивной. Поэтому пробегусь быстро, сейчас уже быстро.

До 89 года, я считаю, что все, что… мы говорим про вторую половину двадцатого века, вернее даже про двадцатипятилетие – последнюю четверть двадцатого века. Потому, что в присутствии Ольги Анатольевны обсуждать гендерные исследования в разрезе меньшем, чем столетие, я должна определить предмет моего доклада: последняя четверть.

Ну, конечно, начинались гендерные исследования в 1861 году, например, для меня, потому, что тогда была проведена реформа крепостного права без гендерной экспертизы. Ну вот, не знали они тогда гендерной экспертизы. Напомню, сегодня Валентина Терешкова открыла выставку в Лондоне и отметила свое 80-летие. А в 1961 году она в июне-месяце вышла в космос. И она до сих пор является уникальной единственной женщиной, которая вышла в одиночку, без команды. 80-е годы для Советского Союза были несколько, как раз сегодня тоже обсуждали, что здесь будущее обсуждают в нерелигиозном контексте. Да, была группа «Мария» и, наши коллеги-диссиденты эмигрировали. И сейчас активно продолжают, до сих пор активность. И, в том числе, христианский такой феминизм в Европе, и, в конце 80 года, это Горбачевские годы, конечно, у нас появились независимые женские группы, творческие союзы активизировались все, и женсоветы, и самый большой прорыв, конечно, это была выставка, галерейно-выставочная, одна из выставок, которую делали Сандомирская и Каменецкая. Собственно, вокруг этой группы женщин-художниц и сформировались московские инициативы.

А параллельно с этим, я здесь не указываю, как фактор, конечно, проходили выборы в депутаты Верховного совета ССР и съезд народных депутатов. И к несчастью того времени, Ольга Асланбековна тоже в этом участвовала. Но, в силу разных обстоятельств она не прошла, не стала депутатом в 1989 году, но с тех пор, как я понимаю, я занимаюсь рефлексией всех остальных инициатив, которые оказываются более результативными. Во всяком случае, отвечая себе на вопрос: что же эти женщины там делали, нас всего было 200 человек, я сейчас за прошедшие 28 лет вижу, что каждая пришла в общественную инициативу женщин, потому что это была форма их самореализации. Я просто примкнувший социолог тогда была, и до сих пор почти все эти женщины продолжают делать инициативу. То есть, если мы возьмем список участниц именно первого форума, мы видим, что по всем весям, там было нас, по-моему, 60 регионов России, по-моему, и половина…

А тогда еще ведь Советский Союз у нас был, и половина республик Советского Союза – это был очень мощный состав. Позже на следующем… то есть произошла самоидентификация, очень мощный документ (если кто хочет посмотреть, он до сих пор висит в интернете). И потом, можно отсчитывать уже пятилетками: как менялся контекст. Каждый раз гендерные исследования, конечно, существовали в некоторой ясной дистанции к другим методологиям общественных исследований. Но всегда старались держать в фокусе госполитику. Исторические, например, лаборатория гендерных исследований, с которой я стартовала, была создана Натальей Михайловной Римашевской, после того, как они выполнили госзаказ Совета министров. Маева вот такая была, Комитет по делам женщин при Совмине ССР. Но Галина Георгиевна тоже очень хорошо помнит, потому, что вы тогда тоже делали большое исследование, одно из первых исследований. И они были, конечно, «ДСП».

Следующая пятилетка, до 95 года, она характеризуется, условно говоря, до Пекинской конференции были проведены масса общественных инициатив, исследований, они канализировались, и вторую пятилетку… в первую пятилетку они вылились сразу же (мы сейчас немножко входим во второй цикл, как бы второй виток) в указы президента. Смотрите: один указ, второй указ, третий указ… 96 год после Пекинской конференции два указа, постановления, мы сейчас входим в этот же эффект. И я помню, что, когда Наталья Михайловна, обсуждали мы в 2000 году, идет взрывной рост: у нас защита кандидатских диссертаций и докторских идут по всем специальностям, сколько у нас их есть, 16, наверное, в общественных науках и в гуманитарных, пошли по всем. Количество исследователей в базу данных, которую ввела я на середину 2005 года, было почти 500 человек. Это люди со степенями, укорененные в институциях в академических, научных, либо они работали и занимали некоторые должности, и оказывали влияние на региональной или местной политике.

Следующую пятилетку мы с вами наблюдаем откат, он известен и для европейских стран, и для американцев, но я пыталась быть оптимисткой. Ольга Анатольевна всегда мне говорит, что я такая непотопляемая оптимистка. Я и сегодня ночью пыталась найти. Так вот, я увидела, что даже тогда, когда пошли сокращения гендерных центров в ВУЗах, НКО стали закрываться (гендерные исследовательские центры), снижалась активность даже по количеству защит, понятно. Пошел неоконсервативный такой откат.

Но Ольга Борисовна может сказать, и я в этот момент работала деканом частного ВУЗа: количество дипломников было неограниченно, ровно столько девочек, сколько хотели взять (или мальчиков) эту тему, на этом уровне это уже было возможно. При том, что внешняя среда политическая стала негативна, но именно в этот период произошла канализация в направлении формирования, я считаю, что это третье поколение: себя отношу ко второму, Наталью Михайловну с Асей Посадской, наверное, к первому, но те студентки, которых мы уже учили, это уже третье поколение, они уже тоже сейчас подходят к своим защитам.

11-15 год. Мы продолжаем падать в дискурсе общественного мнения, идет неопатриотизм, идет религиозный клерикализм (я не перечисляю, что происходит по всем направлениям там, конвенция ликвидация всех форм дискриминации). То есть все пункты критикуются, и довольно сложно продвинуть какой-либо из них. Но происходит то, что Фуко называл «капилляризация» и, на мой взгляд, именно в этот момент, опять женщины-художницы, медийщицы, формируют новые точки сопротивления. А если вы включите любое медийное пространство и сериалы, вы увидите. Во всяком случае я увидела: слово «гендер» стало предметом чуть ли не криминализации, а в медийном пронстранстве, в ящике (ну я уже не говорю про интернет, про телек). А в телеке оно стало брендом, оно стало гламурным. И такое противоречие… одновременно с этим произошло, конечно, повышение научного статуса гендерных исследований, в рамках профессиональных ассоциаций. Здесь присутствует наша коллега из гендерной секции Российской ассоциации политических наук, Ольга Геннадьевна Овчарова.

Почти во всех, а Галина Георгиевна еще раньше в Российском обществе социологов, одна из первых создала гендерную секцию, и Наталья Михайловна в Академии наук создала научный общественный совет. Все эти научные структуры уцелели даже в тот момент, когда слово «гендер» уже даже не вошло в ту стратегию, которая подписана на днях. Конечно, если мы с вами сейчас посмотрим этот чудесный документ, Распоряжение Правительства Российской Федерации «Об утверждении национальной стратегии действий в интересах женщины на 17-22 год», у нас будет много вопросов и есть с чем сравнивать, с предыдущими годами. Но я посмотрела и, собственно, наша секция, которую так красиво описала Елена Александровна, дает нам оптимизм. Все дело в том, что про гранты для женщин в новых технологиях здесь осталось.

Модератор: Хорошо. Спасибо большое. Коллеги, есть вопросы? У кого есть вопросы? Нет вопросов. Вот как все изложила, даже вопросов нет ни у кого. Есть? Да. Подождите секундочку, у нас запись идет, можно?

Женщина: Да. Я, во-первых, в порядке небольшого уточнения. Действительно, история очень любопытно развернулась, в данном случае, на «Грушинских чтениях», потому что, права Лена, первый раз это был 1989 год, когда, как ни странно сегодня звучит, но по инициативе Академии общественных наук при ЦК КПСС, мы впервые собрались в этой, теперь уже академии более расширенного формата, когда прозвучала тема «Гендерные исследования».

И тема «Гендерные исследования» в тот период времени настолько была сама по себе непонятна для наших собственных не только ученых, а вообще политического мира, что, я помню, мы получили тогда первое задание, которое было: «Разберитесь, что такое гендер и выберите, с чем будет выступать Советский Союз на этой конференции». Так что вот, посмотрите, сколько лет прошло с тех пор. Но я это сейчас говорю ремарку к чему? Разные существуют эволюции развития у нас гендерных исследований в России. И безусловный плюс состоит в том, что в очень многих ВУЗах сохранились не только направление «Гендерные исследования», а введены на сегодняшний день многочисленные курсы, учебные дисциплины, выпущено много учебников, в том числе, и моих собственных, которые везде содержат разделы, касающиеся, будь то гендерная экономика, будь то гендерные аспекты развития российской финансово-экономической сферы. То есть я хочу сказать, что, в принципе, за эти годы российская наука психологическая, социологическая, политологическая, она очень далеко шагнула. И поэтому, с этой точки зрения, если сегодня, действительно, так или иначе, волей-неволей, мы подводим итоги, то я считаю, что, несмотря на все политические перипетии, которые мы с вами пережили, на все дискуссии «Нужно или не нужно равноправие», на все проблемы обвинения наших дорогих мужчин, что их, как правило, в залах не бывает, когда собираемся мы, но тем не менее, я должна сказать, что не без помощи мужчин все-таки принят целый ряд важнейших документов.

