VII СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУШИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ «Навстречу будущему. Прогнозирование в социологических исследованиях». 

Материалы заседания

Презентации:

  • РИН-2017 (скачать .pdf)
  • Демидов А. (ГФК-Русь) "Интернет и исследования" (скачать .pdf)

Видеоотчет:

Стенограмма:

Модератор: Впереди у нас два дня очень плотных, напряженных и, я надеюсь, интересных полезных дискуссий. Что бы не растратить это время бездумно, давайте стартуем. Сегодня мы открываем седьмую международную Грушинскую социологическую конференцию, пройдет она под девизом «Навстречу будущему. Прогнозирование в социологических исследованиях». Это уже седьмая Грушинская конференция, а семь - число счастливое, не у всех народов и наций, но у русских точно, поэтому наша конференция пройдет под счастливой звездой. Тем более, что этот год, 2017-й, является годом юбилейным для Всероссийского центра изучения общественного мнения, который я представляю здесь. 30 лет назад ВЦИОМ был образован как первая в СССР профессиональная служба изучения общественного мнения. Но этот год является юбилейным и для всей российской индустрии исследования общественного мнения и маркетинговых исследований - по той самой причине, что когда-то в момент своего создания ВЦИОМ представлял собой весь рынок, но это быстро закончилось. И конечно, этот год является юбилейным для наших дорогих коллег из Фонда «Общественное мнение» (многие из них здесь в зале), потому что 25 лет назад начал свой путь в жизнь ФОМ. В общем, юбилеев будет много и, конечно, Грушинской конференцией мы не ограничимся в их праздновании, но конференция дает нам возможность поговорить о том, зачем мы вообще пришли в эту сферу, в эту индустрию, чем мы можем быть полезны обществу, чем - нашим заказчикам, где заканчивается граница нашей ответственности, должны ли мы исключительно концентрироваться на исследованиях, или мы можем, а может быть, и должны шагнуть дальше? В данном случае я говорю не о рекомендациях, а о прогнозировании, предсказании. О том, как оно возможно, какой вклад в него может внести наша индустрия, причем не абстрактно, а вполне конкретно, потому что наши клиенты хотят от нас предсказаний будущего, хотят предвидения уже здесь и сейчас. Собственно, весь мир сегодня находится на перекрестке очередном, и именно поэтому прогнозы сегодня так и востребованы. Вот почему мы выбрали тему научного прогнозирования главной для Грушинской конференции в этом году. Игорь Вениаминович Задорин, заместитель председателя Программного комитета Грушинской конференции, об этом расскажет чуть позже. А пока я хотел бы предоставить слово Дмитрию Буташину – проректору Российской академии народного хозяйства и государственной службы, в стенах которой мы собираемся вот уже шестой раз. Во-первых, большое спасибо за гостеприимство, за помощь и поддержку, мы это очень ценим. И во-вторых, Дмитрий, Вам слово (аплодисменты).

Буташин Д.: Уважаемые коллеги, дорогие друзья, рад приветствовать вас на нашей территории, на площадке президентской академии. Сначала хотел бы поздравить Валерия и команду ВЦИОМа с юбилеем. Коллеги отмечают юбилей трудовыми буднями и подвигами, поэтому особенно приятно, что одно из крупнейших мероприятий, которое ВЦИОМ совместно с академией уже проводит несколько лет, практически открывает год празднования 30-летия ВЦИОМа. Я хотел сказать несколько слов о том, что нам удалось сделать за последние годы вместе с ВЦИОМом. Шестой год мы совместно проводим Грушинскую конференцию. Проводим ежегодные зимние социологические школы, на которых уже прошли подготовку молодые специалисты из 70 регионов России. Ряд коллег, которые учились в зимних школах, работают в ведущих социологических институтах, во ВЦИОМе в первую очередь. Этот год, юбилейный для ВЦИОМа, мы ознаменовали формализацией сотрудничества академии с ВЦИОМ - крупнейшей социологической школой с крупнейшей управленческой школой. Мы сделали совместный Национальный институт социологии управления – совершенно, с нашей точки зрения, своевременный и необходимый проект, который направлен на изучение управленческой ситуации в стране. Такого активного внимания к кадрам и к управленческим кадрам, особенно в сфере государственного управления, как сегодня, многие годы уже не проявлялось. Сегодня данное направление критично и чрезвычайно актуально. Я думаю, что этот проект будет, как и всё наше сотрудничество со ВЦИОМом, успешным и интересным, и приглашаем всех вас к сотрудничеству в рамках этого проекта. Также хотел бы всех вас поздравить с замечательным мероприятием – седьмой Грушинской конференцией. Каждый год это мероприятие вызывает реальный, предметный интерес, а значит, оно правильно делается. В этом году вообще рекордное количество участников было зарегистрировано. Мы переживаем, выдержит ли академия такой наплыв, но с учетом нашего опыта надеемся, что справимся – конечно, с вашей помощью. Запланировано огромное количество секций, очень интересные спикеры и, я думаю, что и очень интересные результаты тоже будут. С удовольствием их обсудим и на конференции, и долго будем обсуждать после неё. Желаю всем интересных мероприятий в рамках конференции, интересного общения, новых знаний, новых мыслей, новых идей по исследованиям, чтобы социологическая наука сделала ещё один шаг вперед. Всем удачи, спасибо, хорошего дня (аплодисменты).

Модератор: Спасибо ещё раз. Повторюсь: давайте, чтобы праздник был общий, поздравлять всех нас, потому что мы считаем, что отмечаем не просто 30 лет ВЦИОМу, а 30 лет исследовательской индустрии в России. Я передаю слово Игорю Задорину, заместителю председателя Программного комитета Грушинской конференции. Он расскажет о главных тематических линиях нашей конференции, о том, что станет её главным предметом и, возможно, тогда выйдем на результаты впечатляющие, о которых говорил сейчас Дмитрий.

