Книжная зависимость

Ольга Бессонова

13 сентября 2021

Ольга Бессонова

Раздаточная экономика России

Рецензент: Валерий Федоров
Выходные данные: М., 2006

Представитель нового поколения так называемой новосибирской экономико-социологической школы, созданной в 1970-х годах Татьяной Заславской, Ольга Бессонова развивает собственный подход к изучению отечественной экономики. По её мнению, вся риторика о «возвращении» России после советского эксперимента на общемировой рыночный путь игнорирует важнейшие закономерности хозяйственного развития нашей страны на протяжении последней тысячи лет. И советская, и постсоветская экономическая система, утверждает Бессонова, есть этапы уникального эволюционного развития экономических отношений на территории нашей страны. В ходе этой эволюции сформировался специфический тип экономики, отличающийся от рыночной. Она функционирует не по команде, а на принципах самоорганизации, но по другим, не-рыночным правилам. Эти правила задаются основным механизмом нашей экономики, который автор называет «сдачи-раздачи» (в отличие от рыночного механизма «купля-продажа»). Поэтому такой тип экономики можно назвать «раздаточным», или «раздатком». Названия для феноменов такой экономики Бессонова предлагает брать не из рыночной терминологии — она для этого не подходит в принципе, поскольку таких феноменов не знает, — а «из самой реальности, из устойчивых речевых стереотипов, подобно тому, как это было сделано на ранних этапах создания рыночной теории».

Механизм «сдач-раздач» состоит из двух тактов. Начнем с раздач. «На всем протяжении русской истории имущество отдельных граждан образовывалось в результате «пожалования», «дарствования», «государского данья», «раздач». Главной государевой функцией было «служилых людей жаловати и против пограничных государей стояти». Правила и нормы раздач вырабатывались на протяжении всей истории. «В начальный период раздачи проявлялись в форме жалования дружине, получавшей от князя пищу, одежду, коней и оружие». В удельный период главным объектом раздачи стала земля. Постепенно — к XVI веку — её стали раздавать по формуле «оклад — по чину, дача — по вотчине, придача и к окладу, и к даче — по количеству и качеству службы». К концу XVIII века, после отказа от принципа раздачи по заслугам, «формула раздачи земельного поместья свелась к раздаче по чину». В советский период «каждый советский гражданин получал в соответствии со своим должностным положением» (иначе говоря, по тому же чину). Иными словами, за сценой внешне уравнительной советской экономики функционировала сложная и высокодифференцированная нормативная база натуральных раздач и тарифная сетка должностных окладов. «Одновременно с выработкой правил раздач формировались способы пополнения доходов казны», т.е. сдач. Сначала сдаточные отношения имели форму дани в разных видах — «урок», «полюдье» или «повоз». В удельный период к ним прибавился «корм» — управители «сами собирали мясо, печеный хлеб, сено, для чего в определенный период времени объезжали свои округа. Доля собранного шла в казну в пользу князя и центральных управителей». В XVI веке кормления были нормированы, затем — заменены государственным оброком. Различными оброками население обкладывали вплоть до конца XIX века, а производительное население империи именовалось «податным».

Самое важное здесь — сообразность сдач и раздач. Как её обеспечить, не убивая производство и не умаляя потребности получателей «раздач»? Поиск адекватной меры сдачи части произведенного продукта тоже шёл на протяжении всей истории. Главный принцип — поголовное обложение всего населения пропорционально возможностям каждого. И поскольку возможности эти менялись, сформировалась крестьянская община с её регулярными земельными переделами как инструмент обеспечения соответствия нормы «сдачи» возможностям производителя. В XX веке «плановая советская экономика также неукоснительно следила за тем, чтобы произведенная, а затем сданная государству продукция была пропорциональна тем ресурсам (основным и оборотным фонам), которыми располагала первичная экономическая организация». Стабильность раздаточного общества критическим образом зависит от соответствия сдач и раздач — «любые отклонения от установившихся пропорций сдач-раздач вызывают настолько сильное стремление к балансированию отдаваемых и получаемых потоков, что можно говорить о существовании закона соответствия сдач и раздач». В самом грубом виде этот закон можно сформулировать как «от каждого — по дати, каждому — по чину». Как следствие, если «объем раздач для какого-нибудь хозяйства или территории превышал объем сдач, то возникало активное стремление попасть туда». Именно так осваивались новые территории — нормы сдачи там были меньше, а нормы раздачи — выше. Регуляторами правильного соотношения сдач-раздач, которое должно было учитывать факторы миграции, текучки кадров, профессиональной карьеры и др., выступали административные меры — от крепостного права до советской прописки.

Контуром обратной связи в этой системе являются жалобы — самая доступная реакция на несоответствие потоков сдач-раздач. Ведь если в этой системе получить что-либо можно только путем «пожалования», то просить о пожаловании, т.е. жаловаться, нормально и эффективно! Формат жалоб менялся, но его распространенность и действенность были неизменными. «Советская экономика довела до совершенства механизмы прохождения жалоб и принятия решений по ним». Разумеется, далеко не каждая жалоба являлась руководством к действию — необходима была критическая масса жалоб на каждом уровне, чтобы она перешла на следующий. Минимизация числа жалоб «была критерием поведения управляющих раздаточной системы». Эволюцию сдаточно-раздаточных отношений Бессонова прослеживает в виде трех этапов, выводя их из уровня общественного разделения труда и масштабов и локализации хозяйства. На первом этапе — в Древней Руси — «часть продукции отдается в виде дани, не меняя общинного или семейного воспроизводства. Этот процесс организовывался и управлялся старшим рода». На втором, поместном этапе «вся земля и часть средств производства (скот, посевные материалы) раздаются ступенчато (от государя — землевладельцам, а от них — крестьянам)», при этом сам крестьянин находился на самообеспечении. «На третьем этапе в едином раздаточном государственном хозяйстве вся произведенная продукция сдается, а все средства производства и предметы потребления раздаются либо в натуральном виде, либо через посредство денег». Единой государственной «книгой сдач-раздач» становится план.

Такие механизмы неценовой регуляции экономики открыла и использует раздаточная система… Безусловно, параллельно с раздаточными существовали и другие хозяйственные отношения, которые часто принимают за рыночные. Автор считает это ошибкой и предлагает называть их «нераздаточными». Она определяет нераздаточные отношения как «обмены дачами, т.е. тем, что получено в результате раздач, или тем, что произведено с розданных средств производства». Да и сами раздаточные отношения в ходе своего развития неизбежно накапливают дисбалансы и исчерпывают свою полезность, что ведет к трансформации текущей модели раздатка и образованию новой, более прогрессивной и эффективной, но все-таки — раздаточной системы. Как же она эволюционировала от царства к империи, от империи к советскому плану, от плана — к постсоветскому рынку? Какую роль играли на разных этапах развития российского «раздатка» деньги? И как функционирует раздаточная экономика сегодня, в Российской Федерации? Обо всем этом и многом другом, принципиально важном для понимания реалий отечественной экономики — читайте в книге Ольги Бессоновой.

Тематический каталог

Эксперты ВЦИОМ могут оценить стоимость исследования и ответить на все ваши вопросы.

С нами можно связаться по почте или по телефону: +7 495 748-08-07