И я считаю, что одно из самых больших завоеваний для российской социологической и конкретно гендерной науки, в целом, состоит в том, что у нас решениям ВАКа уже 13 лет утверждена специальность «Экономическая социология» в паспорте которой находится направление «Гендерная социология». Это блестящее достижение, я считаю, одно из лучших достижений ВАК за все последние 30 лет его существования. Поэтому очень большие возможности сегодня тем, кто находит себя в этой тематике, кто хочет защищать свои диссертации, кто пишет диссертации. Я их получаю регулярно, как председатель комитета, исследовательского комитета гендерной социологии. Поэтому, я хочу сказать, что с чего начиналось у нас 1989 год и что было в Дубне, когда вызывало очень много вопросов, кто там вообще собрался и вообще непонятно, чего они там делают, на этом непонятном «женском независимом форуме».

Когда я приехала меня сразу спросили в академии: «Так вы от кого там были независимы?» То есть это вопрос был принципиальный: «От кого мы независимы». Поэтому я, может быть, несколько затянула свою небольшую ремарку, но говорю это к тому, что на сегодняшний день у нас с вами нет никаких оснований вообще в российской науке где-то признавать свое либо отставание, либо недопонимание, либо недоработку, потому что мы сделали за эти годы исключительно много. И очень много издано книг на самую разнообразную тематику в части гендерных исследований. Поэтому я хочу, вообще-то, в принципе, быть демократичной, поблагодарить, конечно, Медведева, что он в конце концов эту стратегию подписал в хороший для нас с вами день.

И, кстати говоря, если вы посмотрите, на мой взгляд, это одна из наиболее толковых стратегий, которые принимались за все годы в нашем государстве. Оно и сделано по-другому, у нее так называемый сам политический макет совсем другой. Она сделана более конкретно, чем предыдущие расплывчатые документы. Так что, я думаю, что признаем здесь хотя бы тот факт, что женщины, которые влияли наверняка на то, чтобы такая стратегия была принята, они сделали и выполнили свою миссию, и мы сегодня с вами имеем до 22-го года очень хороший исходный документ как стартовый документ. И, поверьте мне, для многих ВУЗов это принципиально важно – вводить или не вводить другую дисциплину, если, скажем, есть основания или нет оснований. Защищать диссертацию, если есть основания или нет основания. Поэтому я думаю, что всем сидящим здесь, кто занимается этой тематикой, можно сказать большое спасибо, кто организует эту секцию. Потому, что это действительно очень большое достижение. Спасибо.

Модератор: Спасибо. Спасибо большое. Я хочу передать слово следующему нашему спикеру, Волынкина Марина Владимировна, доктор юридических наук, профессор, но здесь она, скорее, как представитель нового очень интересного насыщенного ресурса, интернет-портала «Евразийское женское сообщество». Правильно говорю?

Волынкина: Абсолютно верно, да. Благодарю вас, уважаемые коллеги. Может быть, повыше я подниму, чтобы было слышно? За предоставленную возможность выступить и, конечно же, разрешите представить вам проект, который называется «Информационное агентство «Евразийское женское сообщество». Вы на экране видите адрес нашего портала. Этот портал был создан по заданию рабочей группы Евразийского женского форума и явился логическим продолжением двух научных исследований, проведенных Институтом гуманитарного образования и информационных технологий, который я возглавляю. И как это все начиналось, и почему появился такой проект, почему появился такой портал. После завершения первого Евразийского женского форума, который прошел в сентябре 15 года, я была делегатом этого мероприятия. Мы с коллегой, деканом факультета журналистики нашего института, решили приобрести несколько газет, для того, чтобы сохранить в памяти историю проведения этого глобального масштабного мероприятия. 80 стран мира было представлено, тысячи делегатов – все это было настолько интересно, там были серьезные и научные дискуссии, и представительство было достаточно интересное, женское представительство, благотворители, предприниматели, спортсмены-женщины. Но, как это ни парадоксально, мы не нашли ни одной газеты, ни одной публикации, которую можно было бы сохранить. То есть СМИ молчало. И в связи с этим мы невольно провели параллель: что происходит.

В 87-м году, после того, как завершил работу всемирный конгресс женщин, советское информационное агентство опубликовало более 400 материалов об этом мероприятии, почему же сегодня происходит вот такое странное отношение средств массовой информации к женской тематике? В течение года мы провели 12 круглых столов, привлекая к работе профессионалов-экспертов, детально исследовали причины, по которым в СМИ сложилась такая ситуация, и в ходе проектной деятельности были вскрыты две проблемы законодательного сопровождения работы СМИ. В частности, первая публикация материалов о социально-значимых инициативах сегодня приравнивается к рекламе, именно по этому СМИ избегает публикацию позитивных новостей. И вторая причина - негативные новости привлекают больше внимания.

На сегодняшний день более 2000 женских организаций зарегистрировано в России. Из них, из этих 2000 женских организаций, лишь 700 активно работают, и при этом только 5% организаций имеют свои сайты, то есть представлены в сети Интернет. Такая низкая информированность общества о работе женских организаций так же недопустима. Что же качается деятельности женских организаций за рубежом (а можно, я вот не знаю, как следующий слайд сделать), что же касается деятельности женских организаций за рубежом, то они активно представлены в социальной сети, они активно взаимодействуют между собой и с обществом. И, что крайне важно, позитивная информация по нашим исследованиям, достаточно регулярно публикуется в средствах массовой информации. Вот для решения обозначенных проблем и был создан интернет-портал «Евразийское женское общество», которое, с одной стороны, на сегодняшний день собрал в единый реестр все действующие женские организации в России, а с другой стороны, заработал как позитивное информационное агентство, поддерживающее отечественные российские социально-значимые инициативы.

Я умышленно подчеркну еще раз слово «позитивные», потому, что на нашем портале не публикуется негативных новостей. И когда ко мне обращаются коллеги из СМИ, задают вопрос: «А как же быть, они же существуют, эти негативные новости», то я позволяю себе отвечать следующим образом: «Наверное, для этого есть соответствующие СМИ, которые могут это делать, вот мы оставили за собой право публиковать только позитив, он очень необходим нашим женщинам».

Какие две основные концептуальные задачи выполняет наш портал? Прежде всего, как я уже сказала, мы поставили перед собой задачу создать актуальный и полный реестр женских организаций, которые действуют в России, и, второе - портал должен стать основной информационной площадкой Евразийского женского форума. Второй Евразийский женский форум будет проходить в начале следующего года, поэтому к этому году, мы должны саккумулировать на своей площадке работу всех женских организаций, и информировать общество о том, как это все происходит.

Как же можно решить столь (можно следующий, да, слайд) скажем, не простую задачу? Ну, прежде всего, для этого необходимо повысить осведомленность общества о деятельности женских НКО, во-вторых, продвигать в СМИ позитивную информацию, и в-третьих, регулярно поддерживать и стимулировать созидательную женскую активность. Вы с правой стороны видите на скриншоте… Скриншот нашего портала. То есть эта часть, как визуальное сопровождение. Следующий слайд, будьте любезны. Для активного взаимодействия с женским сообществом нам, конечно, был необходим современный коммуникационный онлайн-механизм, потому что сегодня абсолютно все мы находимся в интернете, хотим мы этого или нет, вот объективности ради, сегодня это средство такого мощного коммуникационного общения, поэтому мы должны были создать вот такой очаг эпицентр позитива, добра и информации.

Наш реестр представляет возможность находить важнейшую информацию о каждой женской организации, искать организацию при помощи карты России и напрямую связываться с руководителями организации для того, чтобы коммуницировать. Мы поступили следующим образом: справа вы на страничке видите скриншот, когда под каждым субъектом, нажимая на любой значок субъекта, вы заходите и видите, какое количество организаций женских действуют в данном субъекте. Если же мы следующий слайд посмотрим, то увидите вот ту самую интерактивную карту, с помощью которой вы можете, выбрав тот или иной регион, также нажать. Она интерактивная, она работает в реальном режиме времени, то есть там нет каких-то вымышленных данных, там абсолютно вот женщины зарегистрировали свою организацию, значит, она там появилась автоматически. И вы можете находить на интерактивной карте также регионы и те организации, которые вас интересуют.