Задорин И.: Здравствуйте, коллеги. Трибуна такая, что вот когда выходишь, само место как-то подвигает сказать что-нибудь пафосное. Но я постараюсь быть более прагматичным. Мы всегда старались сделать Грушинскую конференцию, по крайней мере, по главной её теме, всегда немножко забегающей вперед. И неслучайно на очень многих секциях иногда докладывались результаты исследования, ну то, что называется, «прямо от печки». Не в академическом режиме, когда это уже два года обрабатывалось, писались статьи и так далее, а прямо «горячие» результаты только что проведенных исследований. И вот такой стиль конференции, желание всё время быть где-то на острие, оно и двигала нас, когда летом прошлого года мы искали главную тему седьмой Грушинской конференции. И когда появилась идея наконец-то поговорить о будущем, о социальном прогнозировании, о методах социального прогнозирования, нам показалось, что мы опять будем впереди. Но вот всего полгода прошло - и сейчас даже нельзя сказать, что мы забежали вперед. Мы, скорее всего, находимся прямо в мейнстриме, прямо в тренде. Вы все слышите и видите со стороны, насколько поменялся общественно-политический дискурс и социологический дискурс. Если предыдущие годы во многом доминировал исторический дискурс, мы искали причины сегодняшних явлений, причины сегодняшней ситуации больше в прошлом, говорили об эффекте колеи, говорили о матрице развития России, то есть, в общем-то, обращались к истории, - то сейчас мы видим фундаментальный поворот голов вперед. «Голов» - в смысле: «мозгов». Мы повернулись и нашим видением, и нашей работой - от прошлого к будущему. Непрерывно осуществляются прогнозные исследования. Мы видим и слышим об очень многих проектах коллег, которые посвящены прогнозированию, посвящены будущему. Грушинская конференция – одно из таких мероприятий, где мы попытаемся обсудить и самые последние исследования в области прогнозирования, и поговорить о методах. А почему, собственно говоря, такой поворот произошел, причем на наших глазах и, в общем-то, за короткое время? Я бы назвал такие две причины. Во-первых, все устали от истории и от исторических объяснений сегодняшних реалий. Причем заметно, что история оказывается довольно конфликтогенной. Мы в истории всегда найдем повод и материал для того, чтобы поругаться, поспорить. Мы видим столкновения до сих пор, острые столкновения, горячие споры относительно того, например, каков именно был, скажем, Иван Грозный. Причем споры выходят прямо, непосредственно в актуальный политический дискурс! Я уже не говорю про Петра Первого и более близких героев. Понятно, что есть некоторая такая усталость от этой конфликтности. То, что называется «светлым будущим», начинает привлекать гораздо больше, становится гораздо более интересным, в том числе и для социологов. А вторая причина связана с тем, что пока некоторые из нас ждали революции политической, случилась неожиданно четвертая технологическая революция. И вот эта революция задает нам уже на ближайшее будущее очень серьезно меняющийся контекст для различных социальных процессов. Это тоже очень серьезно подвигает к тому, чтобы заняться прогнозированием, потому что многие, в общем-то, уважаемые специалисты вполне обоснованно говорят о том, что ещё пара-тройка лет, и мы будем жить совсем в другом мире. Не в смысле социальном, политическом, а в смысле технологическом. Рисуются самые интересные, самые фантастические технологические прогнозы, технологические перспективы и, конечно, социологи не могут пройти мимо этого. Вместе с тем для российской прикладной социологии прогнозирование долгое время, двадцать, может быть, лет находилось на периферии. Оно не являлось одним из важнейших направлений. В этой связи известная триада функционала науки: анализ, то есть, что есть, диагноз, то есть, почему так и прогноз, что будет – существенно хромала вот на эту третью ногу, третью компоненту. Это было явно заметно. Тем не менее, всё чаще социологов стали спрашивать не по поводу того, что есть и почему, а по поводу того, что же будет с родиной и с нами, и часто социологи, к сожалению, не могли ответить на этот вопрос внятно и определенно. И это такой вызов, вызов творческий и Грушинская конференция во многом с этой главной темой она была придумана, сформирована как некоторый ответ на этот, в том числе, творческий вызов. Вы видели в программе соответствующие секции, которые прежде всего являются такой попыткой ответить на вопрос, что же будет: что же будет с рынком труда, что же будет с демографией, что же будет с межнациональными отношениями и со многими другими важными такими аспектами нашей жизни и вот это такая одна из основных, главных линеек нашей конференции. Второй вопрос, конечно, что и как надо делать, чтобы знать, что будет, то есть это такой существенный методологический вопрос. Понятно, что вот эти методы прогнозирования оставались долгое время, так скажем, без существенной разработки, но последнее время мы обогатились новыми методологиями! И вот вторая линейка, традиционная линейка для Грушинской конференции «Цветущее разнообразие методов» - она во многом посвящена как раз новым методам прогнозирования в самых разных таких аспектах. Третий вопрос, помимо того, что будет, и как надо сделать так, чтобы мы узнали, что будет, это – третья традиционная для нас процедура: потренироваться на себе. А именно – спрогнозировать развитие отрасли своей собственной, исследовательской индустрии, развитие отрасли прикладной социологии, как в методическом плане, так и в плане развития рынка. И вот это третья линейка, она тоже очень важная и традиционная для Грушинской конференции, это то, где мы рассматриваем вопросы развития профессионального сообщества. И мы, начиная разговор о прогнозировании, о методологии прогнозирования, не можем сказать, что будто бы открываем совершенно новую страну, в которую раньше никто не хаживал. Конечно, как обычно, мы стоим на плечах гигантов, и речь в данном случае не идет о Фурье, Сен Симонах и Кампанеллах, а есть имена и гораздо более близкого времени. Я вот захватил с собой книгу моей молодости – «Рабочая книга по прогнозированию», издана в 1982 году, издательство «Мысль». И надо сказать, что многие положения, многие методы, которые описаны в этой «Рабочей книге», остаются актуальными до сих пор. Многие вещи, которые сейчас переоткрываются, по большому счету в нашей советской школе социального прогнозирования были отработаны, исследованы и проверены на разного рода прогнозах. И в этой связи хотелось бы отметить, например, моего учителя Игоря Васильевича Бестужева-Лада, которому в этом году исполнилось бы 90 лет, он был вице-президентом Международной федерации исследования будущего и действительно развивал футурологию в России, в Советском Союзе довольно активно. При этом я от него же узнал про те многие эффекты, которые сейчас обсуждаются довольно активно. Я думаю, что и на нашей конференции это будет обсуждаться. Я бы отметил два такие основных эффекта, о которых всегда говорят, когда говорят о социальном прогнозировании и прогнозировании социальных систем развития. Ну, например, про известный эффект Эдипа. Сейчас это кажется как бы само собой разумеющимся, мы всё время говорим о само разрушающихся или само осуществляющихся прогнозах, или о так называемой рефлексивности, квантовости социальных систем, которые фактически говорят о том, что любой прогноз тут же изменяет саму систему, развитие которой мы прогнозируем. И в известной степени… как бы… когда всё время говорят: ну вот неудачный прогноз. На самом деле, во многих случаях он и должен быть бы принципиально неудачным - в том смысле, что во многих случаях нелогично предполагать, что система не изменится, и многие стейкхолдеры и игроки, связанные с тем или иным социальным веянием не предпримут никаких действий после того, как этот прогноз станет опубликованным, явным и открытым. Очень важно ещё обязательно поговорить о технооптимизме некоторых наших специалистов в области развития технологии, они довольно безапелляционно говорят: вот будет так, потому что технологии нас приводят именно к такому положению вещей. Очень часто социальная природа человека в данном случае не учитывается. Я слышал недавно как раз такую дискуссию: ну, вот будет, например, возможность соответствующих дополнений человека, известная тема кибергизации (вот мы приделаем себе такую часть, тут, такую часть, дополнительный глаз, там ещё  что-то) и, таким образом, эти технологии работают как «великие уравнители». Как раньше, условно говоря, был слабый человек, сильный человек, но Кольт уравнял их шансы и, соответственно, технологии стали уравнивать. Так же и это рассматривается. И при этом абсолютно человек не представляет, и не говорит, и не знает о таком явлении как социальная иерархия, которая выстраивается - вот это неравенство, которое возобновляется, воспроизводится при любых новых технологических новациях. В этом смысле социологи и должны бы обязательно поговорить и внести свои поправки и в то же время в технологические развития. Не случайно многие говорят, что сейчас уже нет собственно технологических систем и социальных систем. Есть социально-технологические системы! Игорь Васильевич Бестужев-Лада, утрируя многие положения социального прогнозирования, говорил следующее: вот то, чем мы не можем управлять, ну, например, погодой, то надо прогнозировать, а то, чем мы можем управлять, по большому счету, прогнозировать не надо. Надо просто управлять. Это такой принцип, но я его вспомнил в связи с тем, что при подготовке Грушинской конференции, когда видел и базу регистрации и, собственно, подготовку программ и вспомнил о том, когда мы делали первую Грушинскую конференцию, и сколько было сомнений в том смысле, что, а правильно ли мы называем конференцию? А вообще, правильно ли мы что её так организовываем? А надо ли это делать? И так далее и тому подобное. Но было просто принято решение и реализовано то, что называется «длинной волей». И вот к чему мы пришли, несмотря ни на какие прогнозы очень многих сомневающихся лиц! Я рад видеть такое количество участников седьмой конференции, и я думаю, что как раз с нашей отраслью и с нашей индустрией мы должны поступать в известной степени так же, то есть не только прогнозировать, но и делать это будущее. Вместе строить, я подчеркиваю, не просто строить это будущее, а строить сообща (аплодисменты)

Модератор: Спасибо Игорь Вениаминович. Знаете, есть такой тест Хантингтона на устойчивость демократии. Если вы устроили у себя в стране демократию, но она не прошла двух очень тяжелых испытаний сменой власти на выборах, то есть был сначала избран один президент, потом избрался его оппонент, а потом избрался оппонент второго – вот это называется тест Хантингтона. И только те страны, которые его успешно прошли – две смены власти без революций, баррикад, майданов и так далее – вот эти только страны и стали «консолидированными демократиями». Поэтому реплика вашему последнему призыву: нам нужен тест Хантингтона для Грушинской конференции. Нужно дважды сменить председателя программного комитета - и лишь тогда мы поймем, выживет она или нет? Это, конечно, шутка. У нас нельзя менять председателя комитета (смех). Шучу. Передаю слово Александру Михайловичу Демидову, руководителю компании ГфК Русь, одного из безусловных лидеров российской индустрии. Он, как принято у исследователей рынка, выступает всегда только с прекрасной презентацией, и спасибо Вам большое за это! Вы помогаете нам удерживать тот объем информации, тот поток информации, «в котором мы тонем» по известному выражению. Кроме того Александр Михайлович ещё ведет большую общественную работу, как это говорили в советское время. Он на протяжении многих лет является одним из сопредседателей ОИРОМ, Организации исследования рынка и общественного мнения, которая объединяет два десятка крупнейших компаний нашей отрасли. Александр Михайлович обещал нам рассказать о новых трендах в маркетинговых исследованиях, о том, как изменения в нашей жизни влияют на потребителей, как потребитель влияет на исследования и, конечно, о прогнозировании.

