Книжная зависимость

Дмитрий Давыдов

10 ноября 2021

Дмитрий Давыдов

Посткапитализм и рождение персоналиата

Рецензент: Валерий Федоров
Выходные данные: М., 2021

Рецензия подготовлена специально для журнала «Историк». Читайте в новом номере.

Мировая экономическая система трещит по швам, перерождается, эволюционирует во что-то новое, и это стимулирует постоянные дискуссии о том, что придет на смену капитализму. «Посткапитализм близок отчасти постольку, поскольку капитализм выглядит все более слабым. Капиталистическая экономика более не в состоянии поддерживать внятный экономический рост и социальное развитие». Однако в понятие «посткапитализм» участники дискуссии вкладывают очень разное, порой взаимоисключающее содержание. Для одних это слегка улучшенный и подкрашенный, «социализированный» и «гуманизированный» капитализм, для других — его отмена и нечто принципиально новое. Свой ход в этой дискуссии сделал уральский философ Дмитрий Давыдов, предложивший оригинальную концепцию посткапитализма как новой, отличной от капитализма формации. Она носит некапиталистический характер, но при этом, как и капитализм, внутренне антагонистична. Такое будущее совсем не напоминает предсказанное Марксом общество равных, наслаждающихся свободный трудом. Посткапитализм Давыдова — это общество неравных, резко разделенное, как и нынешнее, на верхушку и основную массу. Кто же в нём правит — и что им даёт такое право и возможность? 

Как считает большинство исследователей, «основным источником потребительских ценностей в информационную или постиндустриальную эпоху становится творчество как основной генератор знаний и тех благ, которые плохо “встраиваются” в рыночную экономику… Ключевым компонентом экономики знаний является более сильная зависимость от интеллектуальных способностей, чем от физических или природных ресурсов». За технологическим и экономическим усложнением следует усложнение социальное. Но власть в новом обществе будет принадлежать не инженерам, ученым или просто массовым носителям знаний и умений («когнитариату», как предсказывал Тоффлер). «Происходящая посткапиталистическая трансформация — это новый «синтез элит», характеризующийся появлением нового господствующего класса (персоналиата) и новым классовым расслоением (персоналиат/имперсоналиат)». Вводя термин «персоналиат», Давыдов связывает его возвышение «как с появлением нового преобладающего источника потребительских ценностей (творчество), так и с постепенными изменениями в том, что и как производится (сдвиг от акцента на производстве материальных благ к производству личности)». Капитал как ключевой (дефицитный) ресурс капитализма уступает свое место вниманию. «Так как творчество представляет собой создание чего-то нового, неповторимого… то оно позволяет выделяться из общей массы отдельным персонам… Речь идет о личности как ценнейшем стратегическом ресурсе, заключающемся в наличии социально признаваемого имени, а также известности, способности благодаря нахождению в центре общественного внимания влиять на общественный дискурс». 

По мере насыщения материальными благами, созданными капитализмом, люди «стремятся к чему-то большему — стать кем-то, не просто потреблять, а еще и творить себя». Личность при персоналиате — это «власть над вниманием», а производство личности — «целенаправленное движение к известности, славе, популярности, желаемому публичному образу, общественному признанию». Личность пытается быть на виду, поэтому «новым ключевым дефицитным ресурсом становится внимание, которое отнюдь не безгранично». Возникает «целая экономика, в которой люди включены в каждодневные практики производства личности и которая лишь частично пересекается с буржуазной». Начинается рост политического влияния расширяющейся прослойки «людей, обладающих личностью» — тех, кто способен привлекать к своей яркой (или эпатажной) личности максимум общественного внимания и извлекать из этого те или иные выгоды». Персоналиат — вот та новая «аристократия», которая навязывает обществу свой специфический классовый этос. Он постулирует «стремление к свободе, к личной независимости, к максимуму демократии и нонконформизму». Все это весьма привлекательно, но недоступно для нового низшего класса — «имперсоналиата», лишенного личности и обреченного только листать, лайкать, комментировать и приобретать. 

«Бытие в качестве выдающейся личности сегодня для многих уже куда более желанно, чем материальное богатство». Но за такую возможность надо бороться, конкурировать! Именно за внимание «разворачивается все более и более агрессивная и массовая борьба. Личность, которой могут обладать далеко не все, «становится желанным благом и одновременно ключевым «инструментом влияния». Посредством взрывного роста социальных медиа усиливается конкуренция за самореализацию, она становится все более безжалостной и беспощадной — даже более беспощадной, чем конкуренция за материальные блага. Ведь, «в конце концов, теперь на кону сама личность»! И в такой борьбе «неизбежно наличие побежденных и победителей: ярких и блеклых, выдающихся и посредственных, влиятельных и ведомых». Все не могут быть популярными, и новая «масса» находится в антагонистических отношениях с новой «аристократией». Как «пришествие капитализма на смену феодализму не искоренило старых пороков: вражды, зависти», так и общество персоналиата не будет более моральным и справедливым, чем общество капиталистическое. Оно, как и его предшественник, «сконцентрировано на созидании конкурентных и исключаемых благ», для чего требуются дефицитные ресурсы, а доступ к ним дает «весомые преимущества, способствующие формированию господствующего класса». И этот класс эксплуатирует всех остальных, ведь «для существования популярной личности необходимо, чтобы все остальные оставались «безликим» большинством — имперсоналиатом».

Смена капитализма персонализмом происходит, пишет Давыдов, не в форме ожидаемой марксистами социальной революции, а через новый синтез элит, происходящий на их же основе и под их контролем. Что-то похожее в свое время происходило на этапе смены феодализма капитализмом: не яростные классовые схватки, а врастание, преобразование, альянсы старых и новых элит. Ведь именно у элит «накапливаются необходимые ресурсы, которые постепенно перетекают туда, где возникают и зарождаются новые способы производства и производственные отношения». Элиты пользуются преимуществом и старых способов производства, и новых. Кроме того, элиты борются и конкурируют, и эта борьба «приводит к непредсказуемым последствиям, открывая лазейки-зазоры, которыми пользуются новые социальные силы». И пользуются они этими лазейками не чтобы создать общество равных, увы! Их цель — «присвоение и кража чужих личностей», их низведение до роли тупой аудиторной массы. Их приемы: «убеждение как вытеснение личностной позиции другого; навязывание определенных культурных кодов..; создание стилей, жанров или научных парадигм..; игра на эмоциях восторга» и др. Таковы формы посткапиталистической эксплуатации. На наших глазах и с нашим непосредственным участием — в пространстве соцсетей и проходит посткапиталистическая трансформация, создающая общество персоналиата. Добро пожаловать в новую антагонистическую формацию — конкурируйте за внимание или смиритесь с жизнью без личности!

Тематический каталог

Эксперты ВЦИОМ могут оценить стоимость исследования и ответить на все ваши вопросы.

С нами можно связаться по почте или по телефону: +7 495 748-08-07