Вот по состоянию на 15 марта, на вчерашнее число, на нашем портале 2500 женских организаций зарегистрировано. Здесь же могут женщины задавать вопросы, получать ответы и, что самое главное, что мы уже апробировали и проводим всероссийские онлайн-опросы, поэтому, если кого-то из вас интересует такая работа, пожалуйста, мы всегда рады взаимодействовать. И с Минпромторгом России мы провели в течение трех недель всероссийский опрос о том, удовлетворены ли женщины своим рабочим местом, какие они испытывают потребности. Я так полагаю, что в скором времени этот отчет так же появится на нашем портале.

Будьте любезны, следующую страничку. Страница организации участника. Как было отмечено, многие организации не имеют финансовой и технической возможности иметь свои порталы, поэтому, в то же время они должны информировать общество о работе, о своей деятельности. Вот созданная нами интернет-площадка позволяет каждой женщине, даже не владеющей информационными технологиями, абсолютно спокойно, без каких-либо дополнительных затрат, специальных навыков, создать свою страничку на нашем портале по образу и подобию социальных сетей, только это для организаций. Для отдельных женщин мы не предусматриваем такие странички, они могут быть зарегистрированы, но страничек мы не создаем для женщин. А вот для организаций такая возможность есть. И сегодня очень много, очень серьезно активизировались женские организации, которые показывают, размещают новости, фотоальбомы, и делают это достаточно регулярно. То есть можно, зайдя на наш портал, убедиться в том, как начинает работать сегодня женская половина нашего государства или нашей страны.

Можно дальше, будьте любезны. Вот так выглядит главная страница, чтобы вам было удобнее воспринять ее, когда вы войдете на портал. Так выглядит главная страница нашего портала, идет слайдер, там четыре главных новости, тема дня. Справа вот, например, у нас как раз скриншот со всероссийского опроса, это баннер для тех мероприятий и акций, которые мы можем проводить. И далее у нас 12 разделов, на сегодняшний день уже за 5 месяцев работы у нас 12 разделов. Разделы названы «Женщины и наука», «Женщины и бизнес», «Женщины и благотворительность», «Женщины-сенаторы», и так далее и так далее. То есть для каждой категории женщин и для каждой сферы жизнедеятельности мы предусмотрели отдельные разделы для того, чтобы было комфортнее и удобнее пользователю находить ту информацию, которая нам необходима.

Можно дальше, будьте любезны. Наше информационное агентство позволяет размещать информацию о, собственно говоря, я уже это проговорила, поэтому можно дальше уже, следующий слайд. Ключевые новости мы переводим на иностранный язык, поэтому все темы дня и самые интересные новости у нас уже переведены, и мы это делаем систематически, поэтому это тоже очень важно в качестве привлечения наших международных подруг, гостей, оппонентов для того, чтобы они понимали, что на самом деле происходит в России сегодня в женском сообществе.

Да, будьте любезны, дальше. И, конечно же, нельзя не сказать несколько слов о работе в соцсетях, потому что, как мы понимаем, сегодня в соцсетях находится практически каждый взрослый человек. И на сегодня, я обращаю ваше внимание, что мы представлены в качестве Евразийского женского сообщества в Фейсбуке. Все те новости, которые мы транслируем на нашем портале, в очень сжатом, кратком содержании, на русском и английском одновременно языках транслируются в социальные сети и, таким образом, идет ссылочка еще на тот материал, который опубликован в полном объеме на нашем портале. Поэтому, это тоже важная составляющая нашей работы.

Будьте любезны. И буквально еще несколько слов о том, какие возможности предоставляет наш портал всем участникам проекта. Хотелось бы обратить внимание: здесь мы в виде такого облачного тега отметили слова, самые ключевые, которые мы связываем с работой нашего портала. Но вот другим шрифтом, мы выделили те области, о которых мне хотелось бы сказать пару слов. Во-первых, обмен информациями и идеями: участники сообщества получили возможность на единой информационной площадке находить новости о том, что делают женщины в разных регионах нашей страны, каких они успехов добились, с какими сложностями столкнулись и как решают свои проблемы. Централизация контента, эта уникальность нашей интернет-площадки состоит в том, что на ней представлена информация о всех женских организациях страны. И средства массовой информации, в том числе, зарубежных стран, получили доступ к единому ресурсу, где они могут узнавать о том, как живут женщины России.

Профессиональные знакомства – тоже немаловажный момент для каждого из нас. Наш интернет-портал позволяет женщинам не только обмениваться информацией, но и находить единомышленников, устанавливать деловые связи, решать общие задачи женскими организациями из разных стран и регионов. И дайджест зарубежных СМИ: на портале еженедельно обновляется, публикуются новости зарубежных СМИ по женской тематике. Каким образом это происходит? Мы анализируем все, что пишут в мире по женской тематике, переводим это на русский язык и выпускаем в виде дайджеста. То есть самые интересные и самые важные, на наш взгляд, новости, они публикуются в международном разделе.

На сегодняшний день мы установили очень добрые дружеские отношения с Карин ван Моурик. Это представитель Германии, которая так же регулярно пишет новости на нашем портале о том, чем занимаются женщины Германии. Поэтому, на мой взгляд, то, что мы на сегодняшний день делаем (будьте любезны, еще последний слайд) ну, то что это программное обеспечение наше. То есть мы сразу же изначально нашим отечественным программным продуктом воспользовались (можно следующий слайд, последний).

Какая наша задача? Конечно, саккумулировать позитив в интернет-пространстве на нашем интернет-ресурсе, показать могущество наших женщин, потому, что каждый раз, когда мы встречаемся с нашими российскими женщинами, они рассказывают о том, как они проводят научные исследования, как они занимаются благотворительностью, что их мотивирует на все это. Это, конечно, уникальная совершенно история, на мой взгляд, которая должна показать и нам самим, и миру, что российская женщина, она, безусловно, самая, скажем так, невероятная по своему и содержанию, и по своему интеллекту, и по своему трудолюбию, и по своему менталитету человек.

И последний слайд, будьте любезны. Мы придумали такой слоган для нашего портала: «Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир». Поэтому на этом разрешите закончить свой доклад, завершить свое выступление, и пригласить всех вас женщин, присутствующих в этом зале, независимо от того, руководите вы кафедрой или вы руководите той или иной организацией, занимаетесь благотворительностью или нет, зайти на наш портал, посмотреть, о чем мы пишем и как мы пишем. И если у вас есть желание зарегистрироваться и стать участником нашего проекта – пожалуйста, присоединяйтесь к нам, в том числе и на страницах Фейсбука, вы можете отслеживать, что и как мы пишем. Мы будем вам всегда очень признательны, если вы будете нам подавать те или иные идеи, для того, чтобы мы могли освещать те или иные моменты, которые сегодня нас интересуют на портале. Спасибо большое.

Модератор: Марина Владимировна, у меня вот вопрос. Вот мужчины то вот уже пришли, мужчины, но их мало. А вот вчера их было много, и они все рассказывали на секции по демографии, что надо женщин заставить рожать и нечего тут спорить. Жалко, что эти секции не объединились, получилась бы очень интересная дискуссия. У меня вопрос: а есть вот такие мужские порталы?

Волынкина: Знаете, этот вопрос. Спасибо за ваш вопрос и комментарий. Практически все мужчины нам задают такой вопрос: «А почему вы создали женский, а не мужской портал?» На что мы им отвечаем: «Ну, мы женщины, вот мы и создали для себя такой портал, мы хотим показать, какие мы, что мы делаем, как у нас это получается. Но мы обязательно создадим мужской портал, после того, как мы отработаем на себе, в качестве экспериментаторов. Ну, представьте, что это все-таки научное исследование, мы должны апробировать все виды деятельности, все механизмы работы в интернете. После этого мы создадим и для вас такой портал». Поэтому, это если отвечать на ваш вопрос таким образом.

И второй момент - действительно, мы должны рожать. Я сама многодетная мама, но мне это не мешает заниматься наукой, научными исследованиями, это не мешает мне заниматься общественной деятельностью. У нас не только портал, посвященный женской истории, у нас совершенно невероятный портал «Одаренные дети», который уже 10 000 школьников со всех регионов содержит у себя. Мы проводим конкурсы для детей, все это абсолютно бесплатно. Но, мне кажется, что если мы светимся добром, если мы делаем добро, то добро к нам возвращается сторицей. Поэтому мужчины пусть берут с нас пример. Спасибо.

Модератор: Коллеги, а есть вопросы у кого-то еще? Нету вопросов? Спасибо большое.

Модератор 2: Спасибо большое, Марина Владимировна, действительно это такое очень яркое и очень важный ресурс для Евразийского женского форума. Так как я тоже нахожусь внутри этого замечательного действа, то я понимаю, как важно нам рассказывать о том, что мы делаем. И мы уже начали рассказывать о нашем небольшом проекте, но который, конечно же, будет очень быстро и серьезно масштабно развиваться. Это проект, связанный с женщинами в высоких технологиях. Спасибо вам большое. Хочу попросить Елену Александровну Михайлову еще раз поблагодарить за возможность такого партнерства, сделать выступление. Кандидат социологических наук, директор специальных программ ВЦИОМ, доцент кафедры социологии и гуманитарной культуры МИФИ. И тема выступления…

Михайлова: И член рабочей группы «STEM», самое главное.