Демидов: Спасибо больше, позвольте поблагодарить Программный комитет, позвольте поблагодарить вас, всех участников Грушинской конференции за возможность выступить на этом мероприятии, которое один из моих коллег назвал недавно одним из самых ярких в жизни нашего исследовательского коллектива в нашей стране. Мне бы хотелось сказать о том цифровом мире, в котором мы живем, о том, как мы его исследуем и как мы его прогнозируем. Я начну с прогнозирования, поскольку эта тема всё-таки нашей конференции. Ну, Игорь Вениаминович уже сказал, что нам надо смотреть вперед. Есть такая метафора, что сегодня задача смотреть не в зеркало заднего вида, а в лобовое стекло, то есть от того исторического подхода, о котором говорили мои коллеги перейти к взгляду в будущее. Сегодня есть два фактора, которые, с одной стороны, стимулируют проведение прогноза, с другой стороны, сильно их затрудняют. Ну, прежде всего, это большое количество данных, которые мы сегодня имеем. Ну, понятно, что, прежде всего, здесь напрашивается Big Data. Это, с одной стороны, стимулирует нас поскольку дает нам большую основу для прогнозирования, с другой стороны, большие данные – ещё не умные данные и вопрос в том, чтобы сделать из них умные данные. Он требует очень большого усилия. Во-вторых, сегодня мир очень сильно изменяется. Этот изменяющийся мир, безусловно, требует видения, что с нами будет в ближайшие уже не только 10, но и два, три года, как сегодня говорили. Вообще, на мой взгляд, существуют два в нашей, по крайней мере, сфере два основных направления исследований. Первое – прогнозирование на основе данных, которые получены в результате различного рода регистраций, и второе - это прогнозирование на основе мнения людей. Ну, есть ещё, правда, третья возможность прогнозирования, это, как любит говорить Игорь Вениаминович, открытие чакры и проникновение силой мысли в будущее. Ну, пока, во всяком случае, в моей компании в штате нет такого экстрасенса, который помогал бы нам осуществлять прогнозирование. Вообще главный вопрос, конечно, в прогнозировании, на который надо ответить, нужно ли вообще прогнозировать? Как можно прогнозировать, если взмах крыла бабочки в Бразилии может провести к торнадо в Техасе, допустим. Или другой пример, это исследование полстеров в Соединенных штатах Америки, которое все предсказывали победу Клинтон или порядка 30 прогнозов конца света, которые существуют с начала только этого века. И тем не менее… Да, кроме того, мы не всегда говорим о вероятности наших прогнозов, то есть мы делаем прогноз, но забываем о том, а с какой вероятностью он вообще сбудется. Насколько он вероятен. Второй момент состоит в том, что мы мало отслеживаем результаты нашего прогнозирования. Вообще есть такая культура в нашем дискурсе, вообще в нашей сфере деятельности, в том числе в средствах массовой информации, что мы прогнозируем прогнозы прогнозам, а потом забываем вообще-то сказать, а как прогнозы эти сбылись вообще или не сбылись, или что с ними было. Ну, если спуститься на землю и сказать два слова о нашей компании, о нашем прогнозировании, то основой нашего прогнозирования имеется огромный ряд данных, которые мы накопили с 1995,1996 годов в наших торговых панелях и в наших панелях домашних хозяйств. В торговой панели у нас 35 000 магазинов - это электробытовые товары, которые сообщают нам о своих продажах. А в панели домашних хозяйств в этом году будет 20 000 семей, которые регистрируют все покупки. Понятно, что такой большой ряд данных позволяет нам делать прогнозы развития. Мы не делаем социальные прогнозы, поскольку специфика нашего исследования потребителей рынка. Мы делаем прогнозы в рамках исследования рынков. На основании этих данных мы прогнозируем развитие рынка шоколада, рынка пива, рынкамолочных продуктов и т.п., но не только всего рынка, мы прогнозируем и развитие категорий внутри этого рынка, например, йогуртов, белого шоколада и так далее. Более того, мы доходим до прогнозирования развития продаж, прежде всего, отдельных брендов отдельных артикулов. Мы начинаем или делаем также эконометрическое моделирование с использованием данных клиентов. Когда клиент дает нам свои данные, данные о своей деятельности, и мы делаем прогноз развития той или иной компании. И мы начинаем попытки прогнозирования - ну, во всяком случае, подбираемся к этому, - с использованием больших данных. Ну, и, наконец, экспертные прогнозы,  которые делаются в нашей практике постоянно при проведении исследований для бизнеса . Если вас интересует эта тема - а наверняка она вас интересует, поскольку вы здесь - то о методах прогнозирования я сказал в общем, как стратег, о тех возможностях прогнозирования, которые у нас есть. О методах прогнозирования, то есть как мы это делаем, будет рассказывать Асхат Кутлалиев на сегодняшней вечерней секции по прогнозированию. Теперь посмотрим, в каком всё-таки мире мы живем. Вот здесь вы видите церемонию по случаю избрания папы римского в 2005 году. Вот так выглядела толпа людей, которая пришла на площадь святого Петра в этот день. Следующий слайд, пожалуйста. А теперь мы видим, как выглядела та же толпа людей в 2013 году. То есть, вы видите разницу. Объяснять я думаю ничего не надо. Все с мобильными устройствами  - смартфонами, планшетами и так далее. Следующий, пожалуйста. Речь сегодня идет о подключенном потребителе, сегодня потребитель подключен к Интернету через различные гаджеты, различные устройства. Вот вы видите, что этот спортсмен через свои приборы подключен ко всему своему телу и, таким образом, может мониторить и регулировать свои физические показатели.. Следующий слайд, пожалуйста. Сегодня в мире, это данные производителей сетевого оборудования, которые хорошо отслеживают развитие рынка технологий к 2020 году, количество пользователей Интернета достигнет 5 миллиардов. Сегодня оно 1,9 миллиардов. Количество устройств, подключенных к Интернету, будет – 50 миллиардов устройств. Сейчас – 14 миллиардов, и на будущий год по сравнению с 2011 годом интернет трафик по данным компании «Эриксон» вырастет в 18 раз. Вот такие перемены уже в ближайшее время. Следующий слайд, пожалуйста. Мы провели свое собственное исследование, которое так и называется «Подключенный потребитель» и вывели Индекс подключённости к тем или иным… ну вообще подключённость к чему? Подключённость к другим людям, подключенность к контенту и подключённость к технологиям. Через 11 гаджетов, которые мы взяли, гаджеты: обычный смартфон, планшет, десктоп, и в том числе, мобильный автомобиль и умный дом. И вот по количеству подключений по нашему Индексу впереди такие страны как Гонконг, Швеция, Соединенные штаты Америки, мы пока на 49 месте, но расстраиваться не надо – изменения у нас происходят технологические гораздо быстрее, чем в других странах. Следующий слайд, пожалуйста. Вы видите, с 2008 года у нас выросла в несколько раз пенетрация пользователей интернета. С 25% в 2008 году до 70,4 в 2016 году. Следующий слайд, пожалуйста. 56 миллионов россиян старше 16 лет и молодежь 13-15 лет, пользуются интернетом на мобильных устройствах. Это 46,6% населения, то есть почти половина населения. Дальше. Есть одна проблема при развитии технологий. Потребитель требует, чтобы технологии были проще и проще в употреблении, потому что каждый из нас знает, что ему приходится постоянно сталкиваться с какими-то новыми девайсами и их осваивать, начиная, там, от стиральной машины и кончая умным домом. Так вот в мире растет нежелание заморачиваться с освоением этих всех новых приборов. Значит, в мире 31% на сегодняшний день говорят, что если новая технология трудна, то я теряю к ней интерес. В России пока таких намного меньше, то есть мы более стойкие техно-энтузиасты и не останавливаемся перед трудностями, когда сталкиваемся с какими-то сложными гаджетами. Следующий слайд, пожалуйста. Безусловно, этот мобильный… цифровой мир влияет на покупательское поведение. Ну, что тут говорить, все мы об этом знаем, каждый из нас теперь… вряд ли кто-то из присутствующих делает какую-то серьезную покупку, не зайдя в интернет, не отследив те или иные предложения и не изучив цены, не изучив предложения. Даже мобильные устройства, по мнению 37% нашего населения становятся самым важным инструментом для процесса покупок. Следующий слайд, пожалуйста. Аудитория электронной коммерции выросла по нашим данным с 2014 года с 17% до 25% в 2016 году. Это те, кто хотя бы один раз купил какой-то продукт через интернет. Следующий слайд, пожалуйста. Как эти потребительские тенденции влияют на исследования. Следующий слайд, пожалуйста. Ну, прежде всего, это онлайн опросы. Вообще онлайн опросы вышли уже на первое место, обошли и face-to-face и телефонные опросы (глобально). В нашей стране пока ещё нет, но, наверное, скоро… в ближайшие пару лет так оно и будет. Сегодня в нашей компании, например, 11% всех интервью делается через онлайн. Ну, тут будет выступать мой коллега, Александр Шашкин, он расскажет о тех исследованиях онлайн, которые он проводит и у него, конечно, масштаб совершенно другой, потому что они специализируются именно на онлайн опросах. Следующий слайд, пожалуйста. Мобильные приложения для исследований имеют высокий потенциал. Наша компания имеет возможность централизованно в головном офисе в Нюрнберге разрабатывать новые методы исследований, в частности мобильные приложения, которые мы потом используем в нашей практике. Ну, вот здесь вы видите некоторые примеры этих приложений. GfK YouRespond (, позволяющее делать простые короткие опросы на мобильном телефоне. GfK Sociolog – это мобильная платформа, которая позволяет проводить качественные исследования, фокус-группы в основном. gfK Leotrace Mobile– это приложение, которое позволяет проводить пассивное изучение поведения людей в интернете. То есть, мы ставим это приложение, и всё фиксируется: куда человек зашел, что он купил, что он сделал в интернете. Есть ещё специализированное приложение, которое я хочу привести в качестве примера – это GfK RepInsight  - это приложение для опроса докторов, которых мы опрашиваем по поводу медицинских представителей, которые делают им рекламу фармакомпаний по  препаратам. Следующий слайд, пожалуйста. Ещё один метод исследований – это кроссмедийная панель GfK, когда мы на базе панели домашних хозяйств, про которые я вам уже говорил, устанавливаем приложение LeoTrace, о котором тоже говорил, и это позволяет нам соединять покупки и поведение в интернете. То есть, на мой взгляд это сейчас наиболее эффективный способ оценки эффективности рекламы, поскольку мы одновременно видим, что человек смотрел, видел он рекламу, например, и купил и сколько купил этого товара. Может быть, он видел много рекламы, но ничего не купил. Это дает сигнал нашему клиенту о том, что что-то с рекламой у него не в порядке. Кроме исследования поведения в интернете мы так же делаем пока с помощью анкеты возможность просмотра… и измерять телесмотрение, контакт с печатными СМИ и радио. Таким образом, в одном флаконе мы получаем медийное потребление и реальное потребление – и здесь мы получает не то, что они сказали, что купили, а то, что они реально зарегистрировали как покупку с помощью сканеров. Следующий слайд, пожалуйста. Последнее, наверное, что я хочу показать -  пример того, как работают технологии виртуальной реальности на службе маркетинговых исследований. С помощью специально разработанных софтов мы можем сейчас проводить опрос человека виртуально. Здесь вам представлена виртуальная полка, которую исследователи создают, и потом наши респонденты выбирают на этой полке то, что они хотели бы купить или то, что им интересно. Следующий слайд, пожалуйста. То же самое, но более масштабно – это магазин виртуальный., когда, к сожалению, у меня не получается показать в реальности здесь… Когда человек просто идет по этому магазину на экране своего гаджета и действует как в обычном магазине. На основании этого мы выясняем привычки покупки, решаем вопросы мерчендайзинга изучаем особенности выбора товаров, видим куда человек смотрит – направо или налево и можем на основе этого делать массу вещей, о которых здесь написано. Благодарю вас за внимание. На этом я закончу. (аплодисменты.).