Модератор 2: И член комитета проекта «STEM», конечно, это самое важное… «Профессиональный потенциал российских женщин, барьеры реализации», пожалуйста.

Михайлова: Да. Ну, я хочу вернуться опять назад. Мы вспоминаем, поскольку Секции посвящена вот юбилею, можно сказать, гендерных исследований в России. Я помню, когда в 1991 году директор центра гендерных исследований, Ася Посадская, приехала с конференции из-за рубежа. Вот понятие «гендер», оно тогда не использовалось, но у нас был «пол», был «мужской» и «женский пол». Все оперировали этими понятиями.

Тут она приезжает и такая, мы ей говорим: «Ну, расскажи, что такое «гендер», ну тебе там уже объяснили, наверное». И она вот встала такая, ну, сейчас смешно вспоминать, она встала возле стола и говорит: «Ну я все поняла, но я вот не пойму, а вот у стола есть гендер или нету?» И мы долго вот, ну, наверное, вот минут 40 рассуждали, есть ли гендер у стола. Он же выполняет социальную функцию, мы на нем пишем, социальная функция есть? Есть. Но вот сейчас это забавно вспоминать, но начиналось все с этого, со становления понятия, с осмысления понятия «гендер», вообще, что это такое, что мы исследуем и так далее.

Конечно, многое изменилось за эти года, но куда мы пришли? У нас есть возможность сравнения данных как раз вот с этим 1991 годом. ВЦИОМ сегодня проводит исследования, стараясь посмотреть вот эту динамику. И если в 1991 году (сколько у нас?), 39% женщин говорили о том, что женщины имеют одинаковые шансы с мужчинами устроиться на работу по специальности после окончания учебы. На сегодняшний день это уже 56%. Значимая позитивная динамика, изменения действительно устойчивые, и последние годы мы видим именно, что все больше и больше женщин говорят, что устроиться шансов у них столько же, сколько и у мужчин.

Что качается равенства прав женщин и мужчин в разных сферах современной России. Ну, одинаковые права, прежде всего, в сфере образовательной. Считают, что женщины и мужчины, в равной степени, могут получить образование. Это у нас обеспечено нашим действующим законодательством и зависит от, скорее, от личной инициативы, от усидчивости и ряда других характеристик. Вот право работать по профессии позитивно оценивают 76%, которые говорят, что одинаковые права у мужчин и у женщин. Где же вообще у женщин больше прав, чем у мужчин? Конечно, в распределении семейных обязанностей, 12% считают, что вот здесь больше прав. Это единственный показатель, по которому хоть кто-то видит перевес женщин в какой-то сфере. По всем остальным доминирует все-таки чуть-чуть перевес мужчин.

Вот нам было интересно, получают образование и я, как преподаватель, я в МИФИ вижу, что поступать все чаще стали девочки на технические специальности, все это очень здорово. Что дальше происходит на рынке труда? Непонятно. И за вот эти годы, если мы сравниваем, мы видим, что не произошло значимых изменений, связанных с отношением женщины как участника трудовых отношений. На вопрос, справедливо или нет суждение, что женщины - невыгодные работники, и руководство предприятия старается избавиться от них, более четверти говорят, что да, оно справедливо. 28% считают, что действительно это так. Хотя, переросла из тех, кто сомневался, вот эта группа сомневавшихся в том, что это так, она все-таки переросла в группу тех, кто убежден, что такого не наблюдается.

Могут ли женщины успешно заниматься предпринимательством? Вот если в 1991 году только 57% давали такие шансы женщинам, в принципе, сегодня 93% убеждены в том, что женщина может быть успешным предпринимателем. В целом, как изменились возможности женщин за последние 10-15 лет? Женщинам стало легче следить за своей внешностью, здоровьем. И мы это наблюдаем, действительно так, на каждом шагу, уже не надо ехать через три квартала в парикмахерскую, действительно. Это бизнес, это экономика, на женщинах зарабатывают, что тут удивительного. Стало проще вести домашнее хозяйство. Опять-таки, благодаря тому, что развиваются, появляются новые товары, мы можем купить себе помощников по хозяйству, посудомоечную машину, и так далее. Стало проще получать желаемое образование. Но вот то, что касается поиска работы, оценивают динамику как позитивную только 31%.

Считают, что стало труднее растить и воспитывать детей - 50%. Каждая вторая женщина считает, что на сегодняшний день ей гораздо сложнее растить и воспитывать детей, чем это было в 91-м, в начале 2000-х. И каждая вторая женщина считает, что гораздо тяжелее сегодня искать работу, чем это было еще 10 лет назад. То есть усиливается конкуренция и тот сегмент, о котором мы сегодня не будем говорить. Мы будем говорить о том, как женщине достигать успеха в технологической сфере, но то, что очень важно и то, что нашло, как я понимаю, я не видела последней версии «Стратегии», к сожалению, я не успела. Но, по крайней мере, на предварительном этапе «Защита женщин от насилия» там был соответствующий раздел, это было включено, это очень важно. 41 % женщин считает, что сегодня стало тяжелее уберечься от насилия, и бороться с насилием - это тоже очень важно.

Поскольку мы говорим о женщинах в технологиях и говорим о проекте "STEM", то мы задали вопросы, касающиеся места женщины в технологической сфере. Например, с утверждением, что в сфере IT-технологий женщины работают не менее успешно, чем мужчины, согласны 69%, с тем, что технологические изобретения остаются за мужчинами, согласны тоже 69%. Вот здесь есть некое противоречие, некие шатания в общественном сознании. Вроде бы женщины успешные программисты, вроде бы женщины успешно могут это реализовывать, но не могут они ничего изобретать. Мы это видим по ряду исследований, по ряду опросов. Например, сейчас мы перейдем к этому, есть убеждение, и оно достаточно медленно вытесняется из общественного сознания, это восходит, не знаю куда, к дореволюционному периоду или к 50-м годам, что женщины, занимающиеся точными науками, являются более агрессивными, они являются закрытыми, они - такая женщина-сухарь, которую изображали в отдельных советских фильмах. Помните, даже фильм "Весна" есть, если женщина занимается наукой, как она должна выглядеть и как удивляются люди, что она не такая.

Итак, отвечая на вопросы о том, сложнее или тяжелее женщинам продвигаться в технологических науках, молодые люди в возрасте от 18 до 34 лет чаще давали отрицательные ответы. То есть мы наблюдаем позитивную динамику, постепенно сравниваются условия и постепенно это изменяется, но 50%, извините, каждая вторая женщина считает, что неравны эти условия, с этим надо все равно работать, с этим надо что-то делать. Технические изобретения остаются за мужчинами. С этим согласны среди женщин 73%, согласны. Понимаете, 73 процента женщин убеждены, что мужчины должны что-то изобретать. То есть это снижает инновационный потенциал самих женщин. Это влияет на установки и на модели поведения, в том числе в профессиональной сфере. Если изначально ожидается, что это за меня сделает мужчина, я на это не способна. Это ведь формируется определенный тип сознания, определенная модель поведения, и это мешает достижению успеха и самореализации.

Теперь что касается вопросов, касающихся стимулирования участия женщин в технологических сферах. Если посмотрим на всех опрошенных, то 67% считают, что государство должно это стимулировать, но чаще отрицательно к этому относятся мужчины - 35% мужчин против того, чтобы государство как-то особо выделяло, как-то поддерживало женщин, которые хотят самореализовываться в технологической сфере. Как надо воспитывать? Ну мы понимаем, что многие наши навыки, они закладываются в детстве, интерес к чему-то закладывается в детстве и развивается, особенно на сегодняшний день, когда профессиональная ориентация формируется очень рано. В целом, большинство как мужчин, так и женщин, они признают, что и мальчиков, и девочек надо воспитывать одинаково. что не надо делать различий и с детства, независимо от пола, надо прививать в том числе интерес к точным наукам и технологиям. И вот это ответ, который, с моей точки зрения, наиболее проблемный. На вопрос о том, опять-таки, о роли женщин в технологической сфере, 51% как женщин, так и мужчин считают, что женщины в технологической сфере выполняют исключительно вспомогательную функцию. Изначально им отводится вспомогательная функция, и вот это влияет на карьерные стратегии как самих участников этого процесса, так и тех, кто рассматривает вопросы продвижения женщин, рассматривает, возможно ли их перемещение на более высокие позиции в организации и так далее. Вот эта зона, проблемная зона, с которой надо работать. Вот это те ключевые какие-то тренды, какие-то ключевые тенденции, которые я хотела отметить, чтобы понять вообще, где мы находимся, в какой точке, где у нас что хорошо, где позитивная динамика, а где с чем-то еще надо работать.