Модератор: Спасибо Александру Михайловичу, мы поняли, что в мире растет нежелание «заморачиваться», и вы всячески помогаете людям «не заморачиваться». А также мы поняли, что скоро все кофеварки подключат к интернету. Вот, кстати, у кого есть с собой кофеварки, вы можете воспользоваться вайфай, всем розданы в папках логин и пароль, но агенты Центрального разведывательного управления помешали нам написать название сети, к которой надо подключиться. Сеть называется RaNePa. А следующим выступающим будет Александр Анатольевич Ослон, руководитель Фонда «Общественного мнения», и пока он идет к трибуне, я вдруг вспомнил, что американская исследовательская отрасль в своё время очень хорошо сдала экзамен на эффективность прогнозирования. Но этого никто не понял! Наоборот, после этого люди начали бить себя в грудь, заниматься самокопанием… Это был 1948 год, знаменитый крах так называемый всех полстеров: и Гэллара, и Кросли, и оставшихся, которые за 2-3 недели до выборов в США прекратили прогнозировать их результаты, заявив, что это бессмысленная трата денег – всё уже понятно, кто победит. Победит – Дьюи! И это предсказание позволило команде другого кандидата, Трумэна, мобилизоваться и сделать последний рывок. Ну, там конечно были и другие причины, связанные с недостаточной корректностью выборок, но, тем не менее, это свой вклад внесло. И как гром среди ясного неба прозвучала победа Трумэна на выборах 1948 года. А вот если верить Игорю Вениаминовичу Задорину, то это был эффект Эдипа и значит - это был самый правильный прогноз, тот, который позволил акторам, игрокам, субъектам изменить свое будущее в лучшем направлении. По крайней мере, для Трумэна. Вот. Так выпьем же… Ой, извините, это потом, это вечером. Александр Анатольевич, Вам слово.

Александр Ослон:  Вводные слова коллега Фёдоров сказал. Мне бы очень хотелось всё-таки ввести различения между прогнозами как предвидением, связанным с будущим, и прогнозом как предсказанием, которое связано не с далеким будущим, а с завтрашним днем.

И очень хорошо, что заговорили о полстерах, потому что в  нашем языке полстеры проходят по категории социологии. И когда полстеры ошибаются, то ошибается социология. Так  же точно социология очень часто сводится к опросам.

Вот у вас в папочке лежит маленький рекламный проспектик. Такие мелкие буквы, что я не могу различить их, но ясно:  «Программная платформа сделает вашу социологию наиболее конкурентной на рынке исследований». В этой фразе уже присутствует мысль: платформа для обработки опросов. Она обозначается как социология. «Дайте мне вашу социологию, сколько там процентов?» – это расхожее высказывание. Но с языком очень сложно бороться: под социологией имеются в виду опросы, а полстеры называют себя социологами. Приходится с этим жить. И так же с прогнозами, никуда не деться. Вся конференция будет обсуждать прогнозы в смысле предвидений, описания будущего и методы, подходы, как выстраивать это,  начиная с всяких форсайтов и кончая чакрами. Всё это связано с будущим.  Наши прогнозы – это прогнозы в очень узком смысле, когда речь идет об итогах выборов. На самом деле это не прогноз будущего – это предсказание, некоторое предсказание исхода определенного процесса. То есть есть некий тренд, тренд анализируется, и при этом он может анализироваться отнюдь не только социологическими методами. В этом смысле социологические методы и социологические опросы – это один из возможных инструментов.

Как мы знаем из громких и многочисленных описаний этого величайшего «конфуза социологии» (я беру в кавычки, цитирую), связанного с Трампом. Известно, что прогнозировали не только на основе опросов. Бурно развивались и использовались методы анализа социальных сетей, очень многочисленных бирж предсказаний – то, что называется predict market. Очень яркий метод предсказаний выборов, основанный на анализе прошлых выборов и контексте, связи контекста и исхода прошлых выборов. Борис Докторов описал метод «13 ключей к Белому дому»   американца Алана Лихтмана, который, начиная с 80-х годов, разработал этот метод, «предсказал» все прошлые выборы и с его помощью стал предсказывать предстоящие выборы. И кстати, он предсказал Трампа. Анализ социальных сетей – по крайней мере, то, что я видел, – очень четко и точно показывает тренды и тенденции. Анализ высказываний в Твиттере по 17 тематическим группам и модель, построенная как бы между рейтингами и структурой высказываний, показывала победу Трампа. Это австралийские специалисты делали. Никаких опросов здесь не было. Это вообще отдельная история: люди делают ставки на тот или иной исход и  теряют деньги, если проигрывают. То есть они не предсказывают, что будет, кто победит, – они предсказывают, как поведут себя другие люди-избиратели.

Естественно, есть опросы, на основе которых делаются прогнозы. Много-много лет назад мы начали объяснять очень простые вещи, а именно – что в ходе опросов мы можем получить сведения о том, какая доля населения сегодня говорит, как она проголосует, но при этом всегда остаются те, кто затрудняется с ответом, но утверждает, что пойдет на выборы и решит попозже. Мы знаем, что даже в последний день выборов принимаются решения. Мы также должны учитывать, что есть люди, которые говорят, что они знают, за кого хотят голосовать, но не пойдут на выборы. Вообще, на выборы ходят обычно от 60 до 70 процентов, если говорить про федеральные выборы, а региональные выборы – ещё меньше, и проценты, итоги выборов – это процент от пришедших, а опросы дают проценты от опрошенных, то есть от населения. В этом смысле рейтинги – это общий ориентир отношения населения к политикам, чтобы предсказать результаты выборов, надо сделать предположение, как поведут себя те, кто сегодня ещё не решил, за кого голосовать, и те, кто не знает, пойдет или не пойдет на выборы. Надо все эти предположения сделать, и только тогда  возникает прогноз исхода выборов. Я всё это рассказываю, находясь  среди специалистов, профессионалов. Поэтому я не стесняюсь тратить слова, но людям вне нашего круга в редчайших случаях удается до конца довести эти объяснения, поскольку, как вы знаете, если больше 140 символов, то дальше считается информация излишней.

Модератор: Александр Анатольевич, здесь присутствуют журналисты.

А. Ослон: Они в этом зале?

Модератор: Да!

А. Ослон: О присутствующих или хорошо, или ничего. Вообще, если тут есть журналисты, то мне очень любопытно, понимают ли они ту фундаментальную разницу между процентом от населения и процентом от пришедших. Я думаю, что первое понятно всем, второе – непонятно никому. Это замечание в скобочках, потому что есть совсем другое прогнозирование, и это прогнозирование тоже существует. Работа, называемая так, приписывается всей нашей индустрии, всей нашей науке, нашей отрасли. Для большинства наблюдателей вся социология именно к этому сводится, и поэтому на основе такого рода предсказаний делаются суждения о том, опозорилась или, наоборот, победила социология на очередных выборах. И весь этот конфуз, происшедший в Америке сейчас, – это наша репутация. Мы же живем не сами по себе, мы живем в окружающем мире, и репутация, и соответственно доверие, отношение к нам очень сильно зависят не от самого главного – того, что здесь будет на конференции обсуждаться, а от такой мелочи, как прогнозирование выборов. Но это совсем другое прогнозирование. Я уверяю вас, если будут журналисты описывать нашу конференцию, то, конечно, они будут говорить прежде всего о конфузах, связанных с предсказанием Трампа.

Кстати, надо сказать, что в Штатах развелось дикое количество людей, которые проводят опросы. У нас есть несколько больших компаний. Ещё десяток, другой, третий небольших компаний, и всё. Все остальные понимают и не берутся за эту работу, поскольку она требует какого-никакого профессионализма. А те, кто не имеет профессионализма, за это не берутся, потому что не принято заниматься не своим делом. По крайней мере, пока в России так. В Штатах, наоборот, развитие онлайн-опросов, огромное количество профанов занимаются опросами. Опросы возникают ежедневно по штатам, по городам, по индексам почтовым, по деревням и так далее. Существует отдельная профессия – интеграция опросов, наверное, тоже слышали, и для этого используются модели, в том числе machine learning используется для того, чтобы интегрировать опросы. И Докторов описывает это в своих обзорах и наблюдениях за тем, что происходит в Америке. И это огромное количество опросов создает хаос и ощущение, что все ошибаются. Все говорят не то, все говорят разное, но в этих самых штабах этих кандидатов сидят люди, специалисты, и они-то проводят опросы, используют опросы. Они не могут взять опрос и считать, что таков будет исход выборов. Ну, это абсурд. Они не считают, что рейтинги – это те самые проценты, которые будут сравниваться с исходом выборов. А у нас так это и происходит.

У нас и свои примеры есть. 2013 год. Выборы в Москве. Опросы показывают, что 10% москвичей готовы голосовать за Навального, и 70% москвичей готовы голосовать за Собянина. Я не помню сейчас цифры про Собянина, цифры про Навального точные – 10%. Сторонники Навального пришли все на выборы, буквально все. Сторонники Собянина пришли далеко не все. Было сделано много усилий в Москве для того, чтобы поменьше была бы явка и, собственно, сторонники Собянина не пошли. Отпраздновали День города накануне, запутали участки. Одни не могли вернуться с дачи и так далее. Там много было усилий предпринято в московском штабе, чтобы явка была поменьше. Сторонники Навального пришли все – 10% населения, а от пришедших они составили 27%. Значит, наше предсказание, исходя из предположений, кто придет, кто не придет, состояло в том, что Навальный наберет 18%, но мы не могли учесть реальные усилия по снижению явки. Но дело не в этом, дело в том, что сейчас, когда говорится о тогдашних выборах, однозначно и всегда говорится, что 27% москвичей проголосовали за Навального. Значит, те, кто разбирается, говорит нарочно, но это буквально капля в море. А в общем те, кто это говорит, – они просто не различают от чего проценты.

Модератор: Мы всех знаем по именам! Теперь, в век персонализованного интернета, все 680 тысяч человек давно переучтены уже (шутка).

Ослон А.: Да, знаем по именам тех, кто об этом говорит, потому что об этом мало говорят. Нынче другая тема – про Трампа говорить. Что там: крах или конфуз социологии. Кстати, тогда после 2013 года я от лица ФОМ заявил, что мы делаем машину для предсказаний и каждый может зайти на наш сайт, взять наши данные, приписать свои предположения в виде коэффициентов относительно затрудняющихся – кто придет, кто не придет – и получить свой прогноз. Я разрешил своим сотрудникам то же самое делать, но давать прогнозы личностные, не от ФОМа. ФОМ не дает прогнозов, ФОМ делает опросы. Значит, мы не занимаемся социологией, мы занимаемся опросами. Мы не социологи, мы – полстеры. И мы не делаем прогнозы, мы делаем опросы. А специалисты – да. Любой специалист может взять опросы – сделать прогноз. А может не брать опросы и тоже сделать прогноз. И таких специалистов тоже море. Зачем нас путать? Но это всё жалкие попытки внести рациональность в эту запутанную сферу. Они все обречены на неудачу.

Поэтому я попытаюсь сформулировать главный тезис, укладываясь в 140 символов: «Опросы – это не прогнозы». И когда вы будете обсуждать прогнозы, пожалуйста, говорите, что речь идет не об опросах. Опросы – это один из инструментов, один из источников исходных данных для прогнозов. Но тот же Бестужев-Лада никогда не опирался на опросы. У него были гораздо более солидные источники информации. Я очень прошу всех участников принять во внимание то, что я рассказал, и при случае как мантру повторять: «Опросы – это не прогнозы». Это связано с очень большой проблемой, которая касается нас всех. Социология не исчерпывается опросами, поэтому проблема репутации опросов – это не общая проблема, но под опросами чаще всего понимают всю социологию. Поэтому проблема недоверия касается нас всех, независимо от того, имеете ли вы отношение к опросам или нет. К сожалению, это так, поэтому при случае всем говорите: «Опросы – это не прогнозы». Спасибо.

Модератор: Следующим выступает Александр Шашкин, прошу к трибуне, и пока коллега идет, я хочу напомнить, что великий греческий драматург Еврипид придумал специальное устройство для появления бога на сцене. Знаменитое выражение «бог из машины» идет оттуда. Специально была создана машина для появления на сцене греческого театра Бога – олимпийца. А Александр Анатольевич Ослон придумал тоже машину, но из неё не бог появляется, а прогнозы! И этим он не только сказал новое слово, но и заставил, побудил, предоставил возможность всем нам принять участие в этом деле. То есть, по сути он заставил нас работать на себя, потому что все равно эта машина прогнозирования ФОМовская и всё равно вся слава будет ФОМу принадлежать, а не только вот этим отдельным желающим принять участие. И мы, кстати, пошли, мы во ВЦИОМе уже пошли по его пути, я имею ввиду по пути эксплуатации человека человеком, или респондента или прогнозиста - социологом. В этом году на выборах в Государственную Думу мы сделали так называемую прогнозную биржу, где совершенно бесплатно почти 200 умных людей со всего мира прогнозировали нам результаты выборов. Только в расчете на интерес. Ну, мы бы им заплатили, но нельзя было – у нас закон об основных гарантиях избирательных прав граждан это запрещает. И я, размышляя над этим всем – как же так нам удалось изящно заставить людей работать на себя, совершенно бесплатно, в наш век, когда все очень заняты, очень прагматичны. Я понял – это макдональдизация! Многие, наверное, читали одноименный труд выдающегося нашего коллеги Рицера. Он был переведен ВЦИОМом не так давно. В общем, это такой современный наш веберианец и поствеберианец и он говорит о том, что модель современного мира  - это «Макдональдс», но не потому, что там быстро конвейер работает, нет, конвейер ещё Генри Форд придумал 100 лет назад, а потому что «Макдональдс» первым нашел способ заставить покупателя работать на себя! Покупатель сам берет этот самый поднос, сам его несет куда-то, сам быстро что-то лопает, и сам потом его убирает. Это великое открытие современного мира, которое затем распространилось на сферу культуры, государства, бюрократии и так далее. Так давайте и дальше «эксплуатировать» наших респондентов и прогнозистов, а слово предоставляется Александру Шашкину, руководителю компании ОMI. ОMI - это компания, которая имеет крупнейшую в России интернет-панель. Так что если прогноз Александра Демидова сбудется, то вот он, перед вами - новый хозяин рынка. Возможный, вероятный. Ну, через несколько лет. Мы же про прогнозы говоримJ. Но самое главная причина, почему Александр здесь, на этой трибуне – это то, что он взвалил на себя огромную нагрузку, очень благородную, но очень непростую. Во-первых, Александр является с недавних пор представителем ESOMAR в России и, во-вторых, вот уже второй год Александр возглавляет оргкомитет Российской исследовательской недели. Тем, кто ещё не знает, скажу, что седьмая Грушинская конференция проходит в рамках Второй Российской исследовательской недели. Первая прошла в 2016 году, вторая – в этом году, Надеюсь, будет и третья, и четвертая, и десятая. И в качестве председателя оргкомитета Российской исследовательской недели я попросил Александра выступить, рассказать здесь, на трибуне Грушинской конференции, о целях, задачах, принципах, охвате, главных мероприятиях и планах российской исследовательской недели. Надеюсь, все вы проникнитесь величием её идеалов и также примете в ней участие.