Модератор: Спасибо большое, Елена Александровна. Пожалуйста, вопросы. Пожалуйста. Назовите себя, пожалуйста.

Кузнецова: Кузнецова Галина Юрьевна, руководитель центра экономики и инноваций Института макроэкономических исследований. Очень интересные исследования и, конечно, я с вами полностью с вами солидарна в том, что женщин надо продвигать и в области управления и т.д., но работая с инноваторами, непосредственной встречаясь, не работаю, но встречаюсь с инноваторами. Как правило, это молодые люди, мужчины. И я хочу задать вопрос. Никто не задумывался, что, может быть, это какие-то физиологические особенности? Что кто-то выполняет функции второго пилота, а кто-то рискует? Это свойство - ты должен быть авантюристом, риск в тебе должен быть. Мне кажется, что женщин таких меньше существует в природе. Если мы говорим о новых технологиях. Во всех остальных сферах я 150% с вами согласна.

Михайлова: Вы знаете, общаясь, у нас как раз мы занимались очень много инноваторами, тоже изучали инновационное поведение, работали с РБК и там мы наблюдали, что, действительно, женщины, они стигматизированы, на них есть вот эта стигма, что они не для этого, что их там ждут, скорее, туда пустят, и они могут там присутствовать, они не идут в эти сферы, как лидеры. Да, у нас есть, сейчас руководитель Асси(?) у нас женщина, у нас есть очень известные инноваторы женщины, Галкина и т.д., но это, опять-таки, это как раз те люди, которые обладают вот этими уникальными чертами, они сквозь это готовы всем доказать, что я на это способна. Им для того, чтобы занять эти позиции, надо приложить гораздо больше, в том числе, эмоциональных, даже не физических, а эмоциональных усилий и упорства, чем другим. Они преодолевают вот эти стереотипы, достигая вот этого успеха. Вот это мое видение. Исходя из опыта общения с теми, кто достиг лидерских позиций в инновационной сфере, у меня сложилось такое убеждение, что это люди, которые для того, чтобы добиться чего-то, они преодолевают гораздо больше, чем, если бы они были просто юношами.

Линза: Спасибо всем организаторам. Концепт-художник Линор Линза. Много ли здесь сегодня женщин, которые сегодня могут отказаться от своего отчества? Измените форму паспортного имени, там нет женщины, там нет матери. В проекте ребенка участвуют два родителя. Там упоминается только мужчина - это шовинизм, мужской. И вот я делала опросы вчера среди здешних мужчин. Какие сразу вот эти степенные в чинах, со статусом, мужчины, какими они самцами становятся и как они сразу превращаются из двуногих существ, когда я с ними начинаю говорить на эту тему, как они ограждают эту область, как они не хотят это отдать - это власть, это власть, а мы сами не хотим отказаться от отчества. Это эстетика, это эстетика, форма паспортная. Да, политически государство должно быть оригинальным, тем более сейчас, когда Земля идет, планета, к стандартам и надо выделяться - это все понятно, хранить какую-то этнику и т.д., но, тем не менее, задуматься об этом, и давайте тогда хотя бы сделаем произведение, хотя бы сделаем революционное заявление, что давайте матчество продвигать тогда, пусть будут два родителя. Где же мать? Вы сегодня ...

Модератор: Простите, а вопрос в чем?

Линза: Это реплика. Это реплика о том, что я тоже поддерживаю даму, которая говорит, что это свойство физиологии, что женщина немножко... она первая в другом, она первая в другом, она тянет на себе человечество. Не знаю, что там будет с пост человечеством и с кибер-эпохой, но пока это так. И я просто хочу сказать, что вы должны безусловно бороться и звать и… но это выделенные женщины, это рафинированные, это ведущие, а как же все женщины, которые делают эти проекты детей на этой планете?

Эксперт: Давайте скажем так. Мы не должны...

Линза. Спасибо, извините.

Эксперт: Мы не должны бороться, мы должны просто создавать равные условия для того, чтобы не надо было преодолевать какие-то устойчивые негативные стереотипы. Да, безусловно, женщина выполняет очень важную миссию, важную роль, и никто не говорит, что все женщины срочно должны заняться бизнесом, занять лидерские позиции и вообще мужчин оставить дома. Конечно, миссия женщины в том, чтобы воспитывать, рожать детей. Это человеческий капитал, это главная ценность вообще нашей страны. Это основной приоритет для нашей страны. Когда мы говорим о женщинах в технологиях, мы говорим о том, что эти стереотипы, они мешают тем женщинам, у которых есть этот потенциал - достигать успеха. Вот и все.

Женщина: Да, безусловно, мужчины успешные, а я нет. Я это ощущаю на себе. Знаете, я тоже… (Далее неразборчиво).

Модератор: Я скажу немножко резче. Я скажу, что, может быть, потому, что женщины, в силу разных причин, не участвуют в продвижении, разработке высоких технологий, может быть, в нашей стране их и нет из-за этого. Мужчинам-то без нас невозможно - как родить ребенка невозможно, так и сделать открытие невозможно. А нас нет. Это мотивирует. Конечно, команды, которые состоят из мальчиков и девочек, на всех уровнях, команды, которые состоят из мужчин и женщин разного возраста, разной национальности, они всегда - это уже не гипотеза, это аксиома - они всегда успешнее, они всегда сильнее, они всегда мощнее. Если вам удобнее говорить о том, что будущее страны, в том числе, технологическое, зависит от того, чтобы мужчины были более успешны, конечно, можно и так ставить задачу, но при этом понимать, что мужчины могут быть более успешны, только когда половина рядом будет там женщин. Кто-то хотел еще что-то сказать, да? Пожалуйста.

Женщина: А как так получается?

Модератор: А получается так, потому что мы еще мало сделали, еще очень мало сделали. Если в учебниках для детского садика, для школ будет рассказываться про трудный путь технологический, про трудный путь инженерный, про трудности, если женщины друг другу будут говорить, что это не страшно, что это очень интересно, что такой драйв заниматься новым. Потрясающе. Но мы же еще этого не сделали. У нас что в учебниках-то, посмотрите.

Юшкова-Борисова: Юлия Юшкова-Борисова, экспертный центр «Мера», Нижний Новгород. Кроме того, что я философ и социолог, я еще и женский тренер и коуч по отношениям. Знаете, стала им недавно, почему? Потому что нащупывала, как социолог, вот эту проблему такого искусственного или, может быть, естественного неравенства и логичного природного неравенства в отношениях. И знаете, наверное, готова их защищать. Почему? Потому что те женщины, которых я сначала как бы исследую, они достигли успеха, они инноваторы, они какие угодно, они потрясающие, у них потрясающая совершенно карьера, но в 35 они уже приходят ко мне, как к женскому тренеру и говорят: "Слушай, я хочу замуж. У меня нет детей, с этим что-то надо делать". И у меня с этим такой вопрос: не потому ли у нас улучшилось сейчас действительно профессиональное положение женщины за счет того, что молодые женщины отказываются от этой функции?

Если на предыдущей секции нам сказали, что средний возраст рождения первого ребенка уже близко к 34, это получается, сколько она успеет родить? Женщина не понимает, сейчас они приходят в 42 года, недавно пришла женщина, говорит: «Мне 42 года, я хочу сейчас выходить замуж, и я еще хочу родить трех детей". Как? Возможно ли это? То есть не потому ли, что мы все-таки отдаем вот это? И может быть, мы действительно.... Да, мы действительно неравны, это мы рожаем детей, это мы кормим их потом. Может быть, нам как-то по-другому решать этот вопрос? Что вы думаете по этому поводу?

Модератор: Пожалуйста, Ольга. Вопрос или реплика?

Ольга: Нет, это вопрос. Что делать с этим неравенством? Все-таки рожать уходим мы, с работы в декрет уходим мы.

Модератор: Ольга Анатольевна, может, вы ответите, что делать с неравенством?

Эксперт 3: Ольга Анатольевна не слышала вопроса. Дело в том, что ...

Ольга Анатольевна: О каком неравенстве идет речь, я никак понять не могу.

Юшкова-Борисова: Карьерное и физиологическое неравенство. Уходят с работы в декрет все равно женщины...

Ольга Анатольевна: И что, и что? Вот уходит она с работы в декрет. Женщины рожают, как правило, до 40 лет- это те, которые рожают несколько детей. Те, которые рожают одного-двух детей, они где-то до 30-35 лет. Почему мы считаем, что карьера женщины должна осуществляться именно только до 35 лет? Карьеры женщины, я преподаю управление персоналом, я заведующий кафедрой социологии и управления персоналом Ивановского государственного университета, я вообще-то изучаю эту науку, почему? Я руковожу управлением персоналом в Правительстве Ивановской области, руковожу аппаратом, карьеру люди делают и в 40 лет, и женщина может сделать карьеру в любые годы. Почему вы обязательно карьеру связываете с рождением детей?

Коллеги, вы не о том говорите, вы меня извините, пожалуйста. Но вот Галина Георгиевна Силластэ и я, наверное, мы вдвоем самые такие по стажу работы, занимающиеся гендерными исследованиями в стране, уже взрослые люди. Вы говорите не о том. Извините меня, вы говорите не о неравенстве, а вы хотите расставить мужчин и женщин на определенные социальные полки по биологическому полу. Мы говорим, что репродуктивная функция - это та биологическая функция, которая отличает мужчин и женщин, но именно эта функция, она не должна быть причиной неравенства. Понимаете? Она не должна вообще никаким образом фигурировать в неравенстве социальных ролей.

Мы говорим о том, чтобы у женщин… Не надо их загонять ни домашние хозяйки, ни в депутаты ГД, ни в профессора, никуда их загонять не надо. Мы говорим о том, что общество цивилизованное не должно барьеры строить для женщин в их самореализации. А это очень большая государственная политика. Это не происходит само по себе. Если государство будет этим озабочено, то гораздо больше женщин могут себя реализовать в самых различных сферах общества.

Много сегодня говорят молодые женщины о рождении детей. Коллеги, это прекрасно. Только я, прожившая уже большую жизнь, у меня уже есть много внуков, могу точно сказать, что родить детей гораздо легче, чем их воспитать и сделать из них настоящих граждан. А для этого надо не только воспитательные беседы и свободное время, для этого нужны и финансовые средства. И говорить о том, что сегодня только мужчины могут прокормить свои семьи, у меня нет никаких оснований - ни экономических, ни научных, ни статистических данных.

Если мы хотим, чтобы женщины могли родить ребенка, воспитать его, она должна хорошо зарабатывать. Уж вы тогда извините, но я все равно скажу эту фразу. Сегодня средняя заработная плата женщин и мужчин отличается тем, что женщина получает на 28% меньше средней заработной платы, в IT-технологиях - на 33% меньше. Если мы ничего делать не будем, то через 20-25 лет профессии, которые будут вообще в технических, не только в технических, в социальных отраслях, они будут сложными. Заработная плата тогда у женщин и мужчин будет отличаться не на 33, а на 50%. Бедные женщины благополучных детей никогда не смогут воспитать. Поэтому речь идет вообще-то о будущем страны, не только нравственном, но и о будущем страны экономическом. Но я думаю, это очень большая тема. Лучше не увлекаться.

Модератор: Марина Михайловна Малышева - наш следующий спикер. Доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник института социально-экономических проблем народонаселения РАМН. Вот Марина Владимировна, Марина Михайловна вчера не присутствовала у нас. Марина Михайловна, передаю вам, мужчины были счастливы, когда увидели стратегии подписанные... Не стратегии, концепции, что там осталось про отцов, в защиту отцов. Я знаю, что это была ваша идея, что благодаря вам там появился этот пункт, и они, когда это увидели, они прямо по-другому стали к этой стратегии относиться.

Малышева: Жаль, что меня не было, конечно. Но, на самом деле, проблема отцовства, она непосредственно связана со всем, что мы сегодня здесь обсуждаем, и поскольку это мой как бы последний такой исследовательский проект, которым я активно занималась, я увидела, насколько диверсифицирован мир и насколько нам нужно быть внимательнее к тому, что происходит вокруг в других странах. Очень неравномерно развиваются страны не только с экономической точки зрения, но и с гендерной точки зрения. Как известно, Скандинавия сильно лидирует, и вот все, что касается вопросов гендерного равенства, они давно уже дали фору остальным странам. Ну это представительство женщин в органах власти, скажем, и вот, в частности, родительские роли, где мужчины очень активно занимаются воспитанием детей, то есть они не помогают мамам, как это у нас происходит, а они это делают наравне и не считают это зазорным.

Но я сейчас немножечко хочу отойти в сторону, потому что меня очень Марины Владимировны Волынкиной всколыхнула презентация. Она выводит на очень важную тему, которую мы, как мне кажется, может быть, я что-то пропустила, но мне кажется, мы ее еще не подняли на нужный уровень. Это тема информационной войны, которая очень активно идет на протяжении уже почти 20 лет, хотя 20 лет назад мы еще так открыто об этом не говорили, но это было, было, было.

Почему я сейчас к этому возвращаюсь? Дело в том, что в 2000-м году был очень похожий форум Евразийскому форуму, он состоялся в Ганновере, и туда тоже приехали женщины почти из 100 стран мира, и тоже было огромное количество участников, обсуждались все проблемы гендера. И как бы основной лейтмотив этой школы был - глобализация гендерного неравенства. Обсуждались паттерны или модели дискриминации сегрегации женщин, и то как эти паттерны, образцы активно усваиваются мужчинами-предпринимателями и тиражируются по разным странам мира для того, чтобы на женщинах делать инвестиции и наращивать свой собственный капитал. Мы очень активно об этом говорили на конференции и, естественно, пытались часть информации размещать в СМИ. И один из немецких журналистов мне сказал: "Быстрее работайте, быстрее, быстрее, потому что коммерция пожирает все социальное пространство. Если вы со своими инициативами и идеями, которые вы вот здесь на этом форуме обсуждаете, не сможете потеснить потребительское общество вот с этим коммерческим диким совершенно разгулом и размахом, если вы не сможете заглушить потребительские настроения, которые тоже растут в астральных масштабах, то нас ждет очень тревожное будущее".

И вот, конечно, это очень здорово, что возник такой портал. Я надеюсь, что в информационной войне, которая идет, вы займете достойное место. Проблема-то состоит в том, что гендерная война - она как бы не за гендер и против гендера. А то, о чем я начала говорить, это говорит о том, что пространство - оно намного сложнее. Потому что вы посмотрите, скажем, что произошло в Питере 8 марта, наверняка видели в ФБ социальный ролик о молодых девушках из Петербурга, которые вышли на Сенатскую площадь и которые говорили: "Мое тело - мое дело". Они не хотят моды, потому что мода диктует им определенный стиль поведения, который не дает развиваться интеллектуально, потому что за модой надо следить, надо тратить на нее очень много энергии и сил. А они этого не хотят, они хотят развивать свой интеллект и ум. Они, кроме этого, говорили, что они не хотят краситься и пользоваться косметикой, потому что очень многие косметологические фирмы процветают за счет того, что они очень активно распространяют эту косметику, и женщины тратят огромное количество денег и времени для того, чтобы выглядеть гламурно.

И вот, слава Богу, пошло движение против всего этого, потому что молодые девушки отстаивают свое человеческое достоинство, и они хотят сказать, что в первую очередь, я - человек, а не женщина. И вообще, любое живое существо, человеческое, в первую очередь, уважают за его интеллект, за его человеческое достоинство, а не за то, как оно выглядит, как модно оно надето, и как хорошо она накрашена. И, конечно, я не хочу быть ханжой и сказать, что совсем не надо красиво одеваться и быть накрашенными. Конечно, это не так. Но надо понимать, что должна быть определенная мера и должна быть определенная резистентность этим тенденциям. И вот она появилась, и это идет вширь во многих странах мира. Я не знаю, эти девушки инициировали эти идеи и провозгласили их сами, или они съездили, я все-таки думаю, что, скорее, второе, они съездили за рубеж, посмотрели, как это происходит там, и они привносят теперь это в наш культурный контекст. Вот это очень важный момент – понять, насколько сложна эта информационная гендерная война.

И второй тезис, который мне хотелось рассказать, что все-таки женщины - это по-прежнему догоняющая цивилизация. Можно с этим спорить, но это факт и, собственно, я в этом убедилась, когда работала над книгой по STEM- образованию, и читала о том, что происходи в Силиконовой долине. Женщины пытаются там уже не один десяток лет отвоевывать себе место, но, тем не менее, открыто признано, что это самый жесткий бастион борьбы между мужчинами и женщинами, это самая такая сильная зона мизогинии - женоненавистничества. Женщинам там до сих пор жутко некомфортно, и там наработаны свои паттерны дискриминации женщин, харассмента, разного рода унижения, и все это задокументировано.

И даже если вы просто наберете в интернете Silicon Valley и почитаете о том, что там происходит, вы найдете массу свидетельств о том, как женщины интеллектуальные, получившие очень хорошее образование в IT, в математике, в физике и т.д., которые открывают свои старт-апы, как их пытаются задвинуть. Об этом я буду немножко говорить больше, когда перейду к своей собственной презентации. Но прежде, чем я это сделаю, я, простите, еще на одном моменте все-таки остановлюсь...