Шашкин: Спасибо большое за возможность выступить. Те преувеличения, которые были здесь  допущены, не буду комментировать. На самом деле сложно переключаться с содержательных вопросов к вопросам форм взаимодействия, но понятно, что зрелость индустрии любой зависит от того насколько индустрия само организованная и насколько она способна к само регулированию. И поэтому мне кажется феномен Российской исследовательской недели – это такая попытка самим творить своё будущее и на самом деле понятно, что существуют ассоциации, но оказывается, есть возможность объединиться ещё на других принципах, на других основаниях, вокруг идей популяризации социологии, популяризации маркетинговых исследований. И на самом деле идея оказалась настолько сильной, что она охватила даже то, что раньше казалось невозможным вообще объединить. Ну, например, три ассоциации вместе, как те ассоциации, которые поддержали идею, да? Это и ОИРОМ и  «Группа 7/89». Вот. Это – есть компании организаторы – это уже открытая система. Тоже хочу перечислить, потому что здесь тоже стоят рядом такие компании, которые раньше были коллегами, но не вступали в какое-то прямое взаимодействие, наверное, в таком составе. Это и ФОМ и ВЦИОМ и полстеры и маркетинговые рисерчеры, и ЦИРКОН, и полевые компании. То есть это комбинация опять же вокруг идеи, что надо сделать интересную, наполненную событиями исследовательскую неделю. И, соответственно,  есть и информационные партнеры, потому что всегда объединенные усилия всегда дают больший по масштабу эффект и поэтому здесь интерес со стороны известных информационных агентств: ТАСС – главный информационный спонсор, официальные медиа партнёры тоже все уважаемые издания. Соответственно, это дает возможность просто заявить о себе громче. Ну и цель: первая цель – это популяризация прикладных социологических и маркетинговых исследований и вторая – это привлечение дополнительного внимания потенциальных заказчиков и масс медиа к деятельности российских исследовательских компаний. То есть это некая такая рамка для взаимодействия, которая позволяет каждому организатору мероприятия заявить о себе ярче, чтобы об этих мероприятиях узнали все, то есть расширить круг потенциальных участников, потенциальных людей, которые об этом узнают. «Ринг 2017» – 18 мероприятий, 17 организаций, которые их проводят. То же самые разные организации, но всем большое спасибо потому что это те организации, которые, ну, я чуть позже скажу… потому что самое сложное в общественной работе, которой я занимаюсь это взаимодействовать с компаниями, которые первым вопросом спрашивают: а что мы с этого будем иметь? Вот есть такие компании, У них первый вопрос, когда начинаешь говорить о сотрудничестве. Ну, понятно, что это вот – другие, да? Другие организации, которые видят чуть дальше каких-то собственных интересов, смотрят в целом на индустрию … Что там обсуждалось? Исследовательская  индустрия, она отображалась как некая совокупность компаний, на которую со всех сторон нападают. Интересно. Там можно было с помощью Лего делать фигурки, что такое исследовательская индустрия. Лего и так далее, в общем, поиграли ресерчеры(01:09:56) немножко в игрушки. Но, главное, что вот эти модели исследовательской отрасли, они были все такие, что… есть сбоку какие-то монстры… с автоматами… там, просто, солдатики были, поэтому там… все злобные монстры все были с оружием. Вот. Поэтому соответственно отрасль и со всех сторон на неё кто-то там покушается. Вот. Соответственно дальше. Ну, и собственно, что за мероприятия? Самый главный вопрос, а что собственно было. Ну, несколько ключевых мероприятий: понятно, что это - Грушинская конференция. Как родилась идея – «Ринг». Это там… Иван Иванович с Иваном Никифоровичем не могли понять, что первее будет - Ринг или Экспо. Ну, и соответственно, подумали: а давайте в одну неделю всё сделаем и, соответственно, будет стерео…эффект. Ну, и собственно так оно и получилось. То есть Грушинская конференция и РисчерЭкспо – это два базовых события. К ним присоединился ESOMAR со своим… такой концепцией – лучший ESOMAR для России, там, где такая, чтобы победители разных номинаций, конкурсов, лучший доклад на конференции ESOMAR по всему миру выбираются российскими исследователями, кто из них будет докладывать и соответственно ESOMAR договаривается со спикерами и вот вчера такая первая конференция прошла. Требовался спикер один из Южной Африки, один из Великобритании, один из Бельгии. Понятно, что таких спикеров сложно их вызвать, сложно, чтобы они приехали, но можно в виртуальном формате их послушать и действительно были очень интересные доклады. Если вы пропустили, то можно поискать, зарегистрироваться и посмотреть в записи. Смотрите, дальше вот что. Дальше самые разные мероприятия. То есть, например, компания «Войс» делает День открытых дверей-профессия интервьюера центра. Мы делали… первый раз мы собрали панелистов. Мы с панелистами разговаривали об их опыте участия в опросах, о том, как они… как им вообще живется, как живется респондентам с точки зрения… там тоже… там очень много было инсайтов. Тоже будет в записи это обсуждение. Вот. Дальше. Мы смогли привлечь тоже в партнеры на международную конференцию студентов, аспирантов. Высшая школа экономики делает такой пентатлон(01:12:24) – точки соприкосновение медиа с социологическими данными. То есть разные по характеру направленности мероприятия, но все в одной рамке. Круглый стол «Как возможна популярная социология?» ЦИРКОН. И вот то, что нас ждет впереди, собственно, на Грушинской конференции ещё будет, то же в последний момент мы смогли пригласить…  пригласили и коллеги согласились. «Благо сфера» такая есть, медиа клуб «Большие данные как использовать в мирных целях». Вот. Будут и более такие коммерческие, наверное, направленные мероприятия «Бизнес завтрак на министерской кухне», Рука на пульсе как бизнес внедряет потребительские тренды, какие исследовательские методы исследования трендов применяются». Вот, и собственно, в пятницу будет РисерчЭкспо(01:13:13) – это такое ведущее событие для маркетинга, ресерчеров. О нем то же, может быть, немного подробно, потому что там есть консультационная программа, есть выставка. В этом году, наверное, около 40 уже экспонентов и конференция в две параллели, то есть тоже большой очень интерес. Там разные любопытные круглые столы будут, например, ну, они все про маркет рисерч. Я думаю, что здесь тоже есть люди, которые… для которых это интересно. Вот это юзабилити и софты для маркетинговых исследований и авто… маркетинговые исследования в автоиндустрии. И секции для студентов-социологов. И фармацевтический маркетинг. Секторальные какие-то… Самое главное, что мне кажется, что сейчас ESOMAR сейчас меняет название. Уже не называется маркетинговое исследование. Там есть данные, инсайты, то есть названия… как бы меняется название отрасли. Вот это очень важный момент. О нем сегодня подробнее будем говорить, что маркетинговые исследования – это слишком узко, потому что есть люди, которые работают с данными – это тоже исследователи. И они то же являются частью нашей индустрии. Вот здесь очень важно было… Поэтому …мероприятия по большим данным, да? поэтому несколько более широкая трактовка того, что в исследовательскую неделю должно войти. Вот. Очень важный момент, что у исследовательской недели есть дайджест. Называется он «Раша рисеч» и, соответственно, еженедельно он выпускается и феномен дайджеста в том, что он выпускается совместно с клиентами. То есть, есть редколлегия, куда входят 5 представителей руководителей исследовательских отделов крупных компаний, таких как Яндекс, Касперский, Альфа-Банк, в общем, крупные заказчики тоже участвуют в создании этого бюллетеня. Как он делается? Со всего мира собираются новости, которые за неделю вышли, их на самом деле очень много и эксперты, вот редколлегия отбирают самые-самые сливки этих новостей. И вы, собственно, получаете в почтовый ящик. Такую вот выжимку из 10 топ-новостей, которые в мире вышли по исследованиям. В основном там, конечно, фокус смещен на маркетинговые исследования, но и не только. Ну, и собственно, коллеги, то, что я уже говорил… Не думайте, что обязательно нужно, чтобы что-то для вас случилось что-то иметь с этого, да? Это система открытая. Вы можете устроить своё мероприятие, вы можете войти в состав организаторов. Она абсолютно открытая. В этом плане главное желание, но главное – понимать, что если не мы сделаем, то, наверное, никто не сделает. В своем городе, в своем регионе, в своем вузе, в своем… месте своей работы. Вы можете что-то сделать сами и войти в историю и в программу российской исследовательской недели. Она на самом деле не ограничена неделей. Я думаю, что будет исследовательский год. Год за годом.(смех) Исследовательские годы...Вот. Потому что есть в планах организации мероприятий за рамками недели, потому что интерес к этому есть. По качественным исследования мы размышляли и разные другие интересные идеи. Коллеги, присоединяйтесь. Спасибо вам большое.(аплодисменты)

Модератор: Спасибо больше. Надеюсь, все зафиксировали, что выходит еженедельный дайджест РИН. Я лично его читаю уже довольно долгое время, и он стал для меня действительно важным источником новостей из индустрии. Очень полезным. И совершенно бесплатным! А как можно на него подписаться? Кстати , Александр? Может, просто покажем ещё раз слайд?

Шашкин: Сайт. И там есть закладка «дайджест» и есть возможность подписаться на дайджест. Самое главное – это сайт, потому что там и программа, там и все ресурсы, там и архив. Там со всех мероприятий будут записи с фото. Там будет всё самое полезное.

Модератор: Там будет всё! Действительно, Александр буквально пунктиром рассказал о форсайт-сессии, которая в преддверии Грушинской конференции прошла. В ней кто-то из здесь присутствующих участвовал, но мы бы вас хотели всех познакомить с результатами этой форсайт-сессии, ведь она была про нас с вами! Она была именно про исследовательскую индустрию, поэтому, чтобы не делать лишних движений, а делать движения в правильном направлении, я рекомендую всем посетить завтра с 12-30 мероприятие под названием «Круглый стол. Какими будут опросы будущего». Юлия Баскакова из ВЦИОМ и Евгения Климанова из агентства Делфи - соорганизаторы форсайт-сессии и будут представлять её результаты. И кстати, форсайт продолжается! Прошу вас всех внести свой вклад в дело прогнозирования нашего с вами рынка. А сейчас я передаю слово первому иностранному гостю из тех, кто сегодня выступает, Патриции Мой. До прошлого года Патриция занимала должность президента WAPOR, надеюсь, все знают, что это такое Всероссийская, извините, Всемирная (до всероссийской ещё не доросли) ассоциация исследователей общественного мнения? Это организация с огромной историей, с огромными достижениями, с очень серьезными традициями. И Патриция внесла свой очень существенный вклад в то, чтобы придать этой ассоциации новый импульс. В том числе Патриция уже была в России в сентябре прошлого года на специальном мероприятии, которое WAPOR проводил для российских исследователей, которые хотят сорганизоваться и получить доступ к тем бесценным интеллектуальным ресурсам, которые WAPOR формирует и предоставляет. Итак, слово Патриции, которая пока она ещё не овладела нашим великим и могучим языком, поэтому Эдуард Понарин будет переводить.