Модератор: Марина, у нас доклад 10 минут, уже 7 минут.

Малышева: Я понимаю, но вот есть вещи, которые нельзя вот не сказать и уйти, потому что сказать нужно именно здесь и сейчас. Я хочу это сказать. Потому что как бы ремарки против, которые шли из зала, что не могут быть женщины быть столь успешны, как мужчины, потому что по природе своей они предназначены для того, чтобы рожать. В чем здесь проблема? Да проблема в том, что в нашем в российском обществе, к сожалению, до сих пор проблема совмещения work and family, то есть работы и семьи - эта проблема решается крайне плохо. Если бы государственная политика здесь была представлена на должном уровне, и если бы общественные организации действительно имели активную роль в решении этого вопроса, наверное, такого бы диалога не возникло. И на самом деле, конечно, это тоже не только наша проблема, но и на Западе, потому что, например, в Англии и в Америке уже на протяжении второго десятилетия идет движение за натуральное материнство.

Вот что такое натуральное материнство? Оказывается, всего-навсего это движение за то, чтобы кормить ребенка тогда, когда он просит есть - грудного, вот он захотел есть сейчас, и неважно, какое это время суток, и неважно, что вы его покормили 15 минут назад, он хочет сейчас. Вы его кормите. И то же самое со сном - ребенок в три часа начинает играть в игрушки и люлюкать, гукать - все, вы встаете и люлюкаете, гукаете вместе с ним.

Возникло целое движение, огромное движение, которое поддерживает натуральное материнство. Это вот входит в некоторый диссонанс к тому, к чему мы привыкли. Потому что мы очень долго в рамках гендерной теории пропагандировали эгалитарное отношение. А теперь эгалитаризм отодвигается в сторону и вперед выходит детоцентризм. Я сама вот для себя, к своему стыду, должна сказать, что я до последнего времени верила, что в Америке детей после 18 лет как бы тихонечко выпроваживают из дома и говорят: "Все, ты вырос и теперь лети из гнезда, и теперь делай свою жизнь сам". Вранье, полное вранье! Это время давно прошло. Американцы сейчас живут по-другому. Они говорят, что их ребенок - это их жизненный проект, и сколько живет мать или отец, до последнего своего вздоха он должен биться за своего ребенка.

Вы посмотрите, как поменялся мир. Это все очень сильно влияет на наши жизненные траектории, и теперь, как никогда, шире спектр выбора стиля жизни, стиля родительства, как образа жизни, и я преклоняюсь перед людьми, которые могут заниматься натуральным материнством и которые от эгалитаризма перешли к детоцентризму - это их право. Если они в результате этого могут полностью раскрыть свой человеческий потенциал и потенциал своего ребенка, то можно только этому аплодировать.

И вот теперь, уже переходя к своей собственной презентации, я уже упоминала это на конференции в Уфе, там тоже немножко говорили о STEM-программах. Так вот, есть одно исследование, которое показало, что, если папа очень активно занимался со своей девочкой с момента ее рождения и буквально каждый день отслеживал ее потребности и пытался на них реагировать, даже на невербальном уровне, когда ребенок еще не может нормально сказать, чего ему надо, вот если он умел чувствовать девочку и реагировать на ее запросы, такая девочка развивалась очень быстро, ну и мальчики, естественно, тоже. И вот одно из исследований показало, что… по-моему, это был Гарвардский университет, что среди тех, кто поступил на физику, математику, IT, среди этих девочек как раз и было больше всего отцов, которые очень активно занимались их воспитанием на ранней стадии развития. Вот просто как бы показать эту мозаику, кубик Рубика, как это все это связано в тугую. А теперь, переходя к своей собственной презентации, хочу сказать, что… (смех) А почему смех? Время кончилось.

Модератор: Регламент.

Малышева: Я лечу тогда ветром. Потому что все нарисовано, все написано. Первый слайд говорит о том, что, на самом деле, у нас есть очень хороший плацдарм для того, чтобы женское сообщество объединилось по разным параметрам и помогало женщинам быть более активным и совмещать профессиональную карьеру с семейной жизнью. Без этого в современном обществе жить крайне сложно. Давайте дальше.

 Я предложила здесь всего-навсего шесть стратегий, как мне показалось, основных, конечно, их гораздо больше. Первая стратегия - создание профессиональных сообществ женщин по... STEM-образование, наверное, все знают, не нужно объяснять, по всем основным направлениям наук, входящим в STEM-программы - инженерия, компьютер, нано-, био-технологии, работа с техникой. Почему так нужны эти профессиональные сообщества? Да потому что есть тогда плацдарм для укрепления своей позиции, тогда мультиплицируются профессиональные знания, тогда эти женщины становятся видимы в обществе, и они становятся слышимы, у них появляется голос. У нас таких профессиональных сообществ до сих пор нет.

Если взять Германию, о которой мы говорили в своей презентации, у них там есть общество профессиональных женщин-инженеров, они делают фантастические проекты, о которых знает вся страна. Вот мы пока на этот уровень не вышли. И значит, зачем нам это нужно? Чтобы лоббировать и продвигать свои профессиональные интересы, инновационные проекты.

Вторая стратегия - учреждение женских сетевых университетских структур по типу американской Ассоциации женщин с университетским образованием, как главный канал по продвижению женщин в науку. К сожалению, у нас таких университетских структур очень мало, я бы сказала, они invisible, то есть они работают, но они локализованы и, опять же, их не видно и не слышно. Все надо наращивать очень быстрыми темпами. Дальше, пожалуйста.

Третья стратегия. Развитие интернет-сообществ женщин профессионалов с открытыми веб-площадками, где они могли бы обмениваться знаниями и новейшей информации о достижениях в области технических, естественных наук, особенно информационных технологий. Как мне известно, такие интернет-сообщества у нас пока только-только на стадии формирования, и вот одно из них (неразборчиво 1.28.25), об этом, наверное, будут рассказывать. Может быть, кто-то из зала даст информацию, было бы великолепно. Но, по-моему, здесь у нас все тоже в стадии инициации.

Четвертая стратегия - создание эффективной системы наставничества. Вот это просто коунстоун(?), это самая страшная проблема, проблема, которая существует во всем мире и, естественно, эта проблема стоит перед нами. Если мы возьмем Америку, то из ста наставников 97 наставников в STEM-программах - это мужчины, и только 3 - женщины. Мужчины наставники хотят работать в мужском сообществе, во-первых, потому, что это более комфортно психологически, а во-вторых, очевидная причина - потому что они там очень хорошо зарабатывают. Все женские старт-апы и инициативные проекты оплачиваются намного ниже, и мужчине-наставнику идти в женский старт-ап и в женские инициативные программы нет интереса.

Модератор: Мариночка, большая просьба, давайте перечислим уже и перейдем к следующему спектру.

Малышева: Все уже, я заканчиваю. Постановка на повестку дня, насколько, я не знаю, это возможно, но я думаю, стоит пытаться перед венчурными инвесторами проблемы о том, чтобы они все-таки оказывали финансовую поддержку. То есть надо вести политику принятия обязательств. Если они эти обязательства на себя не примут, женщины будут продолжать финансироваться по остаточному принципу. Вот здесь приводятся некоторые данные: согласно исследованию Бэбсон колледжа, только 2,7 процента из 6 с половиной тысяч компаний, которые получили венчурное финансирование, имели женщин среди старших исполнителей.

И последний слайд покажите, пожалуйста. Да, здесь тоже, конечно, очень важный момент – как добиваться все-таки продвижения… Германия опять нам дает великолепный опыт – у них в каждом университете есть уполномоченный по гендерному равенству. Это человек, который ходит на все заседания, где принимаются ключевые решения университета по его стратегическому развитию, и этот человек отстаивает вопросы гендерного равенства, смотрит, чтобы куда университет ни развивался, чтобы женщины там были представлены.

Модератор: Спасибо большое, Марина, понятно.

Малышева: Последний слайд вы смотрите сами, я не буду его комментировать. Приводятся профессии, которые есть в STEM «Профессия», как они финансируются в Штатах. И самое главное – это последняя колонка, посмотрите: диплом бакалавра, бакалавра, бакалавра… У нас, у очень многих, есть мнение, что, для того, чтобы работать в программе STEM, нужен очень высокий диплом доктора или магистра. Остановитесь! Совсем не обязательно. Иногда просто достаточно…

Модератор: Это уже следующая, другая тема, тема уже образования. Следующий наш спикер – Ирина Евгеньевна Калабихина, доктор экономических наук, исполняющий обязанности заведующего кафедрой народонаселения экономического факультета МГУ имени Ломоносова.

Малышева: Член комитета проекта STEM Российского женского форума.