Патриция Мой: Первым делом я хотела бы выразить свою признательность ВЦИОМу за то, что меня снова пригласили в Москву в этот раз поучаствовать в конференции, которая нацелена на лучшее понимание методов и вызовов, с которыми сталкивается социология. Я должна сказать о себе, что по образованию я не являюсь социологом, а я обучалась в сфере коммуникаций. Бакалавриат я закончила по направлению «Средства массовой информации и их воздействие на людей», а магистратуру – о том, как средства массовой информации влияют на политическую сферу. Я всегда говорю коллегам, если бы не коммуникации, то я предпочла бы получить образование в качестве социолога. Эти две дисциплины рассматривают схожие или те же самые явления и пользуются схожими или теми же самыми методами и для меня большая честь взаимодействовать здесь с вами на этой конференции. Эта пленарная сессия посвящена прогнозированию и действительно наш мир сегодня нуждается в точном прогнозировании. У нас сегодня много инструментов в нашем распоряжении, включая анализ данных, компьютерная наука, биометрика. Эти новые инструменты позволяют нам, и собирать данные, анализировать и делать выводы из данных. Интересный, по настоящему, вопрос заключается в том, насколько надежны и валидны эти данные. Мы все знаем, что как раз в сфере надежности и валидности наша индустрия подвергается последнее время суровой критике. В прошлом году 52% британских избирателей проголосовали за выход из Европейского союза, но прогнозы были наоборот, что они останутся в этом союзе. Сейчас у власти в Британии находится консервативная партия Дэвид Кэмерон и Тереза Мэй, но прогнозы опять-таки говорили о том, что лейбористская партия и Эд Мелибэнд победят на выборах в 2015 году. В том же 2015 году прогнозы предсказывали, что в Израиле победит сионистский союз, а на самом деле победу одержал Беньямин Нетаньяху и его партия Ликуд. Ну, и, вот, разумеется, были вот выборы в США в прошлом году. Значит, если вот эти исследования предсказывают то, что на самом деле не происходит, естественно то, что мы должны озадачиться, как люди, которые и производят эти данные и потребляют их, тем насколько точны наши собственные прогнозы. Вот эти политические события они поднимают такой парадоксальный вопрос, а именно: а если мы не доверяем исследованиям, на основании которых делаются прогнозы, то почему, с другой стороны, мы по-прежнему на них полагаемся. И как нам прийти к какому-то единому мнению? И можно сравнить это с аварией на шоссе. Вы проезжаете на автомобиле, видите аварию и, чем более ужасная сцена аварии, тем труднее вам оторвать свой взгляд от неё, вместо того, чтобы следить за дорогой самому. Нам, конечно, нужны аккуратные прогнозы, но прогнозы заключаются не только в том, чтобы построить правильную модель на основе правильных данных. Они также ещё заключаются в том, чтобы правильно донести точку зрения, полученную на хороших данных с хорошими моделями в публичную сферу через средства массовой информации и через социальные сети, и чтобы обычная публика получила представление о том, что на самом деле происходит. Представим себе какое-то исследование, в котором задавалось 10 вопросов. Все из этих 10 вопросов попадут в репортажи в новостях? Конечно, нет. А попадут только те, которые представляют интерес для журналистов, и которые могут создать информационный повод. И то же самое в твите, который ограничен 140 символами. Я веду к тому, что исследователь, который произвел данные модели, результаты в какой-то момент теряет контроль над результатами собственного исследования после того, как они начинают распространяться в средствах массовой информации. И не зависимо от того были исследования сделаны  хорошо или плохо, после того как они попадают в средства массовой информации, они уже воздействую на то, как люди думают, и как они ведут себя. Например, результаты исследования могут либо увеличить, либо наоборот ограничить или даже прекратить поступление финансирования какому-то кандидату на выборах. Результаты исследования могут ободрить людей, если они думают, что их кандидат побеждает. Но верно и обратное. Если вы думаете, что ваш кандидат проигрывает, вы будете меньше об этом говорить. Публично. Это только некоторые эффекты результатов исследования на публику. И в качестве исследователей мы должны опираться на наилучшие практики и на какие-то также этические стандарты в своих исследованиях. И в частности WAPOR имеет также определенные стандарты этического поведения. Я некоторые из них упомяну, и они наверное не вызовут большого удивления. Вот несколько примеров: исследователи должны делать своё исследование объективно, изучая факты и используя научные методы. Они не должны создавать ложного впечатления о себе или о своих спонсорах клиентам. И они должны убедиться в том, что они не наносят вреда тем людям, с которыми они взаимодействуют и которых они изучают. И, как правило, один и тот же вопрос изучают разные исследователи из разных организаций и они должны руководствоваться духом коллегиальности и честной конкуренции. Таким образом, прогнозирование – это не просто применение какого-то алгоритма или интерпретация данных. То и другое имеет место, но это только одна область, одна часть нашей работы, которая, когда она становится публичной, принимает разные формы. Это может быть и к лучшему и к худшему. Может привлекать общественный интерес. То же к лучшему или к худшему, и иметь последствия. Как к лучшему, так и к худшему. И в качестве профессиональных исследователей мы должны помнить о том, что наше собственное поведение может влиять на то, каким будет мир в ближайшем будущем. И последнее моё замечание это – мне бы хотелось закончить какой-то шуткой, но я не придумала шутки.

Модератор: Спасибо, Патриция, и спасибо большое Эдуарду Понарину - сегодня у нас был очень высококвалифицированный переводчик! Не скажу, что очень высокооплачиваемый, но очень высококвалифицированный. Для тех, кто не знает, Эдуард Понарин – это руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики. Санкт-Петербург. На этом наша тематическая часть пленарной сессии завершена. Она, на мой взгляд, была очень полезной. А теперь мы с чистой совестью можем перейти к приятной части. Только напомню, что всем, кто заинтересовался выступлением Патриции, хочет ещё с ней продолжить общение, сможет это сделать сегодня в 17-30 на Круглом столе «Победа Трампа. Выбор вопреки прогнозам. А теперь - о приятном! У нас впереди целая серия награждений, и мы сейчас их начнем. К сожалению, в отличие от WAPOR у нас ещё на Грушинской конференции, да и в целом в исследовательской индустрии нет какой-то общепризнанной и общепринятой традиции награждать, выделять лучших - флагманов, маяков, тех, на кого, как мы считаем, следуют ориентироваться другим, в том числе молодым. Я предлагаю подумать, и может быть, сделать уже что-то. Конечно, не сейчас, а через год, может быть два. На мой взгляд, нашей индустрии для ее развития просто необходим механизм выделения и поощрения лучших. Он есть у наших американских коллег, он есть у наших российских коллег из других отраслей (вы знаете «Серебряный лучник», «Серебряный Меркурий» и др.). Почему его нет у нас? Я теряюсь в догадках и призываю все-таки его создать. Ну, а пока его нет, мы наградим для начала наших спонсоров. У нас в этот раз четыре спонсора, из них два постоянные, за это мы им особо благодарны. Это OMI, то есть Александр Шашкин не только нас поддерживает материально, но и сам очень активно работает. Как  я уже говорил, общественная нагрузка у него зашкаливает все мыслимые пределы, но он человек сильный и всё выдерживает, и делает всё с блеском. Спасибо, Александр. Еще у нас есть компания «Грейт», которая помогает нашей отрасли становиться более технологичной, предлагает программные решения (аплодисменты). Одно из них уже ВЦИОМ интенсивно использует, и не только ВЦИОМ. Речь идет о программном обеспечении для опросов, которые теперь делаются на планшетах. Итак, Михаил Крымский! Поздравляю. Кто ещё его не знает? Думаю, что он уже со всеми познакомился. Кто у нас ещё в спонсорах? Та загадочная компания, название которой Александр Ослон не смог прочитать в своем выступлении, а я смогу. Это компания Глобал Социум Консалтинг. Мы хотели бы пригласить руководителя. Спасибо большое за поддержку! Вы же понимаете, что это был спланированный ход, чтобы привлечь к вам внимание. Спасибо! И четвертая компания-спонсор: «Квизер – социология онлайн». Спасибо большое за поддержку! Надеюсь, она будет не разовой. Спасибо. Поздравляем всех. А дальше у нас награждение победителей конкурса ВЦИОМ на лучшую исследовательскую работу. Конкурс идет, уже не знаю, какой год, наверное, восьмой. Давайте поздравим наших студентов и, немаловажно, их научных руководителей, их преподавателей, которые дают им путевку в жизнь, помогают им открывать новое и вырабатывают  у них мотивацию с тем, чтобы прийти к нам в профессию. Итак, в этом году в нашем конкурсе приняли участие 135 студентов, бакалавров, магистров из 72 вузов 49 городов. Участников стало больше, вузов больше и городов больше. Темой конкурса в этом году был социологический форсайт, то есть о настоящем и будущем в современном мире писали и наши студенты тоже. Победителей в основной номинации в этом году два, точнее две прекрасные девушки. Это Елена Анатольевна Белина (аплодисменты) с работой «Представления офисных работников о нормальной продолжительности рабочего дня и переработке, а также границах между ними». Елена представляет факультет социальных наук Высшей школы экономики, 4-й курс бакавриата, получает она диплом, годовую стипендию ВЦИОМ и грант на подготовку статьи в журнал «Мониторинг общественного мнения. Социально-экономические перемены». Журнал, кстати, входит в Scopus. Так что ждем материал о рабочем времени и переработках! Но не переработайте ни в коем случае при подготовке материала. Второй победитель представляет тоже факультет социальных наук Высшей школы экономики, 1-й курс магистратуры. Это - Ксения Сергеевна Таракановская (аплодисменты) с работой «Семантика городов в контексте миграционных установок выпускников школ на примере города Новокузнецка». Получает диплом и стипендию ВЦИОМ. И, кроме того, научные руководители победителей получают единовременное поощрение и благодарственные письма. Сегодня здесь сегодня с нами Маркин Максим Евгеньевич (аплодисменты), Максим Евгеньевич сам молод, он преподаватель кафедры экономической социологии, младший научный сотрудник лаборатории «Экономика социологических исследований» Высшей школы экономики, научный руководитель Белиной Елены. Спасибо, Максим Евгеньевич, за ваших прекрасных студенток! Следующий победитель по специальной номинации «Работа с использованием эмпирических данных ВЦИОМ», ещё одна прекрасная девушка – Анна Александровна Тарасенко, Московский государственный лингвистический университет, социологический факультет, бакалавр, 3-й курс. За работу «Особенности гражданской идентичности россиян» Анна получает диплом и годовую стипендию. И еще номинация для самых младших участников конкурса – студентов 1,2 курсов, готовивших эссе «Моя работа-2020». Это такой прогноз, предвидение, а может быть, просто желание: «как и где я буду работать? Кем я буду работать? Через всего лишь 3 года». Это очень короткий временной горизонт, но тоже важный. Итак, Мария Михайловна Дмитриева, студент, Московский государственный лингвистический университет, 1-й курс. Получает диплом и стипендию и, кстати, поздравляем Марию Михайловну. В этом году к проведению нашего конкурса присоединилась лаборатория сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики, Эдуард Понарин её представляет с номинацией лучшая работа с использованием кросс-культурных данных. Эдуард Дмитриевич, Вы наградите победителя? Тем более, что их два. Кстати, оба мужчины. Это парадокс, нет?