Калабихина: Спасибо, добрый вечер! Так приятно видеть здесь знакомые лица, и незнакомые тоже приятно. Я, как всегда, выступаю не в контексте «Давайте дадим женщинам что-то». Я его разделяю, я всю жизнь с огромным удовольствием часами могу присутствовать на подобных встречах, испытываю почти физиологическое удовольствие. «Да, давайте дадим женщинам что-то!» Но, вообще говоря, если мы хотим, чтобы женщинам что-то дали, надо говорить совсем о другом. Когда-то давно, почти 100 лет назад - очень много про историю, хотя секция называется «Будущее» - женщин в России запустили в сферу общественного производства массовым образом, потому что мужчины погибли на войне, в репрессиях, на второй войне, на гражданской войне, в революциях… Ну надо было что-то делать, где руки рабочие? И тут возникает грандиозная идея – женщины к станку, на дорогу, ну любую профессию, это неважно. И даже решили проблему баланса «семья и работа». Появляются тут же детские сады и все вот эти системы.

Я думаю, ок, прошло сто лет. Что бы такое рассказать политикам, чтобы они сказали: «Надо женщинам что-то дать, надо их куда-то запустить». Нам тут очень понравилось, нашему сообществу небольшому, идея запустить женщин в STEM-отрасли. Что сказать политикам по этому поводу, чтобы запустили?

Я Калабихина Ирина Евгеньевна, девушка, к сожалению, ушла. Еще Ирина Татьяновна, если нравится. Вот посмотрите, я буду говорить о разных проблемах (аплодисменты), о разных направлениях, которые помогут нам сказать: «Да, женщинам надо дать». Вт эта картинка – про то, как мы ухнули вниз в глобальном рейтинге инноваций, Bloomberg делает. Буквально 14 пунктов за 1 год. Там много разных субиндексов. Нет, к сожалению, времени об этом долго говорить, но если кому-то станет любопытно, приходите, побеседуем. Вот эта штука называется причиной политической – почему нам надо все-таки женщин позвать. Потому что мы стали из-за различных обстоятельств – санкции, цены на нефть, их динамика и прочее – мы стали здорово отставать. Нужны дополнительные ресурсы. Это кто? Это женщины. Это аргумент №1.

На этом слайде – система причин, почему надо дать. Есть системы, во времени работающие на короткой дистанции, есть работающие на длинной. Я не буду обо всех говорить подробно, потому что это невозможно в рамках короткого выступления. Скажу просто, что эта система существует. Причины политические, пример я вам сейчас назвала, причины экономические – все, что связано с экономическими циклами, в зависимости от того, на какой мы волне и как мы выглядим на мировой арене, в том числе, в отношении уровня производительности труда, его динамики и прочее-прочее, и что с этим делать. Развивать STEM, есть программы стратегического развития в этом отношениировро, значит, надо что-то делать. Нам что-то становится плоховато в этой области, нужны дополнительные ресурсы. А есть факторы, которые влияют в длинную – это технологии, это демография, это, как ни странно, социальные факторы, потому что они очень устойчивы и привязчивы, вот эти наши гендерные стереотипы, эти бесконечные разговоры.

Некоторые вещи я чуть поподробнее покажу. Экономика, буквально один слайд. Я уже упомянула, есть стратегии на восстановление в России высокотехнологичных отраслей, вы все о них знаете. есть указ Президента, направленный на решение задач, связанных с производительностью труда, вы об этом знаете. есть масса эмпирических исследований, которые говорят о том, что риски потерь накопленного человеческого капитала у женщин высокообразованных в России – у нас, по данным уже не последней, предпоследней переписи, уровень образования женщин выше, чем уровень образования мужчин, и все это… с этим что-то надо делать. И вот эти экономические аргументы, они тоже за то, что надо что-то дать. Технологии. Ну тут, скорее, опять взгляд не «женщинам дать», а «дайте женщинам», дайте нам. С одной стороны. С другой стороны, когда мы задаем себе вопрос: станем ли мы завтра аутсайдерами – везде, понимаете, везде аутсайдерами – на рынке труда, когда каждые самые базовые рабочие профессии потребуют от вас технологических знаний, на рынке труда. В своих родных домохозяйствах, там, где дом умный, а мы ничего с этим поделать не можем, и качество жизни, досуг наших семей, не только наш личный, наших семей, наших матерей, наших дочерей, наших сыновей, отцов-братьев-сестер. Ну отдельно стоят, конечно, высокотехнологичные отрасли, я недаром здесь две позиции. Любые рабочие места и особо выделяются высокотехнологичные отрасли. Мы там аутсайдеры в будущем, я все-таки сейчас про будущее.

А теперь – моя любимая демография. Что с нами происходит? Здесь задаются вопросы: рожать - не рожать, должны – не должны, когда рожать, как рожать. Кто будет воспитывать, что с этим делать. Демография задает нам на будущее, на ближайшие четверть века задает нам образ жизни, от которого мы уйти не сможем. Есть фактор: мы будем жить долго, мы будем жить очень долго, мы будем жить непривычно долго. Мы будем жить длинной здоровой жизнью. Я чуть дальше покажу вам некоторые цифры. И вот представьте себе такую историю. При нашем настрое на количество детей – 1-2-3, ну все, дети доживают хорошо, нам не надо 5-7, как раньше, потому что такая высокая рождаемость была, к которой мы сейчас призываем, в связке с высокой детской смертностью. Если 30 процентов не доживают до года, и 50 не доживают до взрослого возраста, конечно, люди пытались воспроизвести себя. Сейчас этого не происходит. Мы удовлетворяем свои потребности, в том числе, и родительские, довольно быстро – 1-2-3. А живем при этом 90 лет.

Ну скажите мне, пожалуйста, друзья и подруги, чем заняться-то в столь долгую жизнь? Ведь не случайно сейчас начинаются различные совершенно другие системные изменения: образование 50+, ипотечный кредит 60+, пожалуйста. Впереди у вас долгий горизонт, а вы закончили все свои репродуктивные истории, дальше что? Если мы об этом не будем думать, мы в кого превратимся? Что это за общество, которое ведет дискуссию рожать - не рожать на пороге технологической революции – раз, и на пороге колоссальной революции в эпидемиологическом переходе всего человечества? Непонятно. Давайте в это будущее все-таки заглянем. Ну и плюс еще один момент. Старение, сокращение трудоспособной части населения. Давайте хоть какие-то картинки покажу. Затушеванные пирамиды – это мы сейчас, вот мы такие, неровные. Силуэт штрихами – это то, что с нами будет лет через 20. Трудоспособное население, которое сегодня у нас так активно представлено, уйдет наверх, оно ползет наверх, делая вот эту «шапку» нашей пирамиды.

Еще цифры, посмотрите: почти при не изменившейся численности населения России за довольно длительный период времени – четверть века, посмотрите, что у нас происходит с объемом групп так называемых зрелых – 50+, молодых стариков, и даже старых стариков – 80+. Посмотрите, в разы вырастает совсем старая группа и т.д. Общество уже кардинально поменялось. А это - еще следующие 20 лет. 10 миллионов перекочуют из трудоспособного возраста в пенсионный. Это будет совсем другое общество.

Модератор: Коллеги, у нас осталось ровно 5 минут для завершения, потому что сейчас приедет иностранный ведущий ученый, чью книгу мы издали, будет его презентация, нам надо освобождать…

Калабихина: Я закончу сейчас. Я поняла. У меня не так много слайдов. Доля пожилых растет галопом. Сегодня это одни лица, завтра это будут другие лица. И в этой истории женщины опять, их в 2,5 раза больше в этих группах. Не буду останавливаться на этой теме, если нет времени.

Вот этот слайд, связанный с ростом ожидаемой продолжительности жизни во всех возрастных группах, вы видите, что происходит? Я не знаю, кошмар или радость, но когда мы говорим о том, что у нас изменяется ситуация, связанная с нашим образом жизни – у нас социум, в принципе, меняется. Демография – это как один из длинных… я уже просто резюмирую выступление. Демография, как один из длинных факторов, влияющих на это изменение образа жизни. Но мы должны дискуссию менять, мы должны в принципе менять дискуссию. Не или-или, а как в течение длинного жизненного цикла расставить это все по разным стадиям и у мужчин, и у женщин. Не буду останавливаться тогда на каких-то конкретных исследованиях. Спасибо за внимание! (аплодисменты)

Модератор: Инна Николаевна, у меня такой вопрос. Мы сейчас будем обсуждать будущие сферы труда. Мне кажется, ваша тема, она очень подходит под это направление. Может, мы сможем ее там обсудить, ваш доклад? Давайте мы туда с вами перейдем и сможем вас услышать. Будет обидно, если вы не успеете нам ничего рассказать. Хорошо? Чтобы не скомканно было, чтобы вы могли выступить. Спасибо большое. Я всех приглашаю на другую секцию, кто-то может остаться, услышать о книге Вельцеля. Большое спасибо всем участникам.

Фотоотчет:

  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  • VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