Понарин Э.: Да, у нас как бы другой получился гендерный компонент. Награждается победитель конкурса. Первое место в этой номинации – Макаров Кирилл Витальевич (аплодисменты), который учился в Высшей школе экономики и продолжает учиться.

Модератор: А есть у нас здесь Селецкий Руслан Игоревич? Наверное, учится. Тогда мы просто о нем расскажем. О том, что у нас второе место занял Селецкий Руслан Игоревич, бакалавр 4 курса Санкт-Петербургской школы социальных и гуманитарных наук Высшей школы экономики с работой «Динамика эмансипационных ценностей в Европе». Получает диплом победителя и премию! Это был наш конкурс студенческих исследовательских работ, ура! (аплодисменты) Будем его продолжать в следующем году. А сейчас ещё один конкурс, и я приглашаю на сцену Анжелу Смелову, генерального директора Центра маркетинговых исследований «ИнфоСкан» ( Новосибирск) и она же председатель Ассоциации «Группа 7/89». (аплодисменты). Анжела, займите место почетное. Анжела наградит победителей конкурса «Интервьюер-профи», который проводит Ассоциация «Группа 7/89».

Смелова А.: Сейчас очень много говорят о том, что технологии входят в нашу индустрию. Но значит ли это, что роботы, боты, панели заменят наших интервьюеров? С моей точки зрения и с точки зрения нас, как организаторов – наоборот, мы считаем, что сейчас как никогда актуально и важно личное профессиональное интервью с респондентом. И когда мы организовали этот конкурс, мы в первую очередь думали о том, чтобы показать нужность и важность вклада интервьюера в наш исследовательский продукт. Для тех компаний-участников, которые решились участвовать впервые в этом конкурсе, это была своего рода аттестация профессиональных навыков и умений. Для всей индустрии это можно расценивать как поиск лучших образцов на основе опыта компаний из разных уголков страны. Я уверена, что такой конкурс будет ежегодным, а количество его участников будет расти. Победителей у нас было названо шесть, и среди них сегодня сейчас впервые мы называем главного победителя. Это – Людмила Афанасьевна, компания «Контекст», город Томск.

Людмила Афанасьевна, Томск:  Спасибо огромное и членам жюри и коллегам. Спасибо за появление этого конкурса «Интервьюер-профи» и внимание к нашему непростому труду. Всем успехов, удачи и процветания. Спасибо.

Модератор: те, кто занимаются в основном социальной философией, а также журналистикой, наверное, впервые сегодня увидели живого интервьюера, и сразу - самого лучшего! Кто-то говорит, что скоро уйдет время интервьюеров, но мы тут провели маленький форсайт с Игорем Задориным и приняли следующее решение: профессия интервьюера не уйдет, не умрет, но при этом она из массовой - станет довольно редкой, элитарной. Мы ни в коей случае не будем рассматривать интервьюеров как «синих воротничков», только как «белых». Они будут очень высококвалифицированными и высокооплачиваемыми работниками. Мы в этом уверены! Ну и последний на сегодня конкурс – это конкурс ВЦИОМ «Лучший партнер». Он уже не для интервьюеров, а для компаний, с которыми ВЦИОМ работает и которые выполняют, собственно говоря, основную нагрузку по полевым исследования. Награждает победителей Снежана Николова.

Николова С.: Друзья, добрый день! ВЦИОМ уже несколько лет подряд проводит конкурс на звание лучшего партнера. Условия конкурса таковы: каждому выполненному проекту присваивается балл по системе оценки качества. По итогам года баллы суммируются, вычисляется средний. На основе этих расчетов формируется рейтинг качества работы наших партнеров. Его победителя мы и награждаем. Также в этом году мы вручим две именные грамоты благодарственные за поддержку в аналитических проектах. Итак, с радостью представим победителей конкурса «Лучший партнер – 2016 ВЦИОМ». Награждается коллектив компании «Перспектива», Ульяновская область. Приглашается Ислюков Сергей Константинович – это бессменный лидер нашего рейтинга уже который год. Награждается коллектив агентства «Специя», Алтайский край, Чеснокова Ирина Игоревна (аплодисменты, церемония вручения). Награждается коллектив компании «Вертикаль-Информ», Брянская область, руководитель компании – Абдулина  Ирина Альбертовна (аплодисменты) Награждается коллектив компании «Социс», это новичок нашего рейтинга, Борцов Дмитрий Геннадьевич, Республика Чувашия. И хотелось бы отметить особо именными грамотами двух сотрудников Фонда социальных исследований (Самарская область) за методическую, аналитическую поддержку проекта комбинирования опросов. Награждаются Звоновский Владимир Борисович и Соловьева Юлия Васильевна. Плюс пока не подъехал ещё один победитель конкурса, но хотелось бы его опубличить тоже: это компания «Аналитик», Волгоградская область, Токарев Василий (аплодисменты). Спасибо большое всем партнерам! Мы очень рады сотрудничеству с вами. Всего хорошего!

Модератор: Полезная часть закончилась, приятная  тоже. Что же осталось? Остались объявления. Их будет немного, потому что через 7 минут нам придется очистить помещение и ринуться на кофе-брейк. Итак, я хотел бы рассказать коротко о том, что к нашей конференции были изданы несколько книг. Во-первых, это отчеты ААПОР, т.е. Американской ассоциации исследователей общественного мнения, сразу два очень важных отчета. Первый – об оценке качества опросов, второй – о социальных медиа в исследованиях общественного мнения. Это бесплатное издание, которое было переведено и профинансировано ВЦИОМ специально к Грушинской конференции. Они уже, видимо, находятся у вас всех в ваших папках, а у кого нет, можно на регистрации взять. Вторая книга – Кристиан Вельцель, «Рождение свободы», перевод Лаборатории сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики, издание ВЦИОМ. Завтра будет в 17-30 презентация книги, Кристиан Вельцель ожидался, но, к сожалению, он попал в больницу вчера в Стокгольме, поэтому до нас не доедет, но, тем не менее, презентация состоится и интересный диалог состоится. Приходите, задавайте вопросы. За самый интересный вопрос подарим книжку! Ну, остальные, извините, платно, потому что недешевое это удовольствие в наше время - переводить светил наукиL. Идем дальше. Альманах, подборка лучших статей мониторинга общественного мнения «Социально-экономические перемены за 2016 год». Тоже, я надеюсь, все видели, такой увесистый зеленый том - это то, что ВЦИОМ подготовил к нашей конференции. А теперь то, что подготовил к конференции Фонд «Общественное мнение». Это книга Бориса Докторова, которую наш известный коллега, вынужденный  некоторое время проживать в Соединенных Штатах Америки, а не с нами здесь на Родине благоденствовать, в 2005 году, издал. Это книга «Первопроходцы общественного мнения: От Гэллапа до Грушина». Книга была издана не очень большим тиражом, вся разлетелась, и в 2017 году Фонд «Общественное мнение» переиздал эту книгу. Надеюсь, все её прочитают, кто ещё не читал, а кто читал – перечитает. Вот я планирую в ближайшее время это сделать. И второе издание, которое я назвал бесценным, так его Лариса Паутова охарактеризовала. Я к ней присоединяюсь: переиздана книга 1927 года, вышедшая 90 лет назад, но до сих пор она актуальна и интересна. Вы даже удивитесь, как интересна! Приходите в 15-30 на секцию Ларисы Паутовой о визуализации, там эта книга будет презентована, сейчас скажу только, что называется она «Графическое изображение фактов». Мне кажется, что это то, что на острие сейчас находится. Ну, и в этом году мы планируем впервые издать в России, перевод будет книги Джоржа Гэллапа «Путь демократии». Это базовая, первая его книга, но она никогда, представляете, не издавалась в России. Благодаря ВЦИОМ скоро все получат возможность её прочитать. И ещё один анонс: сегодня в стенах РАНХиГС на 3 этаже в нашем корпусе находится выставка «Россия удивляет. Смена эпох общественного сознания за 30 лет». Тоже интересный формат представления социологических данных, всем рекомендую уделить время. Всего полторы недели назад мы её презентовали в Агентстве «Россия сегодня». Впервые за три десятилетия работы Всероссийского центра изучения общественного мнения мы используем формат выставки, апробируем его. Посмотрите, прореагируйте, будут какие-то замечания, скажите нам, может быть, сами что-то подобное сделаете. Может быть, пригласите нашу выставку в какой-то из университетов, какое-то учреждение, чтобы больше людей её имели возможность увидеть. Ну, и последнее, что я хотел сказать – это я хотел поблагодарить самых бескорыстных, ценных, эффективных, необходимых нам людей. Это – волонтеры (аплодисменты). Около 50 волонтеров работают с нами сегодня, и завтра будут работать на конференции, в основном это студенты. Все откликнулись на предложение помочь в организации конференции! Особенная благодарность ребятам из Российского университета Дружбы народов, из Высшей школы экономики, из Российского государственного гуманитарного университета, из Российского химико-технологического университета им. Менделеева и из Московского государственного лингвистического университета. И, конечно, целая организованная группа из Московского государственного психолого-педагогического университета. Спасибо вам большое! Теперь перерыв и дальше собственно работа.

Фотоотчет:

  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция
  • VII социологическая Грушинская конференция